Редакция
20 August 2020

«Вы даете согласие и вы можете его отозвать»: акушерка написала о том, как женщины могут постоять за себя во время родов

Проблема насилия и жестокого обращения с женщинами в родах до сих пор остро стоит, причем не только в России, но и во многих других странах. Насилие в родах — это системная проблема, которая требует серьезного и основательного подхода. Главное, что могут сделать в этой ситуации сами женщины — это не забывать о своих правах и не бояться их отстаивать даже оказавшись в уязвимом положении.

Акушерка Илли Моррисон написала важный пост о том, что женщинам важно уметь постоять за себя во время родов и любых других медицинских манипуляций, важно знать, что они имеют право голоса и право на то, чтобы быть услышанными. Вот, что она написала.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

It’s a lot isn’t it. It’s a lot to just say “no”. It’s a lot to say “stop”. A lot to say, “I don’t like what you’re doing” And so often, we don’t. We don’t say no, we don’t say stop and we don’t say, “I don’t like what you’re doing.” The medical hierarchy and subsequent medicalisation of childbirth have made the act of saying no a form of rebellion and categorised it into a “risky behaviour”, gaslighting birthing people into compliance. That’s what I think about continuously when I reflect on my birth. I think of the times I should’ve said no and the time’s I should’ve said I don’t like your behaviour, the times I should’ve demanded more or better care. Because maybe, just maybe if I had, I wouldn’t have felt so broken afterwards. I feel no regrets, it was something I had to go through in order to be here talking about what I’m talking about and so for that I’m grateful. So, let’s normalise saying no, let’s normalise saying stop and let’s normalise saying, “I don’t like what you’re doing”. I say this in the context of birth but I mean it in the context of life. You are autonomous over your person. You give consent and you take it away. You can always change your mind. And even though it may feel like a lot, it is never wrong to just say no. Do you feel like you could say no if you weren’t happy with care/treatment in pregnancy or labour? Have you said no? As per usual this is a safe, non-judgement space to share so please do if you feel comfortable. Love, Illy. Xx 📸: @salsabilmorrisonphotography

Публикация от Illy Morrison (@mixing.up.motherhood)

«Это трудно, не правда ли. Трудно сказать «нет». Трудно сказать «стоп». Трудно сказать: «Мне не нравится то, что вы делаете».

И мы так часто этого не делаем. Мы не говорим «нет», мы не говорим «стоп», мы не говорим «мне не нравится то, что вы делаете». Медицинская иерархия и последующая медикализация родов превратила отказ в форму протеста и определила ее как «потенциально опасное поведение», обманом заставляя женщин сотрудничать.

Я постоянно об этом думаю, когда вспоминаю о своих родах. Я думаю о тех ситуациях, когда я должна была сказать «нет», и когда я должна была сказать, что мне не нравится, как со мной обращаются, когда я должна была попросить, чтобы обо мне заботились больше или лучше. Потому что, может быть — просто может быть — если бы я это сказала, я бы не чувствовала себя такой разбитой в итоге.

Я ни о чем не жалею, мне было важно через это пройти, чтобы я могла говорить о том, о чем говорю сейчас, а потому я благодарна за этот опыт.

Так что давайте нормализуем возможность говорить «нет», возможность говорить «стоп» и возможность говорить «Мне не нравится то, что вы делаете».

Я говорю об этом в контексте родов, но подразумеваю это в контексте всей жизни. Вы являетесь автономной личностью. Вы даете согласие и вы можете его отозвать. Вы всегда можете передумать. И даже если иногда это очень трудно, вы всегда можете сказать «нет»».

Илли сама прошла через травмирующий опыт родов, а потому сделала своей целью защищать права женщин в родах и оберегать их от того опыта, с которым столкнулась она сама. В завершении поста акушерка предложила своим подписчицам поделиться своим опытом родов и спросила, смогли ли они сказать «нет», когда медперсонал делал что-то неприятное или, на их взгляд, неуместное.

Подписчицы поблагодарили Илли за пост и рассказали о своих родах: некоторые из них отметили, что умение говорить «нет» и стоять на своем действительно помогло им в родах, другие отметили, что не справились бы, если бы их позицию не озвучивали мужья (которые, давайте признаем, немного легче себя чувствуют, находясь в родильном отделении). Однако большинство историй оказались негативными: одни женщины пожаловались на то, что врачи и акушеры игнорировали их пожелания и просьбы, а другие были просто не в состоянии вступать в спор или жаловаться.

Безусловно, тема защиты своих интересов в родах очень неоднозначна. С одной стороны, во время больничных родов состояние женщины является ответственностью врачей, которые должны принимать решения, основываясь на интересах роженицы и ребенка.

С другой стороны, именно эта позиция нередко приводит к тому, что медперсонал начинает относиться к женщинам жестоко и безразлично, совершенно не прислушиваясь к их жалобам и просьбам. Это и приводит к акушерскому насилию в самых разных формах — от оскорблений и угроз до реального физического насилия и проведения потенциально опасных медицинских манипуляций.

Пожалуй, главное, что стоит вынести из этого поста — это то, что насилию (особенно насилию над человеком, находящимся в заведомо уязвимой позиции — такой, как женщина во время родов) нет никакого оправдания, и всем нам важно об этом помнить и не бояться об этом говорить.

Ещё почитать по теме

«Мне захотелось, чтобы голоса женщин, пострадавших от акушеров и гинекологов, в прямом смысле стало слышно»: как создается подкаст о карательной гинекологии «Так нельзя»


«Вредоносные стереотипы оправдываются верой в то, что роды — это всегда страдание женщины, а раз страдание в этот момент — нормально, то и насилие — тоже нормально»: что эксперты говорят об акушерском насилии


Вся суть акушерского дела в одном кадре

Читайте также
Не пропустите самое интересное
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости
Спасибо, мы будем держать вас в курсе