«Стресс и усталость делает из нас тех, кем мы так боялись стать, когда вырастем»: колонка о том, что мы все сейчас чувствуем

Наверное, каждый современный родитель слышал о контейнировании — способности выдерживать и помогать ребенку проживать эмоции в разных жизненных обстоятельствах. Когда речь заходит о контейнировании, обычно имеют в виду моменты импульсивного поведения, связанные как с положительной, так и отрицательной нагрузкой на психику ребенка.
28 сентября 2022
Ирина Зезюлина
Иллюстрация Лизы Стрельцовой
Иллюстрация Лизы Стрельцовой

Маленький ребенок не в состоянии понять все те пугающие и странные чувства, которые на него валятся, и он ищет того, кто готов эти эмоции принять, а потом еще и объяснить, что это такое. Обычно такими людьми становятся родители. Но что если родители настолько истощены физически и морально, что сил на контейнирование не осталось?

Моя шестилетняя дочь ходит за мной часами. След в след на расстоянии метра, есть такой вид пыток. Я в туалет, она у двери, я на кровать, дочь тут же рядом, я готовить ужин — «а можно с тобой?».

И мне совершенно понятно, почему она так себя ведет — четыре месяца назад у нее появилась младшая сестренка. Я как современная думающая мама, представляю, как старшей сейчас тяжело. Как обидно, когда мама вместо того, чтобы читать ей сказку, бежит успокаивать младенца. Как тоже хочется на ручки, а мама не берет — ей после родов нельзя носить тяжелое. Это все серьезный стресс для любого ребенка.

Интересное по теме

Как жить, если их теперь двое: учимся справляться с тоддлером и новорожденным

В обычных обстоятельствах я бы нивелировала ее переживания, проводя как можно больше времени вместе. Но сейчас не обычные обстоятельства. По шкале от «еще один обычный вторник» до «привет, апокалипсис», по моим ощущениям, мы где-то ближе к последнему.

У меня не осталось сил быть отзывчивой и внимательной. Я срываюсь на крик и в слезах ору: «Пожалуйста, отстань! Отстань от меня хоть на минуту!». А потом сорок минут плачу с плачущим младенцем на руках, от чувства вины и безысходности.

Теперь я абсолютно поняла, почему родители нас растили так, как растили. Трудно быть включенным, открытым и спокойным родителем в неспокойное время. Когда на первый план выходят базовые потребности в еде, одежде и безопасности, все остальное теряет смысл.


Думаю, за последние дни мы все это почувствовали. Стресс и усталость делает из нас тех, кем мы так боялись стать, когда вырастем. Это не оправдывает родительские факапы, но, в отличие от наших родителей, мы знаем, что из этого потом получится.


Мы должны дать себе право остановиться и посмотреть вглубь себя.

Кто я? Я счастливый человек вне новостного контекста? Как я могу повлиять на события здесь и сейчас? Что я могу сделать, чтобы прямо сейчас почувствовать себя лучше?

Кажется, пришло то самое время, когда пора надеть маску на себя, чтобы в будущем спасти своих детей от нас же самих.

Давайте позволим себе ненадолго стать чуточку эгоистичными, нервными, мало включенными. Давайте не будем себя за это стыдить. Давайте возьмем себя на ручки и покачаем нас — маленьких и слабых. Потому что только так получится очистить ящик для контейнирования, забитый с февраля под завязку. А это залог нашей возможности продолжать заботиться о детях, несмотря ни на что.

Понравился материал?

Поддержите редакцию!
Интервью «Это тебе Боженька трамплин послал». Таня Шеремет — про тыквенный латте и свободу быть собой
Поговорили с мамой троих детей, авторкой книг, театральных инсценировок и одного скандального поста в интернете.