«Хорошо быть чайкой: многого не знаешь, заводишь детей, растишь детей»: отрывок из книги «Стамбульские принципы»

Книга появится в продаже в августе.

Ведущая телеграм-канала «Катин Стамбул», блогерша, писательница и поэтесса Екатерина Мурашова выпустила книгу в жанре flash fiction. «Стамбульские принципы» знакомят нас с тремя героинями — разными, но в чем-то все-таки похожими. «Большая часть размышлений героинь посвящена темам родительства, материнства и желания или нежелания заводить детей», — рассказала Екатерина НЭН.

«Эти истории — про женщин и их внутреннюю силу. Про путешествия, эмиграцию и умение смотреть в будущее, даже когда прошлое не отпускает. Про умение отдавать и принимать любовь. Про не всегда однозначные диалоги и решимость находить себя в этой неоднозначности», — говорится в пресс-релизе по случаю выхода книги, которую можно будет купить в «Читай-городе» уже в августе.

С разрешения Екатерины мы публикуем главу «Дети чаек», в которой героини — у одной есть дети, у другой нет — обсуждают материнство.

Полдня после приезда Яна провела с Ясей — они были знакомы через московских друзей и пару раз виделись на мероприятиях. Но сегодня, как это бывает при таких спонтанных встречах, когда вы обе на рубеже чего-то, разговоры были не о работе, а в основном об эмиграции — и еще о детях.

Когда они плыли на пароме от Каракея до Кадыкея (Яна решила прокатиться туда и обратно, потому что никогда похожим транспортом не пользовалась внутри города), то увидели маленьких чаек. Одна большая чайка летела перед целым «облаком» деток и показывала им, как ловить куски бубликов-симитов, которые кидали туристы.

— Как будто едем в окружении детского сада. Хорошо, наверное, в какой-то мере быть чайкой: многого не знаешь, заводишь детей, растишь детей. Конечно, думаешь о том, как прокормить и как научить прокармливаться, но не думаешь о всем том, что происходит вокруг в мире. Живешь над Босфором, и это, в общем-то, вся твоя реальность.

Интересное по теме

Я хочу и не хочу ребенка. Это нормально?

— А ты боишься? В плане, думаешь о том, чтобы стать мамой, но не уверена?

— Не боюсь, скорее не хочу. Но иногда, конечно, что-то проскальзывает. Думаю, что когда-нибудь захочется, но я так думаю, с другой стороны, уже лет пятнадцать. У тебя же дочь, да? Ты бы посоветовала попробовать?

— Честно? Не знаю. С одной стороны, я понимаю, что я сегодня — это результат того, что все предыдущие годы у меня был ребенок, и я росла для того, чтобы у нее было все. Но хотела бы я сейчас еще раз через это пройти, учитывая, что мне уже не двадцать? Нет, наверное.

— Думаешь, есть такая большая разница между «в двадцать» и «в тридцать»?

— Конечно, второй вариант лучше для тебя, как отдельного человека — ты себя уже знаешь и принимаешь осознанное решение. Первый вариант куда лучше в физическом смысле — мне в этом плане повезло, я скакала с дочерью на руках, пока другие скакали в клубах — была эта энергия. Сейчас нет. Вот ты спать любишь?

— Конечно.

— И, наверное, подушка у тебя ортопедическая?

— Да, и матрас…

— И медитации ты, наверное, иногда делаешь перед сном, чтобы засыпалось лучше?

— И йогу иногда по вечерам делаю, да.

Яся начала понимать, куда ведет Яна. Девушки улыбнулись друг другу.

Интересное по теме

Сон для слабаков: 6 вещей, которые я делаю вместо того, чтобы спать, пока спит ребенок

— А теперь представь, что ты последние лет пять себе этот сон настраивала, потому что без сна тебе сложно быть энергичным, добрым и приятным человеком. А кто-то начинает будить тебя несколько раз за ночь, причем ты не можешь этот будильник, в отличие от телефонного, игнорировать — тебя природа так запрограммировала, что ты только под такой будильник и проснешься.

Яся громко смеется и кидает очередной кусочек симита чайке:

— Мне кажется, это лучшее описание бессонных ночей с ребенком. Но, блин, есть же у него второй родитель — у этого условного ребенка. Теоретически есть, конечно. Что там на практике, это уже другой вопрос.

— Даже если есть, у него организм не запрограммирован. Я часто слышу от подруг: «мой муж/бойфренд так хорошо ладит с племянниками, я думаю, мы готовы стать родителями».

— Думаешь, это не так?

— Ты ходила когда-то на мастер-классы по керамике?

— Да, прямо здесь, кстати, и ходила. В Кадыкее такие студии на каждом шагу.

— Так вот, представь, что ты сходила и условный муж сходил. Только он потом после четырех часов вернется к своим делам, а ты будешь лепить весь день. И так много-много лет. И причем не абы что абы как, а так, чтобы конкурс какой-то выиграть. Или хотя бы чтобы не слышать от людей вокруг: «Кто так лепит, кто ее вообще к глине допустил».

— Очень доходчиво. Я в целом смотрю вокруг и понимаю, что легко и просто только на картинках в социальных сетях.

— Ты знаешь, на самом деле, я бы не сказала, что как-то невероятно сложно — скорее нет. Тем более дети все-таки отдают куда больше, чем берут, и если ты не в каком-то ужасном раздрае личном или мировом, как сейчас, то можешь кайфовать и учиться у них хорошему.

— А что тогда делать со сном?

— А сон — это просто большая часть главной мысли в родительстве, мне кажется. Ее многим сложнее всего принять. Но если уже примешь, то все, от сна до вылепления шедевра в обход других своих хобби, становится принятым выбором.

— И что это такое?

— Понимание, что ты себе больше не принадлежишь.

Отцовство Помощник по грудному вскармливанию: как канадец помогает отцам стать более включенными родителями
Мужчина консультирует пап и рассказывает, как они могут поддержать своих жен и детей.