Кто и как пытается регулировать работу психологов в России

Специалистов могут обязать действовать в интересах РФ и передавать сведения о клиентах в ФСИН. Рассказываем, что думает об этом профессиональное сообщество.
24 октября 2022
Коллаж Настасьи Железняк
Коллаж Настасьи Железняк

Разговоры о том, что оказание психологической помощи в России необходимо регулировать, ведутся давно. В прошлый раз соответствующий законопроект предлагали в 2014 году. Этой осенью законодатели предприняли очередную попытку. Разбираемся, насколько удачной ОНА оказалась.

В конце сентября 2022 года экспертный совет Комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей обсудил законопроект о психологической помощи. «В свете последних событий нам не надо убеждать друг друга в необходимости скорейшего принятия закона, о котором мы говорим уже с 2014 года», — отметила председатель комитета Нина Останина.

5 октября текст направили психологическому сообществу для обсуждения. Критика на законопроект посыпалась с разных сторон. 77 процентов участников опроса «Психологической газеты» посчитали, что он нуждается в доработке. Поддержали его в нынешней редакции лишь пять процентов проголосовавших.

Петиция за отправку законопроекта на доработку набрала более десяти тысяч подписей.

Онлайн-школа психологических профессий «Психодемия» провела круглый стол с обсуждением законопроекта. Площадку для дискуссии предоставила и «Психологическая газета» (письмо по итогам обсуждения уже отправлено в Госдуму).

Основные претензии к законопроекту

Требования к образованию специалиста

Вопрос действительно острый. Сегодня психологом себя может назвать кто угодно — и кандидат наук, и человек, окончивший удаленные трехмесячные курсы. Клиенту при обращении к психологу рекомендуется узнать о его образовании и запросить подтверждающие документы, но и это не может гарантировать компетентность специалиста. Сейчас психологи не проходят аттестации, свои реестры есть только у отдельных ассоциаций.

Законопроект пытается решить эту проблему: предполагается, что психологом сможет называть себя только тот, у кого есть высшее психологическое образование не ниже специалитета и магистратуры.

Чем это плохо:

  • За пределами профессии останутся бакалавры и специалисты, которые прошли переподготовку после другого базового образования и которым присвоена квалификация «психолог», а таких в России очень много. «Наличия диплома о высшем психологическом образовании недостаточно для того, чтобы оказывать квалифицированную психологическую помощь, — отметили в своем обращении специалисты психологического центра ‘Респект’. — Необходимо дополнительное образование в каком-либо подходе, часы личной терапии, часы супервизии. В данном законопроекте об этом нет ни слова».
  • Увеличится «серая зона» психологов; не соответствующие новым требованиям специалисты продолжат работать, но при этом не будут называть себя психологами. «Дефицит специалистов, действительно способных оказывать людям психологическую помощь, а также обучать этому мастерству других, станет практически тотальным. Исторически в России профессионализация в области психологического консультирования связана с переподготовкой людей, имеющих высшее образование любого профиля», — отмечает директор Института практической психологии «Иматон» Ольга Муляр.
  • Услуги психологов станут более дорогими и менее доступными, так как специалистам придется тратить больше времени и денег на то, чтобы соответствовать новым критериям.

Аттестация в одном органе

Предполагается, что аттестовывать психологов и включать их в реестр будет «общероссийская профессиональная психологическая организация».

Чем это плохо:

  • Может появиться коррупция. Некоторые специалисты предлагают сделать аттестацию добровольной. Это может решить проблему.
  • Есть риски снижения качества психологической помощи, так как непонятно, кто будет проводить аттестацию и по каким критериям.

Обязанность передавать сведения о клиентах государственным органам

Законопроект предполагает, что психолог должен будет сообщать сведения о клиентах различным государственным органам, в том числе Федеральной службе исполнения наказаний (ФСИН).

Чем это плохо:

Это нарушает один из главных принципов психотерапевтических отношений — конфиденциальность. «Психологическое сообщество принципиально не согласно с фактическим уравниванием медицинской тайны с психологической. Эксперты считают, что работа психолога с клиентом должна быть конфиденциальной и сравнимой с тайной исповеди», — отметили в «Психодемии».

Участники круглого стола «Психодемии», среди которых представители психологических проектов «Чистые когниции», Alter, «Стало легче», Inbalansy, «Эпикур», YouTalk, «Новая практика» и других, предложили собственные рекомендации:

  • Аккредитовывать программы профессиональной переподготовки, а не самих психологов.
  • Установить переходный период введения закона сроком не менее семи лет.
  • Предусмотреть учет системы образования, которая была до бакалавриата и магистратуры, а также переподготовку.
  • Предоставить психологу право отказаться от работы с клиентом, если это противоречит взглядам и ценностям специалиста. Исключить обязательства клиента выполнять рекомендации, данные ему психологом.
  • Исключить ФСИН из списка организаций, которым психолог обязан предоставлять сведения о клиентах.

Лояльность власти как один из критериев аттестации психолога

Академик РАО, доктор психологических наук Сергей Кандыбович выступил с особым мнением. Он считает, что «в закон необходимо внести пункт о том, что в своей деятельности психологи исходят не только из интересов клиента, но и из интересов национальной безопасности Российской Федерации. И что деятельность психолога не должна быть нацелена на формирование или поощрение протестных настроений граждан, направленных против действующей власти, президента и правительства РФ».

Кандыбович считает, что «психолог должен стремиться к минимизации, купированию любых протестных настроений в обществе и его отдельных членов ради обеспечения стабильного развития РФ», а те специалисты, которые будут «замечены в антироссийских, антиправительственных действиях или высказываниях, должны быть лишены права заниматься профессиональной психологической деятельностью. Это должно быть одним из критериев аттестации».

Евгений Креславский, коуч, бизнес-тренер и ​​один из основателей первой в СССР Службы экстренной психологической помощи детям, подросткам и их родителям, ответил, что эти предложения противоречат международным нормам. По его мнению, принятие таких предложений «разрушит с огромным трудом созданную в стране систему превенции суицидов и приведет к росту самоубийств и психических расстройств».