Редакция
5 February 2021

«Я пожертвовала почти 30 литров грудного молока — и вот почему»: личный опыт одной матери

Основательница платформы для матерей Motherfigure Челси Эллисон написала колонку для Motherly, в которой поделилась своим необычным опытом — она пожертвовала собственное грудное молоко малышам, которые находятся в отделениях интенсивной терапии в больницах. Перевели ее для вас.

К тому времени, как мы с сыном наладили грудное вскармливание, пришло время возвращаться на работу. Я боялась, что из-за постоянных разлук молоко перестанет вырабатываться, или что это положит конец особенным отношениям, которые возникают между кормящей матерью и ребенком. Если бы я и хотела прекратить грудное вскармливание, то только на своих условиях. Так что я сцеживалась, сцеживалась и сцеживалась.

В то утро, когда я впервые вернулась в офис — через три месяца после рождения сына — у нас в запасе было около пяти литров грудного молока. Как выяснилось, этого хватало на несколько недель пропущенных мной кормлений. Обычно я кормила его по утрам, а потом сцеживалась. Я бродила по комнате для кормящих матерей в офисе, сцеживаясь все больше и больше. Так что молока становилось столько, сколько он бы никогда не выпил.


Я чувствовала себя виноватой перед сыном из-за того, что находилась вдалеке от него, из-за того, что не кормила его сама, из-за того, что не сцеживала достаточное количество молока.


Еще в самом начале грудного вскармливания я и представить не могла, что у меня будет много молока. Оно приходило медленно. После того, как сын потерял десять процентов от своего веса при рождении, а его билирубин подскочил, нам предложили несколько решений проблемы, но это не было похоже на выбор.

Нас отправили домой с пакетами детской молочной смеси. Хоть это и волшебная субстанция, я все равно хотела кормить грудью. Я боялась, что если дам ребенку что-нибудь, кроме молозива или молока так рано, то мы упустим свой шанс. Так что я сама стала искать альтернативные варианты, в числе которых были донорское молоко и поддержка лактации.


Но мои проблемы с грудным вскармливанием исчезли прежде, чем я это осознала — внезапно оказалось, что у меня полно лишнего молока, которое я не могу использовать.


До тех пор, пока мы не оказались в этом привилегированном положении, мне и в голову не приходило, что я могу пожертвовать кому-то свое молоко. Я никогда о таком не слышала и определенно не знала ни одного человека, у которого был бы похожий опыт. И это неудивительно: очень немногие становятся донорами грудного молока — это обусловлено отсутствием осведомленности, предложений и другими факторами.

Интересное по теме

Мы такие разные, но все-таки мы кормим: монологи матерей об опыте ГВ, ИВ и СВ

В общей сложности мы с сыном смогли пожертвовать более 29 литров молока. Для этого я связалась с местным некоммерческим банком грудного молока и заполнила документы о своем здоровье и образе жизни. Я предоставила медицинские записи о себе и сыне, сделала анализ крови. Мне рассказали, как правильно хранить свое молоко, как доставлять его в ближайшее отделение больницы. Потом банк забирал молоко и стерилизовал его для безопасности детей.

Наше молоко отправили в отделения интенсивной терапии — поддержать самых уязвимых и хрупких младенцев, чьи мамы испытывали проблемы с ГВ. Оно разошлось по больницам и диспансерам, чтобы у родителей появился выбор, как им кормить своих детей. Этот выбор на самом деле есть у немногих семей.

В некотором смысле влияние грудного молока на детей преувеличивалось (высокий IQ и все такое). Но его важность переоценить невозможно, когда дело касается недоношенных и больных младенцев в отделениях интенсивной терапии.

Для них кормление грудным молоком значительно снижает частоту возникновения некротического энтероколита, одну из основных причин смертей у недоношенных детей. Также нельзя недооценивать значимость выбора, чем семьям кормить своих малышей, и доступность донорского молока помогает решить эту проблему.

За последние годы грудное вскармливание часто становилось предметом жарких споров. Проблемы и противоречия, связанные с ГВ, наглядно иллюстрируют как расовое и социально-экономическое неравенство, укоренившееся в нашем обществе, так и пагубное давление, оказываемое на молодых мам.


У меня есть привилегии, и одна из них — выбор, как кормить своего ребенка.


Меня проинформировали о грудном молоке, я почувствовала себя вправе отказаться от детских молочных смесей, и я могла нанять консультанта по грудному вскармливанию, когда столкнулась с проблемами.

У многих родителей таких возможностей нет. Смеси навязываются им слишком рано и часто. Их боль, распространенная в первые дни грудного вскармливания, остается незамеченной, и им говорят прямым текстом или намеками, что пора сдаться. Консультации по грудному вскармливанию предлагают в основном белые специалисты, и стоимость такой услуги — примерно 200 долларов. Люди мало осведомлены о свободных источниках информации о ГВ и донорском молоке.

Многое еще необходимо сделать, чтобы устранить причины отсутствия выбора у родителей. Директора некоммерческих молочных банков часто говорят, что если расширить права и возможности всех, кто рожает детей, то молочные банки перестанут существовать. А до тех пор донорство грудного молока остается огромной привилегией.

Не пропустите самое интересное
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости
Спасибо, мы будем держать вас в курсе