«Ребенок чувствует себя одиноким и незаметным»: как проходит детство с родителем-нарциссом

Отрывок из книги «Милый только для других. Как перестать оправдывать тех, кто вас обесценивает, и защитить себя от эмоционального шантажа».

Обложка книги «Милый только для других»

В издательстве «Бомбора» вышла книга «Милый только для других. Как перестать оправдывать тех, кто вас обесценивает, и защитить себя от эмоционального шантажа», в которой клинический психолог Дебби Мирза изучает феномен скрытого нарциссизма и рассказывает о том, почему близкие отношения с абьюзером разрушительны для психики его партнера, друга, ребенка.

С разрешения издательства мы публикуем отрывок из главы «Родители — скрытые нарциссы» (для сокращения этого выражения в книге используется аббревиатура СН). В нем речь идет о том, как родители-нарциссы травмируют своих детей, а они осознают это, только став взрослыми.

«Тебе очень повезло с папой/мамой!» Окружающим может казаться, что у вас идеальные родители. Они выглядят милыми, общительными и рассказывают всем, как сильно пекутся о своих детях. Именно такие мамы обычно отправляют записки с благодарностями, открытки с соболезнованиями и приносят пироги соседям, переживающими трудные времена. Или участвуют в школьном родительском комитете.

А папы тренируют футбольную команду сына или дочери, с ними легко в общении, их все обожают. На людях они добры и терпеливы со своими детьми. Другим мамам остается только мечтать, чтобы их мужья были такими же замечательными.

Большинство детей СН не догадываются, что один из их родителей является скрытым нарциссом. Порой они живут в этом заблуждении лет до 30. Исходя из моей практики, именно в этом возрасте у людей открываются глаза. Болезненный, но полезный опыт.

В детстве отпрыски СН постоянно слышат, как им повезло иметь таких маму и/или папу. Так происходит не всегда, но довольно часто. Ребенка это только сбивает с толку и опровергает сложившееся у него представление о родителях. Должна сказать, что я заметила некоторые различия между СН мамами и СН папами. Бывают разные семейные истории, но характерные черты повторяются, и эмоции, которые возникают у детей, тоже. Они невероятно эгоистичны и используют своих детей в качестве энергоресурсов.

Интересное по теме

«За идеальным порядком в квартире может скрываться разрушительная депрессия и суицидальные мысли»: как фасад «благополучной семьи» прячет от нас реальные причины трагедий

Родители СН бывают либо слишком вовлечены в жизнь своих детей, либо абсолютно нет. Невовлеченный, отстраненный родитель участвует в общении с детьми только тогда, когда оно строится вокруг интересующих его вопросов. В такие моменты дети чувствуют себя любимыми, но длится это недолго. СН не будут заниматься тем, что интересно ребенку. Они не знают своих детей и не понимают их потребностей. Если только поверхностно, но тратить время на то, чтобы изучить их получше, они не станут. СН часто навешивают на своих детей очень далекие от их истинной сущности ярлыки.

Как и все нарциссы, они проецируют свои проблемы на детей, называя их манипуляторами, любителями все контролировать, эгоистами и тому подобное.


Словом, «награждают» своих близких такими эпитетами, которые относятся как раз к ним самим.


Некоторые родители СН прекрасно справляются с маленькими детьми, пока те не достигнут возраста, в котором у них появляется собственное мнение. С этого момента папа или мама СН постепенно отстраняются. Дети начинают раздражать и выводить из себя, потому что больше ими (СН) не восхищаются. Они перестают быть для своего родителя СН источником обожания и внимания, как это было раньше, когда малыши бежали навстречу с радостными криками «папа!» или «мама!»

И не важно, слишком глубоко или совершенно недостаточно родитель вовлечен в жизнь ребенка, результат неизменно один — ни тот ни другой не помогает ему взращивать свое «я». Ребенок чувствует себя одиноким и незаметным.

Все СН по сути своей эгоисты, и из них получаются такие же родители. Они хотят получать от своих детей внимание и похвалы. Бывает, что родители СН уделяют больше времени и любви «золотому ребенку», который больше других восхищается ими. Ребенок, не стремящийся «жить их жизнью», раздражает и злит. Его будут наказывать молчанием и отстраненностью.

К ребенку, который готов их слушать, папа или мама СН лояльнее, в основном это более чувствительные, эмпатичные дети, не любящие конфликтовать. Другой ребенок (или дети) получает ярлык своевольного, эгоистичного или манипулирующего. СН даже не придется ничего им говорить, они и так всегда будут чувствовать осуждение и неприязнь со стороны СН родителя.

Интересное по теме

«Одному — родительская любовь, другому — тумаки»: пользователи Пикабу рассказали о своем детстве

«Золотого ребенка» пестуют, к нему лучше относятся. Может показаться, что ему повезло, но на самом деле ему приходится изо всех сил стараться быть идеальным, чтобы не потерять эти любовь и внимание. Такие дети видят, что с их братьями и сестрами обращаются по-другому.

Естественно, у них возникает желание сохранить приятное ощущение, когда мама или папа тебя любит, поэтому они довольно рано понимают, как нужно себя вести, чтобы получать эту любовь. И вся их последующая жизнь отягощается необходимостью быть лучшими во всем. Им внушили, что только так можно заслужить и сохранить любовь и внимание окружающих. Понятие безусловной любви им неведомо, поэтому они часто выбирают партнеров, которые не могут подарить им непрерывный поток чистой любви. У них никогда не бывает ощущения, что в жизни все складывается удачно, и они годами идут рука об руку с отчаянием и печалью.

Жизнь со СН оставила глубокий отпечаток в душе каждого моего собеседника. Я даже заметила, что те, кто состоял в браке со СН более 20 лет, содрогались всем телом, рассказывая мне свои истории. Их губы дрожали. Было много слез и сумбурности. Их буквально трясло, как вернувшихся с войны людей, переживших невообразимые страдания. Они пребывали в шоковом состоянии. Были травмированы и пытались докопаться до истины.

Совсем другое дело — повзрослевшие дети родителей СН. Их окружал легкий ореол тихой грусти. Я видела потрясающих женщин и мужчин, подавленных и закрытых, как те, в чьей жизни было очень много скрытого абьюза, который долгое время высасывал из них жизненные силы. Это уставшие и эмоционально опустошенные люди.

Интересное по теме

О чем мы молчим: психолог рассказывает, как понять, что ваша мать вас травмировала

Мое сердце разрывалось на тысячи кусков, когда я разговаривала с ними. Все эти невероятно сильные и умные женщины и мужчины годами ранились о тех, кто должен был их любить, и при этом постоянно слышали от друзей, каким замечательным человеком был их тайный злой гений или как им повезло с родителями.

Одна женщина рассказала, как сильно она ненавидела, когда к ней приходили друзья, потому что ее мама была очень мила с ними, и все думали, что у девочки прекрасная жизнь. А она в этот момент умирала изнутри, и никто этого не видел.

Или, например, Гейл, которая не любила выходить в люди с мамой и наблюдать, как та включает сногсшибательное обаяние, одурманивающее окружающих. Ей тоже отчаянно хотелось получить такое же внимание. Дома она словно ходила по тонкому льду, стараясь угадать мамино настроение, потому что если ей это удавалось, то в доме царил покой. Мама постоянно твердила, какая она замечательная мать по сравнению с другими родителями. В детстве Гейл верила, что это правда, что для многих ее мама была даром небес и бесценным сокровищем. Она выглядела идеальной во многих отношениях. Эта женщина была столпом общества и волонтером в церкви. И только когда Гейл перевалило за 30, она поняла, что мама была скрытым нарциссом.

Маму Кристи окружающие тоже считали прекрасной матерью. Каждое Рождество их дом утопал в причудливых украшениях, но ей всегда казалось, что мама делает это, чтобы произвести впечатление на друзей и соседей. Когда Кристи стала старше, мама перестала украшать дом и начала жаловаться на то, как сильно она ненавидит праздники. В итоге Кристи пришлось все делать самой. К тому же мать стыдила ее за любовь к Рождеству. А ее дни рождения вообще проходили либо очень тихо, либо в виде масштабной вычурной вечеринки, призванной произвести впечатление на людей, которая устраивалась мамой для себя, а не для Кристи.

После своего выпускного Кристи вернулась домой, где ее ждала большая, красиво оформленная коробка. Она с волнением открыла ее, но обнаружила там только зеленые полотенца и набор белых пластиковых вешалок. Ее сердце было разбито. Несмотря на то что мамины подарки годами оборачивались горечью разочарования и кричали о равнодушии и незнании матерью собственной дочери, в девушке еще теплился огонек надежды, что в этот раз все будет по-другому, а подарок покажет, что маме не все равно и она хочет преподнести ей нечто особенное в этот знаменательный день. Кристи так надеялась вытащить из коробки чудесный подарок со смыслом, и в то же время ей было стыдно за свою неблагодарность. Она улыбнулась и сказала маме «спасибо».


Разочарование и крадущийся за ним следом стыд из-за собственной мнимой неблагодарности — вечные спутники жизни со скрытым нарциссом. Как и надежда на то, что человек, который, как вам кажется, любит вас и должен знать вас лучше всех, всегда придет на помощь.


Кристи призналась мне, что прожила всю свою жизнь с перманентным ощущением тихой грусти. И это было невозможно не заметить, общаясь с ней, что разбивало мне сердце. Это была добрая, заботливая, искренняя, честная, умная и нежная женщина. И она заслуживала гораздо большего. Многие взрослые дочери матерей СН поведали мне истории своего взросления. Это были истории о растерянности, жестокости и манипуляциях, перемешанных с признаниями в большой любви. Большинство из них считали своих матерей лучшими подругами до тех пор, пока не вступили во взрослую жизнь.

Интересное по теме

«Почему ты никогда не можешь нормально выглядеть?!» Отрывок из книги «Они не изменятся. Как взрослым детям преодолеть травмы и освободиться от токсичного влияния родителей»

Мама Алли постоянно ее хвалила. И всегда участвовала в ее жизни. Она так активно следила за школьными успехами дочери, что переделывала многие ее проекты, чтобы они гарантированно вызвали восторг учителей и одноклассников и получили высокую оценку. Мама доставала все необходимые Алли книги и материалы. При этом она постоянно была на взводе, поэтому Алли никогда не забывала убираться и выполнять другие домашние обязанности, чтобы помочь матери.

Это привело к тому, что Алли росла в непрекращающемся стрессе. Она чувствовала свою ответственность за нервозность мамы, думала, что в этом виновата она. Ей казалось, что если бы ее не было, мама была счастливее. Мамы СН часто выбирают роль мучениц. Мама Алли возводила такие обыденные вещи, как приготовление ужина, в разряд подвига, из-за чего девочка постоянно ощущала непомерный груз вины. Это такой вид мощнейшей скрытой манипуляции, который заставляет детей испытывать вину и стыд. Они часто корят во всем себя и думают, что ответственны за чувства родителей СН.

Помимо этого родители СН очень далеки от понимания истинного состояния своих детей. Рассказывают окружающим несоответствующие реальности красивые сказки об их достижениях. «У Томми все отлично!» — говорят они друзьям, хотя на самом деле Томми постоянно прогуливает школу, потому что у него депрессия.

Дети отцов СН рассказывали, что им всегда кажется, будто папа делает вид, что слушает, но на самом деле его будто нет рядом, он не слышит. Все слова просто отскакивают от него и не достигают ни его ума, ни сердца. Отец делает вид, что ему не все равно, но на самом деле понятно, что это не так. С родителями СН не бывает обычного обмена мнениями. Это всегда процесс, происходящий по одному сценарию. С ними невозможно установить глубокую, настоящую связь.

В большинстве случаев жизненные советы, которые родители СН дают детям, оборачиваются для последних снижением самооценки и сомнениями в собственных решениях и образе мысли.


Очень часто такие родители настраивают детей на то, что те не смогут самостоятельно справиться с жизнью, и у них формируется нездоровая зависимость.


Одна женщина заметила, что ее сын каждый раз возвращался от отца СН неувереннее в себе, напуганным жизнью и постоянно твердил о собственной лени. Сын ни разу не заметил связи между тем, что эти мысли возникали только после встречи с отцом, потому что манипуляция была слишком незаметной. Отец никогда не говорил ему, что он ленивый или неспособный, но рядом с ним сын каким-то образом ощущал себя именно таким. Отцовские советы заставляли парня чувствовать себя подавленным, напуганным и сомневаться в своей способности жить самостоятельно.

Интересное по теме

«Я поклялся, что не буду таким, как мой отец»: отрывок из книги «Токсичные родители»

Мама Ронды пользовалась другой тактикой — она держала дочь взаперти. Мать установила систему строгих правил. Постоянно рассказывала, что в мире полно злых людей, и Ронде нужно быть начеку. Никуда ее не отпускала. Это породило в девочке нездоровую зависимость от мамы, а также внушило ей дикий страх перед внешним миром. Ронде уже за 40, а она никак не может поверить в свою способность принимать самостоятельные решения. Мама по-прежнему умаляет ее достоинства и выражает «обеспокоенность» каждым сделанным дочерью выбором.

«Ты хорошо подумала, Ронда? Я просто очень волнуюсь, что тебе потом станет неловко. Ты явно не видишь, что получилось. Можно я поправлю твою прическу? Тебе гораздо больше идут длинные волосы».


Ронда называет это «комплименты, попахивающие дерьмецом».


Детей СН объединяет одна общая черта— им трудно поверить в себя. Они сомневаются в собственных силах. Своими советами родители СН часто обрушивают детскую самооценку, но неизменно из лучших побуждений и чадолюбия. Их дети становятся забитыми, пугливыми, напряженными и растерянными. Находясь рядом с родителем СН они не могут ясно мыслить и проявлять инициативу.

Отэм обнаружила удивительную вещь, когда оказалась среди таких же как она, — дочерей нарциссичных матерей. Дело в том, что у всех них хранилось в памяти одинаковое странное воспоминание. О том, как мама любила заниматься домашними делами, напевая одну мелодию. Строчку из мюзикла «Хватай свою пушку, Энни»: «Что б ты ни сделал, я сделаю лучше. Я сделаю лучше, все ж лучше, чем ты». Она поделилась этим с другими женщинами из группы поддержки. Это было невероятно, но их мамы тоже ходили по дому, напевая именно эту песню!

Некоторые мамы СН завидуют успехам своих детей. Они эмоционально незрелы и чрезвычайно эгоистичны. Сначала поддерживают любое начинание ребенка, а когда у него все начинает получаться, роняют в его душу зерно сомнений. Делают они это абсолютно незаметно, но ребенок начинает пасовать и сомневаться в себе.

Родители СН делают вид, что им не все равно, но на проявление настоящей заботы, свойственной искренним и умеющим сопереживать людям, у них не хватает эмпатии. Безусловной, бескорыстной любви от родителей СН ждать не стоит.

Я спрашивала у разных женщин и мужчин, что они чувствовали, когда жили с мамами или папами СН в детстве. Вот некоторые из их ответов:

  • «Постоянный стресс».
  • «Повышенную тревожность».
  • «Обостренную чувствительность к малейшим изменениям настроения мамы».
  • «Я словно ходил по лезвию ножа, пытаясь предугадать, что почувствую в следующий момент».
  • «Часто сомневался в себе».
  • «Все должно было быть, как он хочет, иначе мне пришлось бы за это заплатить».
  • «Мне казалось, что я не имею права думать о маме плохо».
  • «Сильное напряжение».
  • «Деньги были самой взрывоопасной темой».
  • «Если я хорошо училась, она говорила мне, что все это благодаря ей, потому что она сидела рядом и помогала мне».
  • «Меня часто мучали головные боли и защемления в шее».
  • «Чрезмерное беспокойство».
  • «Я словно ходила по тонкому люду, не в силах угадать, что может вывести его из себя».
  • «Мне казалось, я никогда не добьюсь успеха и не получу его безоговорочного одобрения».
  • «Частые депрессии».
  • «Я чувствовал себя выставочным образцом
  • «Я никогда не чувствовала себя достаточно хорошей».
  • «Мне казалось, что я всегда во всем виновата».
  • «Мне было крайне неловко».
  • «Я боялась открыть рот и сказать, что я на самом деле думаю».
  • «Я постоянно ощущал на себе оценивающий взгляд».
  • «Мне казалось, что без нее у меня ничего не получится».
  • «Скованность и удушье».
  • «Жажду понять, кто я на самом деле».
  • «Он контролировал меня при помощи своих эмоций».
  • «Сильную вину, когда мама расстраивалась. Мне казалось, что я всегда во всем виновата».
  • «Я ощущала ответственность за ее чувства».
  • «Мне казалось, что только я могу улучшить ее настроение».
  • «Я чувствовала себя маленькой и слабой».
  • «Свою зависимость от нее».
  • «Я не думал, что смогу стать самостоятельной независимой личностью».
  • «Все его нерешенные проблемы легли на мои плечи».
  • «Она не хотела, чтобы я выходила из дома или приглашала друзей».
  • «Мои родители воспитали во мне зависимость от них».
  • «Я чувствовала, что обязана ей за то, что она была моей мамой».
  • «Я чувствовала, что должна благодарить ее за каждую мелочь».
  • «Меня постоянно принижали».
  • «Случались и счастливые, веселые моменты, но я никогда не могла расслабиться, зная, что ее настроение может измениться в любой миг».
  • «Он никогда не защищал и не заступался за меня».
  • «Мне казалось, что я никогда не буду знать так много, как он».
  • «Я научился не доверять своим решениям».
  • «Он имел поверхностное представление обо мне, но так и не узнал меня по-настоящему».
  • «Я должна была испытывать благодарность, потому что мамино детство было хуже. Мне казалось, что я не имею права грустить».
  • «Я не мог добиться признания, как бы хорошо и правильно я себя ни вел».
  • «Мое детство было похоже на насилие над душой».

Чтобы почувствовать разницу, я попросила их рассказать, как другие люди описали бы их маму или папу СН, и вот, что я услышала:

  • «Она такая милая».
  • «Она понимает людей и искренне заботится о них».
  • «У нее потрясающая харизма».
  • «Она всегда готова помочь».
  • «Он такой добрый».
  • «Он такой терпеливый».
  • «Он так хорошо умеет слушать».
  • «Она такая любящая».
  • «Она отличная мама и жена».
  • «Он такой замечательный отец».
  • «С ним так легко и спокойно общаться».

Еще я спросила, какие послания о себе эти дети получали от своего родителя СН, неважно, прямо или скрыто, с помощью поведения, различных действий или манипулятивных разговоров. Вот некоторые из них:

  • «Ты не достоин того, чтобы о тебе заботились».
  • «Ты толстая».
  • «Ты ленивый».
  • «Ты неряха».
  • «Ты не так хорош, как я».
  • «Ты не такой умный, как я».
  • «Ты разрушила мою жизнь, и должна искупить свою вину».
  • «Ты ответственна за мое счастье».
  • «Ты красивая, умная и ленивая».
  • «У тебя такое количество шикарных вещей, которыми ты не пользуешься».
  • «Ты не можешь доверять себе».
  • «Ты никогда не будешь таким же совершенством, как я».
  • «Я знаю больше тебя, и так будет всегда».
  • «Ты ничего не можешь сделать сама».
  • «Люди тебя примут, только если ты будешь с ними мила. Все остальные твои качества никого не интересуют».
  • «Ты слаб».
  • «Ты слишком чувствительна».
  • «Ты нюня».
  • «Ты раздражаешь».
  • «Ты посредственность».
  • «Делай, что хочешь».
  • «Каких бы высот ты ни достиг, этого все равно не будет достаточно».

Когда я спросила одну женщину, какие послания она получала от мамы СН, она ответила: «Ты такая красивая, ты лучше всех остальных детей и ты дрянь». Эта фраза очень точно описывает, каково это— долгие годы взрослеть рядом с родителем СН, находиться под влиянием периодического подкрепления и деструктивных противоречивых посланий в самый чувствительный момент формирования личности и взгляда на окружающий мир. Когда видимые проявления любви через слова и поступки резко контрастируют с унизительными и обесценивающими посланиями, прямыми или скрытыми.

Родители СН часто манипулируют детьми, заставляя думать, что во всех проблемах виноват психологически устойчивый родитель. Они так обрисовывают ситуацию, что ребенок начинает сомневаться, может ли он доверять родителю, который по-настоящему находится рядом, и видеть в родителе СН жертву.

Мнения Слишком послушная дочка, или Как жить с «синдромом хорошей девочки»
Почему так сложно слышать себя, говорить «нет» и отказываться от невкусного супа?