«Я рос без отца, мой отец тоже рос без отца. Мне никогда не нравилась эта „семейная традиция“». Правила жизни отца троих детей Юлиана Марэ

Сменить фамилию, удочерить ребенка жены и создать счастливую семью вопреки всем «родовым сценариям».

Фото из личного архива Юлиана

НЭН продолжает выпускать интервью с отцами, которые активно занимаются воспитанием своих детей. Мы уже поговорили с включенными папами — Артемом Дертевым, автором телеграм-канала, и хирургом Ростиславом Павловым (кстати, они друзья).

Это разговор с Юлианом Марэ, автором блога о родительстве и журналистом, который живет в Краснодаре и воспитывает двухлетних двойняшек, а также собирается удочерить старшую дочь своей жены.

«У меня внутри что-то щелкнуло: ее ребенок стал для меня знаком, что эта женщина — не какая-то очередная девчонка, с которой у меня могут быть разовые отношения»

До начала отношений мы с будущей супругой несколько раз пересекались в баре — мы знали друг друга по именам, но не общались. Она была красивой и интересной девушкой, но мне как будто бы чего-то не хватало. Однажды она зашла в бар, чтобы взять кофе, а с ней вместе была ее дочка. Я был очень удивлен, увидев в питейном заведении ребенка. Я подошел, чтобы познакомиться с малышкой, уговорил барменов приготовить ей кашу с фруктами, которую она хотела, но ее не было в меню. Потом мы под недоуменным и насмешливым взглядом мамы сидели вместе на диване, играли в планшете, было очень весело. Как потом расскажет моя супруга, больше всего ее удивило, что малышка пошла на контакт, представилась, уделила мне время — раньше она так не делала.

У меня внутри что-то щелкнуло: ее ребенок стал для меня знаком, что эта красивая девушка не какая-то очередная девчонка, с которой могут быть разовые отношения. Я видел, что у нее уже есть ребенок, она его содержит, им занимается, значит, она умеет обустраивать и контролировать свою жизнь. Мне это многое сказало об этой девушке, это меня и привлекло. На тот момент у меня за плечами был развод и много потерянных лет жизни, поэтому я искал человека, на которого я смогу рассчитывать.

Я пригласил ее на свидание. Первые несколько встреч с нами была и Алиса. Мы ходили в парки развлечений и игровые комнаты, у меня в карманах таяли киндер-сюрпризы. Сначала я завоевал ребенка, а потом уже саму девушку. Как-то раз ее дочка потеряла в парке аттракционов свою игрушку — бабочку. Я обошел два района в городе, чтобы найти что-то похожее, скупил все похожие игрушки и принес ей целую охапку этих бабочек.

В течение пары месяцев я переехал к будущей жене. Я начал водить Алису в садик, кормить ее, воспитывать, активно включаясь в жизнь тогда еще их семьи. Первое время она еще называла меня по имени, потом стала говорить на французский манер «папа» с ударением на последний слог, а потом мы с Лив спросили ее: «Так папа или Юлик?» Она сказала, что папа и с этого момента стала меня так называть.

Параллельно бурно развивалась и наша история любви с мамой Алисы: мы влюблялись все больше, все сильнее узнавали друг друга, все больше доверяли. Через какое-то время стало понятно, что мы именно то, что оба искали.

Не обходилось, конечно, без сложностей, как ни крути, жизнь не сказка. Были и истерики перед садиком, где-то приходилось «включать» взрослого, то есть мне очень быстро и сразу пришлось стать папой — справедливым, серьезным, добрым, любящим, но и строгим, когда нужно.

Интересное по теме

«Только познакомились, но будто знали друг друга всю жизнь. Все развивалось так быстро». Как распознать токсичные отношения

«Но у меня есть мой главный аргумент: я люблю этого ребенка и мне не должно что-то мешать удочерить его»

Сейчас я занимаюсь процедурой удочерения Алисы. Я всегда этого хотел, просто обстоятельства долгое время были против нас, но сейчас все сложилось, и мы сразу приступили к процедуре. Я знаю, что большинство считает, что брать под опеку детей своих партнеров — это непрозорливо и глупо.

Многие говорят, что если мы разведемся, то мне придется платить алименты и этому ребенку, также такой ребенок может претендовать на наследство, при этом биологический отец будет со всех сторон чист. Объективно, минусов хватает — это факт. Но у меня есть мой главный аргумент: я люблю этого ребенка и мне не должно что-то мешать удочерить его, сделать частью нашей семьи и фамилии, ведь она и так часть, просто есть пара формальностей.

Кто-то скажет, что ребенка можно любить и без удочерения, но я считаю, что все же это важная бюрократическая процедура. В свое время у Алисы нашли заболевание, из-за которого ей потребовалось лечь в больницу. Тогда моя супруга уже была беременной и не могла лечь с ней. А у меня не было ни доверенности, ни каких-то документов, позволяющих сопровождать Алису. Нам повезло: я смог лечь с дочкой в больницу благодаря знакомым. Потом я лежал с ней в больнице еще раз, когда Алисе делали операцию.

Еще официальное отцовство нужно, потому что если нам надо куда-то поехать, то это позволит не спрашивать разрешение у биологического отца. Еще я думаю о том, что через какое-то время какая-нибудь одноклассница спросит у Алисы: «Почему у тебя одна фамилия, а у твоих младших сестер другая?» Я не хочу, чтобы в десять лет она почувствовала себя чужой в своей семье. Я думаю, для нее это будет психологически тяжело, и я хотел бы этого избежать.

Интересное по теме

Опека, патронат и усыновление. В чем между ними разница? И как стать приемными родителями?

«Когда мы собрались пожениться, я подумал, что это подходящее время для смены отцовской фамилии»

Отец ушел из семьи, когда мне было четыре. Я помню лишь, как он собирал вещи в серую сумку. Потом мы периодически общались — я тянулся к нему, но в ответ получал холод и считываемое нежелание контакта. Наши встречи были очень поверхностными, он ничему меня не учил, не пытался меня узнать, да и сегодня, когда мы оказались в одном городе, он нашел мой Дзен и писал туда странные сумасшедшие комментарии, вместо того чтобы позвонить, попытаться договориться, чтобы увидеть внучек. Я бы даже, наверное, пошел на это.

Я рос без отца, мой отец тоже рос без отца. Мне никогда не нравилась эта «семейная традиция», и я не хотел ее продолжать — я всегда был очень твердо настроен на семью, на детей и знал, что не поступлю как отец и дед и никого никогда не оставлю.

При этом я всегда думал, что хочу прервать отцовский род. В конце концов я понял, что самый простой, удобный и едкий способ — просто отказаться от его фамилии. Когда мы собирались жениться, я подумал, что это самое подходящее время. Как-то ночью мы с будущей женой сели на кухне и придумали новую фамилию для нашей семьи. Мы ориентировались на то, что нам нужна короткая, звучная и необычная фамилия. А на случай, если мы захотим эмигрировать, чтобы она была на европейский манер.

Мы покрутили варианты с фамилиями Блэк, Уэйн и прочими знакомыми нам по поп-культуре, но понимали, что эти варианты слишком неподходящие, если мы все-таки останемся на родине. Так мы пришли к варианту Марэ. Сейчас я понимаю, что стоило еще подумать и добавить приставку, чтобы получилось Де Марэ, потому что эта приставка мне нравится. Но и вариант Марэ нам по душе.

С такой фамилией нас везде отлично встречают и быстро запоминают — это удобно. Еще я сменил отчество, взяв вместо имени отца имя моего дедушки по маминой линии. Все это позволило мне начать с чистого листа, избавиться от негативных ассоциаций, закрепить на каком-то базовом уровне другие семейные ценности и отправиться строить мою семью, с моей фамилией и моими принципами.

Интересное по теме

«У всех мужчин нашего поколения есть проблемы с образом отца». Какими родителями становятся мужчины, выросшие в неполной семье?

«Мне пришлось на месяц поехать в командировку, чтобы заработать побольше денег и потратить их на коляски»

Мы были готовы к тому, что моя жена забеременеет, но не были готовы к двум детям сразу. Жена забеременела в начале 2022 года, у меня была работа, мы жили в Сочи. После первого скрининга она позвонила мне, сказала, что у нее для меня новость, и истерично захихикала. Я спросил: «Двойняшки?» Она ответила: «Да». После этого разговора наша жизнь сильно изменилась. Мы поняли, что нам нужны две кроватки, две коляски, больше места, в два раза больше подгузников, одежды, времени и денег. Мы поняли, что не сможем продолжать жить в Сочи, потому что город очень холмистый и таскать два коляски сразу будет сложно. Еще мы жили в центре, а там почти не было детских площадок. Поэтому мы переехали в Краснодар. Мне пришлось на месяц поехать в командировку, чтобы заработать побольше денег и потратить их на коляски и прочие необходимости в двойном размере.

Когда малышки появились на свет и оказались дома — было сложно. Не хватало рук, сил, сна, времени, но было чудесно. Алиса сразу полюбила сестренок и нянчилась с ними постоянно. Это было очень отрадно видеть. И сегодня, спустя два года, они все еще полны любви друг к другу.

Сейчас со временем я понимаю, что очень легко иметь двух детей, потому что, когда Алису забирает бабушка, нам с женой становится очень легко. И я не представляю, как легко может быть, когда у тебя всего один ребенок. С тремя же — это вилы. Одна плачет, вторая орет, третью надо вести в школу. Нас спасает только то, что я работаю из дома и с самого их рождения мы вместе. Меня это очень радует: я видел первые шаги, и слышал первое «папа», и мог подменить жену, если что-то происходило. Но я не представляю, как справляются мамы, у которых мужья все дни проводят на работе вне дома.

Интересное по теме

Что вас ждет, если вы ждете двойню

«Я могу проснуться и поменять подгузники, если это нужно, и если жена не может, то я беру ее задачи на себя»

Я работаю, а жена, так как у нее уже есть опыт обращения с маленьким ребенком, взяла на себя уход за детьми. Жена занимается двойняшками — их одеванием, расписанием, кормлением, а я у нее на подхвате — я всегда стараюсь дать ей выйти на маникюр или попить кофе с подругой, потому что я не представляю, как она вообще вывозит все это. Я могу проснуться и поменять подгузники, если это нужно, и если жена не может, то я беру ее задачи на себя. То, что я всю дорогу был рядом, дало мне необходимые опыт и знания: могу одеть детей, покормить, развлечь, отвлечь, вывести гулять. Я же, кроме работы, занимаюсь Алисой — сопровождаю ее по обследованиям, вожу по стоматологам, в школу и на дополнительные занятия. Нам приходится справляться со всем самим, потому что няня — это дорого, а наши бабушки не особо хотят включаться в заботы и воспитание внуков.

Мне нравится, что у нас с женой во многом совпадают взгляды на то, как строить отношения с бабушками, как жить эту жизнь в целом, как воспитывать детей. Мы оба считаем, что не важно, мальчик или девочка у тебя растет. Главное — это воспитывать хорошего человека и иметь с ним хорошие отношения.

Мир вокруг тоже не сказать что помогает: он не приспособлен для семей с детьми. Наша двухместная коляска не может заехать в лифт, я не могу зайти с коляской в магазин, потому что она не пролезает в двери. Летом мне приходилось кричать продавцу, чтобы он продал мне бутылку воды, пока я стою с коляской на улице. Мне пришлось полгода добиваться того, чтобы нам сделали два пандуса для коляски. Ни на одну летнюю веранду ты не заедешь с коляской. И это лишь первое, что приходит в голову.

Интересное по теме

Отец троих детей описал типичный «легкий» день своей жены (и теперь все ему благодарны)

«Старшая сестра говорила, что мне нужно жениться и взять ипотеку, тогда у меня не будет времени на нытье, и оказалась права»

Родительство меня аккумулировало. Я понял, что у меня нет времени откладывать дела: если я что-то не сделаю сейчас, то я уже не сделаю это никогда. Поэтому сейчас я более продуктивен, чем когда-либо: мои списки дел пополняются каждый день и каждый день почти полностью «обнуляются» (не стану врать, сделать все — почти нереально).

Еще это мотивирует меня развиваться, потому что я не хочу, чтобы мои дети видели состарившегося подростка, который очень устал и ни на что не способен. Мне хочется быть более начитанным, иметь больше навыков и скиллов, быть здоровым и сильным — я же буду примером своим детям. Я учу Алису готовить, мы постоянно разговариваем о смыслах, о будущем, о жизни, я стараюсь прививать ей собственные ценности. Я хочу, чтобы она, а затем и малышки понимали, что жизнь чудесна и удивительна, но нужно что-то делать, стараться и развиваться, чтобы она получалась.

Конечно, изменился и мой график. Я был совой и мог позволить себе спать до обеда, а теперь я ложусь в четыре, доделывая все дела и работы, встаю в семь утра, веду ребенка в школу, гуляю с собакой, сажусь работать, готовлю, вожу малышек гулять, забираю Алису. У меня больше ответственности и больше дел. Старшая сестра говорила, что мне нужно жениться и взять ипотеку, тогда у меня не будет времени на нытье, и оказалась права.

Моя жизнь наполнена невероятным количеством удивительных событий с самого утра. Девочки просыпаются, зовут собаку, она несется к ним, они ее целуют, что-то пытаются сказать, потом куда-то тебя зовут, лазают по тебе, много смеются и постоянно что-то чудят. Алиса постоянно дарит какие-то поделки, с каждым годом все лучше шутит, обожает помогать мне готовить, наши разговоры становятся все осознанней. Это огромное количество удивительных моментов, которых у меня никогда раньше не было. Они наполняют мою эмоциональную часть жизни невероятным количеством энергии каждый день. Понятно, что, когда они рисуют на стенах или кормят чем-то запрещенным собаку, а Алиса забывает достать из карманов мокрые перчатки, это пугает и злит, но у нас больше хороших моментов, которые переворачивают жизнь.

И я рад, что мне выпал шанс всем этим наслаждаться.

Мнения «Старшая дочь делает все по дому, а младшая — ничего». Мама поделилась своим неоднозначным решением
В Сети решили, что последствия такого выбора будут сказываться на детях десятилетиями.
Новости Исследование: гаджеты могут вызвать нарушение развития
Чем больше времени младенцы проводят перед экраном, тем больше проблем у них может возникнуть в дошкольном возрасте.