Катя Статкус
21 April 2021

«Люк, я твой родитель номер один»: колонка о мама-папской терминологии

Когда мы пишем об устранении гендерного неравенства и гендерно-нейтральном воспитании детей, то довольно часто в комментариях появляется кто-то, кто говорит: «Вы, ребят, там поосторожнее, а то так скоро дойдем и до ‘родитель номер один’ или ‘родитель номер два’ в свидетельстве о рождении». И звучит это предсказание по меньшей мере как знамение апокалипсиса.

Поэтому я решила совершить каминг-аут. Я живу в Берлине, и вот уже несколько лет прохожу по документам как «родитель номер один» (Elternteil 1). И у меня от этого не вырос на голове рог, эта маркировка не изменила моих отношений с мужем (который в документах числится как «родитель номер два» (Elternteil 2), и мой ребенок по-прежнему может назвать меня «мамой», а моего мужа «папой» — и ему, и нам за это ничего не будет.


Зато такое изменение в терминологии позволило многим семьям, в которых две мамы или два папы или которые вообще устроены по-иному, почувствовать себя включенными в систему.


Позволило этим людям не мяться и не спрашивать ни у каких чиновников, в какую графу кого записывать при подаче документов на детское пособие или при оформлении заявки на посещение ребенком детского сада.

Я не знаю ни одного гетеросексуального человека, которому бы разделение на «родитель номер один» и «родитель номер два» осложнило бы жизнь. Я сама вспоминаю об этом только при заполнении каких-то официальных бумажек.

Поэтому когда в комментариях поднимаются разговоры об ужасной пагубной терминологии «родитель номер один и родитель номер два», мне совершенно непонятно, какого эффекта люди ожидают от такого нейминга. Что всех местных родителей тут втайне заставили провести операцию по смене пола или принудили к гормональной терапии?


Что всем родителям номер один запретили краситься, а всех родителей номер два, наоборот, обязали нарастить реснички?


Или что детей заставляют обращаться к родителям по номерам и какая-то специальная комиссия ходит по квартирам и проверяет исполнение этого требования вечером в среду после обеда? Или многих так бомбит, потому что сама эта терминология признает существование радужных семей, а значит, нужно снова вспомнить, о том, что в мире нет какого-то одного единственно правильного формата семьи, а их безграничное множество?

Кстати, не могу сказать, что и Германии внедрение подобной терминологии прошло очень гладко. Желтушно-консервативная пресса писала — не надо ничего не менять, однополым семьям никто не мешает просто перечеркивать графу «отец» и писать там «мать» или наоборот. И что такие понятия, как «родитель номер один» и «родитель номер два» далеки от реальности и все только бюрократизируют.


Мое мнение по этому поводу такое: если кому-нибудь действительно удастся упростить немецкую бюрократию, этот человек наверняка получит Нобелевскую премию мира, но от замещения «матери» с «отцом» на гендерно-нейтральные титулы местный бюрократический аппарат точно не рухнет.


И если кому-то при этом не надо будет ничего перечеркивать ни в каких бланках, я только за (возможно, тут во мне до кучи говорит моя постсоветская травма человека, которого на Родине десяток раз заставляли начисто переписывать бланки).

И еще немного сравнительной географии. Когда похожую инициативу по замещению отцов и матерей впервые предложили во Франции, дебаты были тоже ого-го. Одним из доводов против рассерженных граждан был такой: если замужняя пара подает налоговую декларацию, то муж и жена в ней всегда фигурирует как «декларирующий номер один» и «декларирующий номер два», и это никого не угнетает, не задевает, ни у кого не рвется от этого беспредела пукан — всем очевидно, что это просто бумажки.

А один пользователь в Твиттере даже написал: «Ну что ж, Дарт Вейдер больше не скажет Люку: ‘Люк, я твой отец’. Он скажет: ‘Люк, я твой родитель номер один’. И по-моему, это прекрасно».

По-моему, тоже. Термины имеют значение, но любовь и ощущение включенности всех семей в систему — куда важнее.

Ещё почитать по теме

«Это ровно такие же семьи, где есть те же проблемы, где люди так же общаются, поддерживают друг друга. Но за аббревиатурой ЛГБТК этого не видно»: что такое ЛГБТК-родительство и как оно устроено


Валентина Матвиенко высказалась об усыновлении детей однополыми родителями


«Мой ребенок — иностранец»: колонка о воспитании сына-трилингва

Не пропустите самое интересное
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости
Спасибо, мы будем держать вас в курсе