Как вы на это смотрите: почему фото женских сосков в интернете — абсолютно нормально

Некоторые социальные сети разрешат не цензурировать фото обнаженной женской груди, и мы этому рады. Вот почему.

Коллаж Настасьи Железняк

Социальные сети Facebook* и Instagram* могут снять запрет на публикацию фотографий, на которых видно женские соски. Независимый надзорный совет Meta* рекомендовал пересмотреть политику модерации контента, так как существующая «основана на бинарном взгляде на гендер и различия между мужским и женским телом, что делает неясным ее применение в отношение небинарных и трансгендерных людей, а также интерсексуалов».

И пока в соцсетях радуются, что скоро можно будет наслаждаться нюдсами без цензуры, мы считаем отмену запрета на публикацию фото женских сосков без всякого сомнения историческим решением.

Борьба за право женщин не прятать свою грудь ведется давно. И дело не в эксгибиционизме или желании эпатировать публику. Просто эта часть тела настолько сексуализирована, что ее демонстрация даже во время кормления ребенка приравнивается к акту разврата. Сколько шума поднимается в Сети всякий раз, как мать грудничка, не выдержав крика, решает покормить ребенка грудью в публичном месте!


Мы пишем чуть ли не о каждом подобном случае, и даже среди наших читателей находится море личностей, считающих, что кормящая женщина обязана стыдливо прятаться где-то в туалете. Потому что у нее ГРУДЬ!


Грудь — это же так ужасно, никогда в истории женщины не демонстрировали ее так открыто (нет). А если дети увидят? А если мужчины? И вообще, груди кормящей женщины некрасивые, фу, уберите их немедленно. Или накройтесь пеленкой. Ребенок не хочет есть с тряпкой на голове? Ну, тогда сидите дома.

Интересное по теме

Ширма от Prada и кормление в туалете: специалистка по этикету дала советы матерям

Робкие возражения, что кормление младенца к сексу никак не относится, а грудь — вполне нормальная часть тела, тонут в вале осуждения.

Поэтому 2000-е годы прошли на Западе под знаком лактивизма. Женщины отстаивали свое право не прикрываться и не убегать, если их грудничок захотел есть, и призывали перестать так сексуализировать женские соски.

В 2013 году хэштег #FreetheNipple («свободу соскам») стал известен широким массам: Фейсбук* тогда удалил видео актрисы Лины Эско с одноименным названием. Это решение вызвало обсуждение и споры, а многие знаменитости поддержали кампанию против цензурирования женских сосков (среди них были Кара Делевинь, Майли Сайрус, Рианна, Кортни Лав и Мадонна).

С того момента активисты регулярно проводили пикеты и флешмобы, требуя, чтобы соцсети изменили политику модерации контента.

Сторонники «освобождения сосков» считали действующий алгоритм модерации дискриминационным.


Во-первых, размещать изображения мужских сосков не запрещалось: то есть опять мужское тело оказывалось «правильным», а женское — аморальным и возмутительным. Во-вторых, ситуация, когда даже кормящим матерям надо было «заблюривать» свою грудь на фото, вредила процессу нормализации грудного вскармливания. В-третьих, необходимость цензурирования только женских фото усиливает сексуализацию женщин в обществе.


В общем, позиция активистов была такова: либо всем запрещайте показывать соски, либо всем разрешайте, но хватит делить груди на сорта — «эти сексуальные, а эти нет».

И вот после очередного скандала независимый надзорный совет Meta* рекомендовал отменить спорный алгоритм модерации и разработать новый — соответствующий международным стандартам в области прав человека.

Почему это победа?

Для начала — это приведет к нормализации женского тела в целом и груди в частности. Это победа для бодипозитивного движения, потому что люди смогут видеть реальные тела друг друга и, наконец, осознают, что быть разными — это в порядке вещей.

Что также немаловажно, снятие запрета на изображение сосков приведет к уменьшению сексуализации женского тела.

Что в этом хорошего? Во-первых, снимется стигма на публичное кормление грудью. Матери смогут спокойно кормить ребенка по требованию, не боясь осуждения со стороны прохожих, попутчиков и соседей по столику в кафе. Да и в метро станет проще кормить, не нарываясь на всякие «проверки».

Интересное по теме

Плохими метафорами вымощена дорога в ад: давайте перестанем сравнивать кормление грудью со всем подряд

Во-вторых, хоть чуть-чуть приблизится победа над слатшеймингом — традицией стыдить женщин за их манеру наряжаться или вести себя «развратно». Сейчас достаточно не надеть лифчик под футболку — и силуэт выпирающих сосков тут же возмутит общественность. Одну журналистку за эти самые соски даже чуть не уволили (пытались, по крайней мере, активно)!

Хотя дресс-код штука, безусловно, важная, в неформальной обстановке подбор одежды — все же дело исключительно личное. И в это личное дело ежечасно лезут случайные люди, которым не нравится глубина декольте, длина юбки или прозрачность наряда. Возможность демонстрировать соски в социальных сетях автоматически снизит количество недовольных «лярвами без бюстгальтеров» на улицах.

В-третьих, отказ от цензурирования женских сосков на фото поможет в построении более здорового разговора о телесности, в том числе и с детьми. Помню, когда моему младшему брату было лет шесть, он играл с отцовским биноклем. На улице ничего интересного не происходило, так что он через него смотрел в телевизор. И вот мы с мамой в соседней комнате слышим: «Мааам! Мне тут голую женщину показывают!» Мы прибегаем и видим: идет реклама кофе «Нескафе». Помните ту, где с сидящей спиной к камере обнаженной женщины соскальзывает покрывало? Мама расхохоталась и сказала ему: «Ну, смотри, раз показывают!»


В конце концов, что такого ужасного может случиться, если ребенок увидит обнаженную грудь? Он спросит, зачем она женщинам? Попытается узнать, почему у него все не так? Сам будет ходить топлес?


А еще мне хотелось бы сказать, что разрешение публиковать фото топлесс, не закрашивая соски, — это важный шаг на пути к снятию стигмы с женского тела. Несмотря на то, что мы живем в век космических технологий, многие патриархальные установки все еще живы и здравствуют. Женская физиология табуирована: мужские соски показывать можно, женские нельзя; неприкрытый пенис в изобразительном искусстве — обычная вещь (кто из нас не любовался греческими статуями?), а изображение вульвы считается порнографией (вспомните дело Юлии Цветковой; впрочем, так было не всегда); а еще женскую боль считают менее серьезной, чем мужскую.

В обсуждениях материалов о кормлении грудью мы то и дело встречаем мнение, что грудь — это «первичный половой признак», который нельзя демонстрировать. То есть в обывательском сознании женские соски — это что-то вроде клитора. Нельзя показывать, нельзя упоминать. Хотя молочные железы — это вторичный половой признак, вроде бороды у мужчин. И ставить знак равенства между демонстрацией груди и демонстрацией гениталий — некорректно.

Женская грудь существует вовсе не для секса. Ее предназначение (как и предназначение молочных желез у других млекопитающих) — в кормлении ребенка. И люди стыдят женщин за этот естественный процесс, потому что он им кажется неприличным (даже если тех самых сосков вовсе и не видно).

Так что разрешение не цензурировать фото женской груди — это не шаг навстречу сексуализации, а мера, в перспективе, направленная против нее. И это хорошо.

Понравился материал?

Понравился материал?

Поддержите редакцию
Мнения В комфорте и безопасности: как окружающая среда влияет на гендерные стереотипы
О мире, придуманном мужчинами для мужчин, и о том, что на самом деле нужно девочкам на детских и спортивных площадках.