В Северной Корее подростков приговорили к 12 годам каторжных работ за просмотр сериалов

Просмотр и распространение южнокорейского контента в стране запрещены.

В КНДР двух 16-летних подростков приговорили к 12 годам каторжных работ за просмотр и распространение южнокорейского контента — музыки, фильмов, дорам (сериалов).

На записи, опубликованной Би-би-си, видно, как на двух парней в серых халатах надевают наручники. Мужчины в форме говорят подросткам, что те «недостаточно глубоко задумались над своими ошибками». Силовики называют имена мальчиков и их адреса. Действие происходит на стадионе в Пхеньяне перед сотнями учеников.

«Культура гнилого марионеточного режима (имеется в виду Южная Корея. — Прим. НЭН) добралась и до подростков. Им всего 16, но они уже разрушили свое будущее», — произносит закадровый голос.

Предположительно, ролик был снят в 2022 году. Утверждается, что власти КНДР распространили его по стране для «идеологического воспитания» и чтобы предостеречь граждан от просмотра «упаднических записей». Распространять информацию о жизни страны за ее пределы власти КНДР запрещают. Источниками подобных сведений становятся перебежчики. Это видео журналисты получили от исследовательского института South and North Development, работающего с северокорейскими перебежчиками.

По данным Би-би-си, раньше за прослушивание южнокорейской музыки и просмотр сериалов несовершеннолетних отправляли в юношеские трудовые лагеря не более чем на пять лет. Однако в 2020 году в КНДР приняли закон, по которому просмотр или распространение южнокорейского развлекательного контента карается смертью.

Один из перебежчиков рассказывал Би-би-си, что его заставили смотреть, как расстреляли 22-летнего мужчину, обвиненного в прослушивании южнокорейской музыки и в том, что он показывал южнокорейские фильмы другу.

«Если вас поймают за просмотром американского фильма, вы можете отделаться взяткой. Но если вы смотрите дораму, вас расстреляют, — рассказал перебежчик журналистам. — Для северокорейцев дорамы как наркотики: они помогают забыть о суровой реальности».

Интересное по теме

Мой коммунизм: как пропаганда влияет на детей

«В КНДР нам говорят, что в Южной Корее живут намного хуже нас, но, когда мы смотрим дорамы, мы видим, что это совершенно другой мир. Похоже, власти КНДР и сами это понимают», — рассказала другая перебежчица.

НЭН описывал историю 17-летней Сонгми Парк, сбежавшей из Северной Кореи в поисках мамы. Ее саму как-то поймали с индийским фильмом на флешке, но она смогла убедить сотрудника спецслужб, что не знала, что этот фильм там, и отделалась штрафом. А ее подругу в 2022 году поймали с «Игрой в кальмара» и казнили.

«Кажется, ситуация становится еще страшнее, чем когда я была там, — говорила Сонгми. — Людей расстреливают или отправляют в лагеря независимо от возраста, если у них находят южнокорейский контент».

Ликбез «Он умирает. Он умрет. Вам надо это сказать». История Льва Федоренко и его мамы, которые два года ждали донорское сердце
Мальчика спасти не удалось, а Минздрав РФ теперь требует с матери девять миллионов рублей за «необоснованные траты».