Читатели НЭН
4 февраля 2022

«Конечно, едите все подряд, вот и мучается ребенок»: почему послеродовой патронаж — это издевательство над матерями

Вопрос системной поддержки матерей — не праздный. От того, как к женщине относятся в стенах женских консультаций, роддомов и детских поликлиник, зависит благополучный старт материнства: чем больше заботы она получает, тем меньше риск развития ПРД, стрессовых расстройств и тревожности. И увы, пока он очень высок, поскольку на государственном и муниципальном уровне все еще существует проблема репродуктивного сексизма, акушерского насилия и давления на молодых матерей.
Иллюстрация Настасьи Железняк
Иллюстрация Настасьи Железняк

Наша читательница Екатерина Успенская рассказывает, какие формы оно принимает на этапе, когда матери особенно нужна компетентная поддержка — в первый месяц после родов.

Первый месяц материнства оказался неожиданно сложным для меня — во многом из-за послеродового патронажа.

Когда я готовилась впервые стать мамой, основную часть своего внимания уделила родам, они казались самым сложным (о, как я ошибалась).

Но вот роддом остался позади, и я дома с ребенком на руках, болью после родовых разрывов и непониманием, как жить дальше. Но на следующий день без предупреждения пришла ОНА — та, что развеет все страхи и сомнения, патронажная медсестра.

Интересное по теме

Школы сна и суп из водорослей: как поддерживают молодых родителей в разных странах мира

«С ребенком надо гулять не меньше четырех часов в день, и балкон, конечно, не сможет полноценно заменить улицу», — авторитетно сообщила мне специалистка на нашей первой встрече. И я, ответственная мать, подгоняемая бушующими гормонами, строго выполняла рекомендации медсестры.

А так как дочь не спала в стоячей или слишком медленно движущейся коляске, то все это время мне приходилось быть на ногах. К сожалению, только позже я узнала, что женщине после родов нельзя находиться в вертикальном положении так долго, и мне повезло отделаться только болью и слезами. Но это было только начало.


Советы в стиле Остера продолжали сыпаться мне на голову.


«Ребенка нельзя часто прикладывать к груди, ведь можно и перекормить, были такие случаи, и все очень плохо закончилось. Раз в два часа, не чаще». Но дочь кричала и отказывалась спать.

«Укачивайте на фитболе и кладите в кроватку, чтобы не привыкала к рукам» — посоветовала она. И это не помогало.

«Конечно, едите все подряд, вот и мучается ребенок» — вынесла она вердикт в следующий раз. Перешла на гречку и курицу, но надолго меня не хватило.

«А может, у вас молока мало, ребенок голодает, сцедите вручную, должно быть не меньше 80 миллилитров» — дала рекомендацию медсестра.

В этот же вечер мной было добыто всего 20 миллилитров молока. После бессонной ночи было решено взять весы в прокат. Дочь стабильно набирала вес, но не спала по два часа, кричала от усталости, а я тонула в чувстве вины за свою материнскую некомпетентность.

Интересное по теме

Будь с ней бережнее: обращение ко всем, в чьем окружении есть молодые матери

Когда закончился патронаж, я радостно выдохнула. Прекратились многочасовые ожидания, ведение списка съеденных продуктов и многочисленные предписания. Со спящей дочкой на груди я начала читать книги, много книг. И тогда узнала и про теорию привязанности, и четвертый триместр, восстановление после родов, время бодрствования и многое другое.

До сих пор мне очень больно вспоминать то время.


Произошло столкновение моей неопытности, гормональной перестройки и медицинской системы с заплесневевшими схемами и ориентацией исключительно на новорожденного.


Не является ли подобная система логическим продолжением акушерского насилия и очередным проявлением несовершенства здравоохранения в целом? Эта проблема существует не первый день, но вы о ней не узнаете, пока она не заглянет к вам в дом, потому что все, к сожалению, воспринимают это как норму.

НЭН-курс

Не пропустите самое интересное
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости
Спасибо, мы будем держать вас в курсе