Редакция
12 мая 2022

О девственности: как одна устаревшая концепция, мусор в головах взрослых и страх быть отвергнутой могут портить жизнь много лет

Анонимная колонка о том, о чем мы все еще не научились говорить.
Фото: allyssa-olaivar | unsplash.com
Фото: allyssa-olaivar | unsplash.com

Недавно в соцсетях НЭН мы провели опрос на тему того, что люди думают по поводу девственности. И абсолютное большинство комментаторов были единодушны: это абсолютно устаревшая концепция. Казалось бы, и чего о ней писать? Полагаю, однако, что по мере приближения детей к подростковому возрасту, мнение людей по этому вопросу может кардинально меняться.


Я пришла сюда, чтобы напомнить о том, что потеря девственности — это не всегда вопрос выбора. А восхваление невинности и клеймение позором «малолетних шалав» оскорбляет не только распутниц.


Объяснюсь: на этапе, когда мы в редакции планировали и обсуждали концепцию материала о бабушкиных «секретиках», мне захотелось рассказать эту историю. Но потом я поняла: мне слабо под собственной фамилией выложить на публику то, что терзало меня долгие годы. Тем более, пока живы почти все участники тех событий.

Потом подъехал вопрос от читательницы: «А с чего это концепция девственности — вредная?» И меня порвало на тысячу маленьких яростных медвежат. А я вам расскажу с чего. Я, можно сказать, карту принесла.

Детские игры

Когда я была маленькой, меня отправляли на лето в деревню к бабушке. Там я ела малину, купалась в резервуаре для полива сада, наблюдала, как козы лазают по деревьям, много читала, и, к своему неудовольствию, полола огород. Ну и играла с соседскими ребятами, конечно. Близких друзей я там не завела, потому что была младше соседской детворы, но пустить поиграть в догонялки или лапту со всеми — почему бы и нет.

У бабушкиных соседей, живших через стенку, был сын, на три или четыре года меня старше. Взрослые часто говорили, что это мне жених растет. Мы с этим чуваком общались не много, но вполне дружелюбно (из серии «Привет, дай мяч поиграть» — «Привет, конечно, бери»).

Однажды, когда мне было лет семь или восемь, этот сосед позвал меня в свой сарай. Он пообещал дать мне конфетку и показать хорька. Там оказалась еще одна его соседка-ровесница. Мой «жених» объявил мне, что выяснил, как люди размножаются: для этого надо засунуть мужскую письку в женскую и напИсать туда. По слухам, это приятно, и сейчас мы с ним будем размножаться, а его подруга постоит на стреме.

Он снял с меня трусы и задрал платье, пощупал за всякое, но эрекции у себя не нашел, а без нее писька никуда вставляться не хотела. Я понимала, что происходит что-то не то, мне было стремно и страшно, и я ревела белугой. Соседка и сосед посовещались и отпустили меня, решив, что рожать мне еще рано. Они велели мне ничего никому не говорить.


Конечно же, я не стала молчать и рассказала обо всем самому близкому, как мне тогда казалось, человеку. Иногда мне кажется, что лучше бы не рассказывала.


Узнав о произошедшем, моя бабушка (педагог, между прочим, не хухры-мухры!) прочитала мне огромную лекцию о том, что я поступила плохо. Что за конфетку в сарай соглашаются пойти только проститутки.

«Ты знаешь, кто такие проститутки? Это очень-очень дурные женщины. Если кто-то узнает о том, что произошло, это будет позор! Ты не должна об этом никому говорить никогда, а то не выйдешь замуж, потому что порченая», — говорила бабушка. Короче, мне стало еще более стремно и страшно.

В разгар лекции пришел дед, выдал леща бабушке, не поленился, сходил, выдал леща соседу, но посоветовал на всякий случай молчать о случившемся. Так у меня завелась постыдная тайна.

Порченая

Отношение бабушки ко мне переменилось, но не явно для окружающих. Она начала постоянно следить за мной: не мастурбирую ли я? Не проявляю ли интереса к гениталиям младшего брата? Не общаюсь ли с мальчиками? Не рассматриваю ли тайком фото голых теть?

В случае, если у нее возникали какие-то подозрения (голые тети были, признаю — карточные колоды бывают разными), она шла к моей маме и говорила той, что девочка какая-то сексуально озабоченная и «надо что-то делать». Мама отклонений не наблюдала и репрессий не проводила.

Тем не менее, в некотором роде бабушка была права: я жадно искала информацию о сексе. Мой интерес к этой теме в раннем подростковом возрасте в значительной степени был замешан на ужасе: я так кринжанула с этого «нассать в письку», что поспешила выяснить, что там на самом деле должно происходить. Тогда же я узнала про девственность, невинность, непорочность, девичью честь и тому подобное.

Интересное по теме

Секс без просвета: почему родители сами не хотят говорить с детьми на интимные темы и не дают это делать другим

Тут в мою копилку страхов добавился еще один: прикиньте, оказывается есть штука (на самом деле, нет), которая точно может показать, были ли у меня мужчины! Ее может увидеть гинеколог, а еще если не будет крови при первом сексе, то от меня точно отвернется мой парень. Я знала, что пенетрации, там в сарае, не произошло, но он же пытался… А вдруг я больше не девственница?

Как же я боялась гинеколога во время школьного медосмотра! К счастью, там был просто опрос. Потом я боялась студенческого гинеколога, и это продолжалось ровно до тех пор, пока я действительно не оказалась в постели с парнем. Кровавое пятнышко на простыне еще никогда и никого так не успокаивало.

Кстати, бабушка к моему позднему подростковому возрасту благополучно забыла обо всем случившемся. Да, вот так просто взяла — и забыла. Или перестала придавать этому значение.

Она считала меня жуткой лентяйкой и постоянно приводила мне в пример того самого соседа. Уж и в сарае он убирает, и огород копает, и технику чинит — не то что я! Мне казалось это диким: неужели она не помнит? Или его трудолюбие перекрывает как-то то, что он со мной сделал? Или она издевается намерено?

Девственность не нужна

Самое печальное в этой истории то, что, скорее всего, если бы в деревне кто-то и вправду узнал о произошедшем, ко мне действительно стали бы относиться хуже. Не так, чтобы ворота дегтем мазать, но за спиной бы переговаривались.


У нас в культуре еще не изжита традиция обвинять в произошедшем жертву, как бы абсурдно это ни выглядело.


У моей бабушки, например, отлично получилось. Мне было семь или восемь лет, но я «самадуравиновата», что пошла в сарай. Значит, хотела чего-то, а если не хотела, то так мне и надо — в другой раз буду умней и в сарай за конфеткой не пойду.

Интересное по теме

«Короткая юбка не приглашение к сексу»: что такое культура согласия и зачем рассказывать о ней подросткам

У нас соседи лет семь, наверное, судачили о девочке, которая играла в детском саду с мальчишками в доктора, и была застукана воспитателем за рассматриванием двух пенисов. Вдумайтесь: человек в четыре года проводил визуальное сравнение двух писюнов — и об этом помнили семь лет! И да, эту девочку считали легкодоступной и прочили ей место на панели. Кстати, пошла она по медицинской части — в медсестры.

Многие говорят, что не осуждают тех, кто не утерпел до брака, но при этом добавляют: секс — это как вождение. Им заниматься надо, когда мозги дозреют, чтобы пользоваться презервативами, следить за своим здоровьем и не соглашаться на неприятные лично тебе практики. Некоторые добавляют, что надо дождаться сто́ящих отношений, а не лишаться девственности с каким-то сомнительным типом на тусе по пьяни.

Друзья, я согласна с тем, что для осознанной сексуальной жизни нужна определенная зрелость, но давайте не путать регулярную половую жизнь и расставание с девственностью. У многих оно бывает недобровольным. Даже вот это «на тусе по пьяни и глупости» — во многих случаях маскирует изнасилование. В русскоязычной среде даже есть поговорка, что «пьяная баба себе не хозяйка».

Интересное по теме

Что дети должны знать о сексуализированном насилии

Но вину за то, что кто-то воспользовался девушкой в измененном состоянии сознания, все равно возлагают на саму девушку. Парень, который переспал с безвольным телом, все равно остается рукопожатным чуваком, а его жертва (если об этом узнают) переходит в разряд «малолетних блудниц».

Общество, диктуя необходимость воздержания до брака, вообще не хочет знать, кто и при каких обстоятельствах лишился девственности. Ведь мир, где кто-то вел себя неправильно и распутно, гораздо уютнее мира, где детей насилуют в сараях.


Гораздо удобнее сказать дочери: «Береги честь смолоду и не отдавай поцелуя без любви», — чем просветить ее в вопросах контрацепции.


Это постепенно уходит в прошлое, да. Современные опросы показывают, что к добрачным связям большинство людей в России относится нормально. Но девственность по-прежнему переоценивают. Ее по-прежнему восхваляют.

И вы даже себе не представляете, что чувствует человек, который вот так «на тусе и по пьяни» получил свой первый сексуальный опыт. Моя студенческая подруга о подобном переживала: она казалась себе плохой и недостойной. И я отлично понимаю ее чувства, потому что испытывала их же, только на десять лет дольше.

Ух, как я боялась своего первого секса! Не потому, что не хотела, а потому, что мне казалось, что я ужасный человек, отброс, просрочка, и мой бойфренд достоин лучшего. Меня так измотали эти мысли, что рассказала историю про соседа и сарай своему парню. Впервые в жизни рассказала — и то, только потому, что боялась, что «правда» выплывет наружу сама.

Он меня не стал осуждать, но не в этом дело вообще! Я считала, что мужчина имеет право меня карать или миловать только на основании того, что со мной случилось. Я считала себя хуже его, хотя у него имелся вполне добровольный и вполне принесший удовольствие сексуальный опыт. Он тоже не был девственником, я это знала, но считала нехорошей себя.


Не надо себя обманывать. Культ девственности и виктимблейминг ходят за ручку. Они давние друзья.


Вспомните все эти античные и средневековые трагедии, где изнасилованную девушку называют обесчещенной. Ее беда воспринимается окружающими и ею самой, как несмываемый позор. Обычно такие героини в трагедиях кончают с собой. И в реальности, кстати, такой исход тоже не редкость.

Пока девственность в наших глазах сама по себе, в отрыве от человека, будет выглядеть чем-то хорошим, мы будем транслировать жертвам сексуализированного насилия, что они стали хуже. Даже не обвиняя людей напрямую, люди, хвалящие девственность, как бы говорят: «Вот, смотри, какой нужно быть! А ты не такая». Поверьте, это очень неприятно слышать.

Давайте уже зароем эту устаревшую концепцию и не будем разделять людей на достойных и легкомысленных лишь по факту наличия маленького кусочка кожи. Давайте не будем рассуждать о чужих сексуальных дебютах и выставлять им оценки: «Эта лишилась девственности в 18 и с презервативами, уважаю, ответственно. А эта в 14 напилась и переспала с одноклассником — ну что за позорище!»

Любой сексуальный дебют, если он был законным, добровольным и безопасным — это нормально. Отсутствие половых связей — не признак хорошего человека. Большое количество сексуальных партнеров — не признак плохого человека. В век контрацепции, просвещения и генетической экспертизы девственность — не более, чем слово. Но это слово может ранить не хуже меча.

/

/

Не пропустите самое интересное
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости
Спасибо, мы будем держать вас в курсе