Как материнство выкидывает нас на задворки социальной жизни: письмо читательницы

Лене 27 и она в декрете. Она воспитывает двоих детей, ведет блог, самостоятельно убирает, готовит и жалуется на то, что не успевает сделать для себя что-то большее, чем маска на лицо раз в неделю. Как учат все современные психологи, она завела себе правило священного часа.

В это время она делает что хочет: а хочет она изучать маркетинг и азы продвижения, заниматься на курсах по детскому сну и монтировать видео. Или не хочет?

Коллаж Настасьи Железняк

Раньше ребенка воспитывала деревня — отсюда и термин Ньюфелда «деревня привязанности»: близкое окружение малыша, с которым он чувствует себя спокойно. Сейчас такой «деревней» могут (и чаще как раз выступают) родители. Но можем ли мы назвать двух субъектов деревней? От мысли, что ребенка воспитывает мать или пара мать-отец, еще два века назад люди содрогнулись бы.

А уже в начале ХХ века в крупных городах начались появляться дети в «каморках», как называла их Дольто: стесненные и скромными квадратными метрами квартиры, и гиперопекой одного-двух родителей, которые пытаются дать столько же любви, сколько и целая деревня. Столько, что ребенку от этой любви постепенно становится душно. А как становится самим родителям?

Когда среднестатистическая мать решит почему-то пожаловаться на жизнь, в ответ она чаще всего слышит рассказы о рожающих в полях женщинах, которые без какой-либо помощи держали хозяйство, доили коров, воспитывали пятерых детей «без этих ваших машинок».


Но требовали ли тогда от женщин сразу худеть на десять килограммов? Знала ли ваша мама о правилах здоровой тарелки, календаре вакцинаций, этапах эмоционального развития?


Упрощение быта создало иллюзию легкого материнства, но на самом деле стандарты «достаточно хорошей матери» высоки, как никогда. Именно поэтому в якобы свой священный час Лена смотрит очередной ролик очередного курса (а не лежит на диване, например).

Никого не удивляет факт, что карьерные возможности женщин серьезно страдают с появлением ребенка; причем, чем младше ребенок (который якобы только спит и ест), тем хуже картина. А для тех, кто решился сделать паузу дольше двух лет, дороги назад будто и нет вовсе.

Возможно, большая часть матерей не увидела бы здесь проблемы, если бы не довлеющее общество, жаждущее карьерных продвижений ото всех. Даже если ты не спишь уже полгода и не читаешь ничего сложнее детских стихов.

Рука об руку с карьерным развитием идет личностное. Поэтому бедные мамы с тиком от недосыпа все же покупают какой-нибудь курс, усердно пытаясь доказать в первую очередь самим себе, что они не стоят на месте.

При встрече со знакомыми, они гордо рассказывают о новых знаниях, буквально крича «я все еще интересная личность». Вместо того, чтобы расслабиться и перезагрузиться, матери повышают общую тревожность практически маниакальной необходимостью сделать что-то полезное.


Помимо того, что современная мама должна заниматься карьерой, они не должна выпадать из жизни общества.


Справедливости ради, такое требование предъявляла к родителям та же Дольто: ребенка она предлагала из центра вывести на «окраину» семейной жизни, а молодой паре продолжать взаимодействовать с другими. Но другие, опасаясь увидеть в женщине ту самую анекдотичную мать с рассказами об испражнениях (такие вообще существуют?), уже не стремятся к общению. Да и честно говоря, между посиделками с подругами вечером и сном, обычно матери выбирают второе.

На все эти требования можно было бы спокойно махнуть рукой, продолжая исправно ходить на площадку и обсуждать прививки за чашкой утреннего кофе. Но от вас так просто не отстанут: страницы успевающих все мам в Блоге*, очередная кормящая грудью депутатка в парламенте и даже ваши подруги будут невзначай напоминать о том, что пора бы чем-то заняться.


В противном случае, на маму смотрят с сожалением как на ленивую ограниченную личность, утонувшую в море памперсов и быта.


С другой стороны, есть матери, которые решаются. Решаются обратиться за помощью к родным, нанять прогулочную няню или сдать ребенка в детский сад. Но легче им не становится. Вместо взглядов в стиле «Бедненькая, с ребенком так себя запустила» они сталкиваются с недоумением: «Ээ, а где ребенок? Такой маленький, и в саду?».

Их не осуждают как отстающих от жизни личностей — теперь их осуждают как матерей. Как будто ничего другого, кроме как круглосуточно довлеть над ребенком, мать не имеет права. А развиваться должна вместо сна наверное.

Возможно, женщины предыдущих поколений действительно сталкивались с бытовыми трудностями, отсутствием психологической поддержки и недостаточной помощью со стороны партнера. Но они точно не сталкивались с завышенными ожиданиями (или даже требованиями) общества, которое хочет видеть красивую, бодрую, успешную и внимательную маму с четко поставленными личными границами и карьерными целями.

Тем же скромным женщинам, которые не вписываются в рамки этого стандарта — то есть, реально существующим женщинам — нужно сделать одно: просто игнорировать чьи-либо замечания и начать делать то, что хочется именно им. Даже если это означает ноль пройденных курсов за год или освоение новой профессии с грудничком на руках.

* — организация Meta Platforms Inc., деятельность которой признана экстремистской и запрещена в РФ.

Ликбез Все мальчики — технари, и другие мифы о математике
Действительно ли существует «математический склад ума»? И правда ли, что любители литературы обречены лить слезы над уравнениями?