Ирина Зезюлина
25 November 2021

Выругалась при ребенке, а он повторил! Что делать, как жить и другие риторические вопросы

Вчерашний вечер по праву вошел в список легендарных вечеров с ребенком. Нет, мы не гуляли по окрестностям Гранд Каньона, и не ели жареные каштаны с видом на Эйфелеву башню, просто дочь вчера громко и с той же фееричной интонацией, что и я, повторила за мной слово «б***!».
Иллюстрация Настасьи Железняк
Иллюстрация Настасьи Железняк

В доме наступила звенящая тишина. Пес перестал вылизывать гениталии, строительная техника на стройке у дома таинственно замолчала, а муж на кухне подавился супом.

Как назло, двухмесячная работа с логопедом дала свои плоды — детское «б***» было идеальным: громкое «б», четкое «л», а какая артикуляция! Ей-богу, я чуть не зааплодировала, но потом вспомнила, что лучше никак на такое не реагировать.


Один нервный смешок, и слышать вам это слово следующие двести лет.


Не то чтобы меня это сильно заботит, но уже вижу, как дочь гордо и с тем же выражением произносит это на музыкальном занятии в детском саду, воспитателя падают в обморок, директриса вызывает опеку (и только логопед доволен четко поставленным произношением).

Да, я порой матерюсь, и иногда это случается при ребенке. И если уж быть до конца откровенной, не вижу большой беды в том, что ребенок услышит «эти ужасные слова» от мамы. Потому что мама хоть и пример, и этими же губами целует пухленькие детские щечки, но все же живая.

Интересное по теме

Можно ли спорить при детях? Все не так однозначно, как кажется

Я не пластиковый манекен с отобранным вокабуляром приличных междометий, я обычный человек (и я работаю в медиа, это многое объясняет). Мой словарный запас включает достаточное количество слов, в том числе и ругательных. Мне за это не стыдно.

Жизнь мамы и так слишком меняется — в том числе и по части ограничений, — так пусть редкая возможность выругаться у нее останется!


Это, конечно, не означает, что нужно выражаться, как старый пират в присутствии ребенка, но и хвататься за голову, если ребенок услышал ваше залетное эгегей, тоже не стоит.


Мне кажется, опасность мата для детских ушей сильно преувеличена. Можно сколько угодно ограждать маленького человека от бранных слов, но рано или поздно он выйдет на улицу и все сам услышит.

Строители продолжают работу, машины обдают людей из луж, а чертовы поребрики появляются из ниоткуда в самых неожиданных местах. И если ребенок уже слышал что-то подобное дома, и в семье не делают из этого происшествия событие, то он так же спокойно пропустит это мимо ушей.

Лена Аверьянова, главред изданий для родителей «Нет, это нормально» и Chips journal:

Я использую матерные слова в речи — и делаю это регулярно. Было какое-то исследование, согласно которому журналисты оказались самыми матерящимися людьми в стране (а вовсе не сантехники, как можно было бы подумать). Это вполне объяснимо: нам приходится работать с трудными темами, каждый день мониторить не самые классные новости и узнавать о страшных событиях. Цинизм, черный юмор и мат — вот три кита, на котором держится работа в любом российском издании.

Впрочем, вернемся к бытовому взаимодействию с матом. Что сказать, время от времени мой ребенок слышит эти слова. И, как человек, видимо, на генетическим уровне имеющий некоторое языковое чутье — папа моей дочери тоже учился и работает в сфере, связанной с языком, к тому же, он билингва — она с самого раннего детства отлично вычленяла их в речи взрослых и понимала, что они как-то по-особому окрашены.


Дочь знает, что такие слова — «для взрослых», так она промаркировала их сама, никто ей это в голову не вдалбливал.


Недавно у них в школе — она пошла в первый класс — кто-то из детей матюгнулся на перемене, что вызвало шквал негодования как у самих детей, так и у их родителей. Все настолько были шокированы, что даже инициировали собрание.

Директриса школы, надо отдать ей должное, выступила с очень хорошей речью (и даже без мата), в которой объяснила родителям (даже тем, которые никогда — по их словам — не матерятся), что дети ведут себя вне стен дома совсем иначе и действительно могут пробовать произносить разное, мы никак не можем этому препятствовать и уж тем более делать вид, что таких слов не существует.

Интересное по теме

«Кажется, я слишком часто говорю „Подожди!“»: родители обсудили, как дети копируют их поведение и привычки

У меня по этому поводу тоже нет никакой паники — я тут занимаю такую позицию: чем спокойнее вы относитесь к обсценной лексике, чем больше говорите с ребенком открыто о разных формах словесного выражения эмоций, чем доверительнее ваши отношения, тем меньше уровень невротизации по любым так называемым «трудным» темам.


Сейчас моя дочь относится к матерным словам отрицательно, по-прежнему говорит, что они предназначены для взрослых и уже просит не употреблять их при ней: «Мне матерство не нравится».


У нее есть на это право — и мы с мужем при ней не выражаемся, хотя она прекрасно знает, что мы делаем это без ее участия.

Как человек, который любит родной язык во всех его проявлениях, я считаю ханжеское отношение к мату неправильным. Но это в моей вселенной так, допускаю, что многим людям бывает просто некомфортно пользоваться обсценной лексикой.

Я уверена, что большинство детей предподросткового и подросткового возраста проходит этап общения с помощью мата. Знаете, когда прямо слушаешь подростковую компанию в автобусе и новые слова для себя открываешь? Уверена, многие из вас были такими детьми, но, во-первых, быстро поняли, что такое общение возможно только в своих кругах, а, во-вторых, однажды это просто переросли.

Моя дочь, возможно, тоже станет таким подростком, и я не вижу причин переживать по этому поводу.

Тамара Высоцкая, старшая редакторка объединенной редакции «Нет, это нормально» и Chips journal:

У меня с родительством и матом отношения очень противоречивые. С одной стороны, ругаться матом (да и вообще использовать его в повседневной речи) я умею и люблю, а с другой — очень не хочу, чтобы мой ребенок считал это нормой речи.


Потому приходится переключаться и лавировать — вот мы общаемся при ребенке как нормальные люди, а вот он лег спать, и мы немного строители на перекуре.


Я не могу сказать, что в родительстве мне приходится как-то фальшивить или контролировать каждое свое слово — за пять лет это уже скорее рефлекс: я переключаюсь с цензурного не нецензурный, не особо задумываясь об этом.

Впрочем, некоторое время назад сын сказал свое первое «б***!» (да, мы с мужем тоже иногда спотыкаемся или бьемся мизинчиками о мебель — и тут сложно сдержаться). Сперва мы игнорировали, но когда заметили, что сын гордо щеголяет новой лексической находкой по поводу и без, спокойно проинформировали его о том, что так делать не стоит — особенно в саду или присутствии бабушек.


Как ни странно, несколько месяцев и пару напоминаний спустя сын все понял и больше «плохое слово» не использует — только очень редко для того, чтобы показать уровень своей раздосадованности.


Я стараюсь не делать из матерных слов табу и не зажимаю ребенку уши каждый раз, когда мы проходим мимо общительного пьяницы у метро. Я прекрасно понимаю, что ребенок рано или поздно эти слова узнает и научится использовать — просто не хочу, чтобы они были нормой нашего общения в семье.


В общем, дорогие родители, в частности, те из вас, кто иногда ударяется пальцем ноги о чертову ножку кровати и говорит неприличные слова прямо на глазах ребенка, не ругайте себя за это. Даже если маленький человек запомнит все сказанное и повторит в очереди на кассу, это не страшно.

Знание «плохих слов» не приведет его к маргинальной жизни, не повлияет на поступление в МГУ и не сделает из него (упаси боже) тиктокера. Ну, серьезно, давайте не драматизировать там, где это не нужно.

С вами была Ира Зезюлина. Пойду отпраздную громкое «б» и четкое «л» из уст своей прекрасной дочери, это в истории с матом от моего ребенка самое значительное.

/

/

Не пропустите самое интересное
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости
Спасибо, мы будем держать вас в курсе