Редакция
6 June 2021

«Нельзя вспоминать о детях только первого июня»: в России прошла конференция о защите прав ребенка

В День защиты детей в Москве состоялось открытие фонда «Юристы помогают детям» и приуроченная к этому мероприятию конференция специалистов из сферы НКО и юристов по семейному праву.

На трех панелях обсуждалась возможность предоставления детям независимой адвокатской помощи, пиар в благотворительности и освещение случаев насилия над детьми в средствах массовой информации. Самое важное — в нашем обзоре.

Почему появился фонд «Юристы в помощь детям»?

О том, как началась история фонда «Юристы помогают детям» подробно рассказала Елена Альшанская, президентка фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам». Ее организация пыталась помочь девочке, до шести лет проживающей по воле родителей в перинатальном центре (вы наверняка читали какое-то время назад об этой истории).

И хотя любому здравомыслящему человеку было абсолютно очевидно нарушение прав ребенка — девочку даже не выпускали гулять, а родители просто платили за ее пребывание в клинике — достучаться до органов опеки было невозможно.


В ответ сотрудникам благотворительных организации приходили типичные отговорки: «Интересам ребенка ничего не угрожает, куда вы хотите ее забрать?»


Елена Альшанская обратилась за помощью к юристке Виктории Дергуновой из компании BGP Litigation, чтобы найти адвоката по семейным делам, который смог бы освободить девочку из плена. Дело против родных родителей перинатальному центру удалось выиграть, и сейчас та самая девочка, по словам Альшанской, «живет в замечательной приемной семье, у нее все хорошо».

После этой истории, а также после резонансного дела о мальчике Макаре из Мончегорска, которого отчим систематически избивал до такого состояния, что ребенок в итоге попал в реанимацию,  Дергунова приняла решение о создании фонда «Юристы помогают детям».


Чтобы у каждого ребенка появился шанс быть защищенным, даже если защищать его придется, как это ни горько, от его собственных родителей.


Алена Попова (одна из авторок закона о домашнем насилии), модерировавшая дискуссию, сказала, что очень многие восприняли появление адвокатской инициативы по помощи детям негативно: люди почему-то уверены, что представители благотворительных фондов просто мечтают отобрать детей у родных семей и «отдать их в гомосексуальные двойки на Запад», а также, что дети не должны слишком много знать про свои права, иначе они «слушаться родителей перестанут». Но тем не менее спикеры с надеждой смотрят на то, что ситуация в России изменится.

Эльвира Гарифулина, руководительница программы «Семья и дети» фонда Тимченко в своем выступлении напомнила, что в скандинавских странах существенные сдвиги в сознании населения (в частности, отказ от практик телесного наказания детей), по данным исследователей, произошел за 40 лет. Есть ли надежда на то, что в российских реалиях все пройдет быстрее?

«Никакого специального благотворительно пиара не существует»

Во второй части конференции широко обсуждался пиар в НКО, ведь чем чаще повестка (в данном случае — защита прав детей) будет представлена в средствах массовой информации и в соцсетях, тем быстрее изменится и общественное сознание. Представители благотворительных организаций рассказали о том, какие инструменты они используют в своих пиар-компаниях.

Хотя многие пользователи делают пожертвования «на эмоциях», все больше людей готовы тратить свои деньги более осознанным образом — в том числе, и изучая отчеты сайтов организаций.


Поэтому коммуникацию с потенциальными жертвователями нужно строить без манипуляций, кричащих картинок и назидательных призывов.


Хотя многие спикеры сошлись на том, что никакого специального благотворительного пиара не существует, все они указывали на важность этики: даже если вам очень хочется кому-то помочь, не стоит захламлять директ инстаграма мольбами о помощи — скорее, это, наоборот, вызывает у пользователей отторжение и желание больше никогда не помогать людям с тем или иным диагнозом.

Акт пожертвования должен всегда оставаться добровольным. А 50 процентов сообщений о необходимой срочной помощи, которые циркулируют в соцсетях (особенно, с указанием личных карт для перевода денег) — это действительно сообщения мошенников.

Зачем ребенку независимый адвокат?

Третья, заключительная часть конференции была посвящена вопросу предоставления услуг адвокатов детям — вне зависимости от возраста и благосостояния.

В ходе этой дискуссионной панели юристы вспоминали различные случаи из своей практики, многие из которых касались сексуализированного насилия над детьми со стороны родителей. В этом случае ребенку совершенно необходим сторонний, независимый адвокат.

Сегодня же в России сложилась такая ситуация, что по закону доверитель адвоката несовершеннолетнего — это не ребенок, а именно родитель. То есть фактически адвокат представляет интересы родителя.


И если родитель действует не в интересах ребенка, как это часто бывает, то и адвокат не поможет защитить ребенка.


Поэтому одна из законодательных инициатив фонда «Юристы помогают детям» — это введение института адвокатов по защите прав ребенка в РФ (в данный момент можно подписать за эту петицию на сайте change.org)

Представители нескольких благотворительных организаций, присутствующих на конференции, в один голос говорили о том, что у большинства НКО нет возможности нанимать адвокатов (и уж точно нет возможности нанимать именитых адвокатов) для своих подопечных.

Поэтому для всех фондов, которые занимаются помощью несовершеннолетним, очень важно появление организации «Юристы в помощь детям», к которой можно будет обращаться в сложных ситуациях и которая могла бы предоставить детям качественную адвокатскую помощь pro bono, то есть на безвозмездной основе.

Чем больше дел в судах будет выиграно, чем больше заговорят о правах детях, тем больше вероятность, что наша печальная действительность скоро изменится.

/

/

Не пропустите самое интересное
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости
Спасибо, мы будем держать вас в курсе