Петросяну можно, а вам нет: зачем нам определение «репродуктивного возраста»

Депутаты предлагают законодательно закрепить понятие «репродуктивный возраст». Что не так с этой затеей?

На картинке: четыре женщины, линия с тремя галочками и одним крестиком. Коллаж Насти Железняк для НЭН
Коллаж Насти Железняк

В последнее время слишком много моих колонок начинаются со слов «депутаты предлагают». Но что поделать: их борьба за демографию вызывает серьезные вопросы.

Что говорят

На совещании Совета Федерации, которое прошло 10 апреля 2023 года, предложили закрепить в законе понятие «репродуктивный возраст».

ВОЗ считает верхней границей репродуктивного возраста у женщины отметку в 49 лет. Тем, кто постарше, доступ к вспомогательным репродуктивным технологиям закрыт. Собственно, представители Минздрава предложили ввести такую практику и в России — не назначать ЭКО женщинам, которые решили стать матерями поздно.

Конкретную цифру на совещании не назвали, но президент Российской ассоциации репродукции человека Владислав Корсак заметил, что «международная практика часто ограничивает доступ к ВРТ гораздо раньше установленной ВОЗ границы — уже с 38 лет». Будем считать, что 38 — это и есть желаемая граница репродуктивного возраста в России. Кстати, в «ТОП-5 лучших стран для проведения ЭКО» ограничения по возрасту введены именно по классификации ВОЗ.

Обосновывая необходимость изменений в законе, Корсак сказал: «Для чего они (ВРТ) нужны с позиции государства? Это рождение здорового ребенка, увеличение населения».

То есть государство не хочет тратить деньги на лечение бесплодия у женщин старше 38 лет. Процедуры дорогие, а результат — не гарантирован. Чиновники хотят сэкономить бюджетные средства (что вполне логично), обидно только, что опять начали не с себя.

Интересное по теме

6 преимуществ материнства после 35 (все по науке!)

Обсуждение в Сети

Естественно, предложение Минздрава тут же обсудили в социальных сетях. Мнения разделились. Кто-то писал, что государство не обязано тратить деньги на процедуры для женщин, которые не удосужились размножиться раньше. Кто-то возмущался, что мужики опять решают, когда женщинам можно рожать. Кто-то настаивал на том, что ЭКО вообще-то сильно ухудшает здоровье, и если так хочется детей — можно усыновить.

Поскольку авторкой последнего мнения является Залина Маршенкулова, у которой множество подписчиков в Твиттере, тут же родились ответные треды про трудности усыновления… А потом депутаты проголосовали за поправки об «электронных повестках», и о женщинах с их репродуктивным возрастом забыли.

Интересное по теме

В России рождаемость упала до уровня времен Второй мировой войны

Странное стремление к точности

Да, понятие репродуктивного возраста закреплено в законодательствах некоторых стран мира. Но в нашем-то его зачем хотят закрепить?

В российском законодательстве куча норм, определения из которых весьма туманны.

Так, например, наша страна который год защищает «традиционные ценности», список которых неизвестен. Как только надо принять какое-то непопулярное решение, на помощь властям приходит все богатство русского языка, вся загадочность русской души и собственноручно взлелеянная обтекаемость формулировок.

И тут те же самые лица призывают законодательно закрепить определение «репродуктивный возраст», причем на уровне, который на 11 лет ниже общемирового.

Доступ к ЭКО для женщин старше 40 можно ограничить и без этих плясок с бубном — у нас куча нацпроектов «с условиями». Для этого нужно быть моложе 35, для того — иметь троих детей, для третьего — получить образование по определенной специальности… Государственная помощь в области вспомогательных репродуктивных технологий не является конституционной нормой, так что ее можно тихонько перевести в разряд «нацпроектов» и никто, кроме женщин старше 40, этого даже не заметит!

Но чиновники настаивают, что в законе нельзя обойтись без понятия «репродуктивного возраста». Почему?

Интересное по теме

«Было тяжело принять, что я и мой ребенок никогда не узнаем, кто его отец». История женщины, которая родила от донора в 40

Когда слова важны

Заявленная цель и методы ее достижения не соответствуют друг другу. Значит, закрепление определения нужно для чего-то еще. А раз «круглый стол» был посвящен демографии, не будет слишком смелым предположить, что это делается ради ее повышения.

Самое невинное, что можно вообразить — это предоставление неких преференций «парам детородного возраста» в обмен на обязательство размножиться. Допустим, государство введет льготное ипотечное кредитование, выплаты по которому будут уменьшаться с каждым рожденным ребенком вплоть до нулевой отметки. Но подкуп — это дорого, поэтому, скорее всего, будет применен и шантаж.

Для введения налога на бездетность нужно понятие «репродуктивного возраста». Иначе пары 40+, которым не удалось обзавестись потомством, возмутятся: «Мы же уже не успеем родить, почему мы должны платить?» А старшее поколение злить нельзя, оно — оплот режима.

Для сохранения списка запрещенных для женщин профессий и должностей нужно понятие «репродуктивного возраста». Очень удобно получится — пока можешь рожать, на «вредной» специальности работать нельзя, а потом — поздно.

Для репродуктивного давления на женщин это понятие обязятельно. А Минздрав врачам и инструкцию напишет на тему «Как правильно намекнуть, что часики тикают».

Для ограничения доступа к абортам «репродуктивный возраст» просто необходим! Иначе как понять, кому его ограничивать, а кому можно уже и разрешить?!

Для сохранения разницы в зарплатах между мужчинами и женщинами «репродуктивный возраст» очень полезен, особенно в сочетании с налогом на бездетность и финансовыми преференциями для родителей. Работодатели станут менее охотно нанимать женщин, потому что те уйдут в декрет, как пить дать. «Стеклянный потолок» станет выше — дети, даже гипотетические, сильно замедляют для нас продвижение вверх по карьерной лестнице.

В общем, введение определения в закон — это такая штука, которая позволит государству в будущем ограничить права женщин «репродуктивного возраста» под соусом заботы о демографии. Чиновники полагают, что мы будем торопиться родить пораньше, чтобы хотя бы в зрелости иметь те же права, что и мужчины. Наивные.

Интересное по теме

11 шагов, которые может сделать государство для реальной поддержки родительства

Старородящая, но не «старозачавший»

Кстати, о мужском репродуктивном возрасте на совещании не было сказано ни слова. Это ставит нас в дурацкую ситуацию: Евгений Петросян размножаться может невозбранно (и даже с помощью ВРТ), а женщина старше сорока, пожелай она сделать ЭКО, получит от ворот поворот, потому что поздно.

Мужчины, конечно, могут думать, что они и в 70 лет являются завидными бычками-производителями, но и у них с возрастом повышается шанс зачать не самое здоровое потомство — и врачи это знают! — но все разговоры ведут только о нашем, о девичьем.

Мужчины принимают законы. Мужчины формируют общественное мнение. Но мужчины не вынашивают детей, а значит, на них не ложатся риски и им не предъявляют претензий. Вы хоть раз слышали, чтобы у отца ребенка с врожденным заболеванием за спиной шептались: «Это потому что он пил, курил, и вообще ему уже целых 40 лет! А размножаться надо, пока молоденький»? И я не слышала.

Интересное по теме

Дело не во мне, дело в тебе: 9 вредных привычек, которые влияют на качество спермы

Поэтому вся борьба за демографию в патриархальном государстве направлена на женщин. Это нас ограничивают в правах, чтобы было больше граждан. Это нам давят на эмоции пролайферы. Это женщину в 28 лет называют «старородящей», а ее партнера-ровесника «старозачавшим» не называют. Это женщин осуждают за желание «пожить для себя» и заработать подушку финансовой безопасности; у мужчин это же желание считается похвальным. Это женщин обвиняют в эгоизме, если мы не рожаем детей, когда страна просит.

И на женщин же возлагают ответственность, если что-то идет не так. Бедное государство тратит деньги на ЭКО, а женщины за сорок беременеют только в 11 процентах случаев, да еще и не всегда рождают здоровых!

Я осмелюсь спросить: а почему люди тянут с размножением до такого возраста? Не потому ли, что женщину призывают рожать ребенка, только если она сама может его обеспечить (алименты у нас платить очень не любят)? Не потому ли, что мужчины не ходят на обследование к репродуктологам, а говорят, что у них «все в порядке»? Не потому ли, что только к сорока у большинства из женщин появляется более или менее стабильный доход? Не потому ли, что размножаться в бурные времена не всем хочется?

Интересное по теме

«Меня достали, поэтому я решила родить»: как на самом деле выглядит репродуктивное давление

Что нужно мне, чтобы родить второго ребенка? Уверенность в завтрашнем дне. Достойная зарплата и возможность развиваться профессионально, несмотря на мой пол и будущий декрет. Возможность отдать ребенка в детский сад, не стоя в очереди с его рождения. Убежденность в том, что его образование не превратится в идеологическую обработку, а учителя не станут его лупить учебником по голове. Закон о защите от домашнего насилия (потому что он не только для женщин создается, прикиньте!). Знание, что люди будет терпимыми, если ребенок будет как-то «выбиваться из обоймы». А больше всего мне нужно, чтобы общество, в котором я живу, было радо детям не только на словах.

Потому что разбитые тротуары, скользкие пандусы, безобразные унитазы без ободков в детских поликлиниках, хроническое отсутствие туалетной бумаги и дверей в школьных туалетах, всеобщее осуждение кормящих матерей и хамство чиновников как бы намекают, что государство не просит нас рожать. Оно то требует, то ноет, то шантажирует, то давит на совесть, но совершенно отказывается сказать «пожалуйста» — то есть предоставить женщинам гарантию, что их материнство не превратится в непрекращающийся кошмар.

Ликбез Маленькая балерина из Освенцима: жуткая, удивительная и вдохновляющая история Эдит Эгер
В мае 1945 года 17-летняя Эдит Элефант лежала в куче мертвых тел в концлагере Гунскирхен и едва могла пошевелить рукой. У девушки была сломана спина, она страда...