Простите, но мы тоже собираем cookie, а еще данные об IP-адресах и местоположении. Без этого наш сайт не будет работать.
Продолжая пользоваться сайтом, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.

«Я была виновата во всем»: опыт экстренного кесарева сечения — через боль, вину и благодарность

Это письмо пришло нам почти одновременно с другим посланием — историей Марины, которую мы опубликовали несколько дней назад. И оно оказалось на ту же тему — о кесаревых родах. И многое в них похоже. И многое отзовется в сердцах многих. Чтобы поддержать всех женщин, терзающихся виной за КС, мы публикуем монолог нашей читательницы, которая испытала целый вихрь чувств и эмоций от опыта кесаревых родов, но в конечном итоге главным из них стала благодарность.
14 августа 2022
Читатели НЭН
Иллюстрация Настасьи Железняк
Иллюстрация Настасьи Железняк

ЭКС — та самая аббревиатура, которая несколько месяцев назад часто встречалась в публикациях НЭН. И только позже я узнала, что целый месяц (апрель) был посвящен историям о кесаревом сечении. И этот месяц спас меня. Именно в тот момент я проходила самые тяжелые стадии проживания горя, скорее посттравматического стрессового расстройства (ПТСР) — вину, одиночество и изоляцию. Статьи НЭН, монологи женщин об их опыте, стали ключом к психологическому восстановлению.

Но обо всем по порядку.

Роды и роддом. Февраль, 2022. Обычные роды, в обычном роддоме, по ОМС. Мне 30 лет, первая беременность, первые роды.

Я из небольшого города. На город два роддома, один из которых закрыт под ковидный моногоспиталь. Второй работает на износ.

И вот — дата ПДР, отрицательный экспресс-тест на ковид, плановая госпитализация в отделение патологии.

Да, я готовилась к родам, проходила курсы, и, именно поэтому, когда отошли воды и не начались схватки, стало понятно, что что-то пошло не так. И только несколько месяцев спустя у меня появились ответы медицинского характера.

Интересное по теме

«Всю беременность я обчитывалась всем, что связано с мягкими и естественными родами. Но их не случилось»: монолог читательницы НЭН о кесаревом сечении

Воды отошли ночью…

Необходимое внимание на это обстоятельство медицинский персонал обратил только через 12 часов (напомню, работает один роддом из двух, нагрузка колоссальная, у некоторых врачей смены сутки через сутки). Срочный осмотр, перевод в родовое отделение, окситоцин… Стимуляция в течение четырех часов и удвоенная доза окситоцина нужного результата не дали.

Здесь самая первая благодарность — врачам! Когда стало понятно, что 12 важных для родов часов уже прошли, не было паники, не было «пугалок», не было хаоса. Врач из дородового отделения очень спокойно и с уважением объяснила всю ситуацию. Да! Так сложилось, роженица спокойна: я не сопротивлялась — клизма, смена одежды, перевод в родовое отделение. Все очень уверенно, деликатно и вежливо.

В родильном блоке был пересменок, принимала меня одна врач (только от нее я услышала осуждение, о том, что я «тянула» 12 часов! Когда позже она узнала, что все это время я была в роддоме, то больше ни слова не сказала, вообще), а роды вела уже другая. Когда моя врач зашла в родильный зал и представилась, я выдохнула. От нее исходило спокойствие, уверенность, даже некоторая строгость и оптимизм. Она еще не сказала ни слова, а я уже поняла, что со мной и ребенком все будет хорошо. Спасибо!

Окситоцин, слабость родовой деятельности. КТГ, провалы в сон, нехарактерная (очень сильная, точечная) боль во время схваток, я спокойно сообщаю об этом врачу. Сразу осмотр, динамики раскрытия нет. В операционную акушерка несет меня почти на руках, со словами «еще немного, пошли». Врач-анестезиолог поддерживает: «Сосредоточься, один укол, боль ослабнет». Все это время со мной разговаривают, помогают поддерживать нужное положение спины для эпидуральной анестезии. ЭКС. Меня не уговаривали, не отговаривали, не настаивали. Мне помогли.

И вот сына передают неонатологу с комментарием: «Он такой рыженький!», «Да, весь в папу, он восхитительный рыжий», — отвечаю, рыдаю в голос. Врач дает мгновение на слезы, дальше простая фраза: «Соберись, нужно зашивать, иначе будет большая кровопотеря». Слышны слаженные щелчки медицинских инструментов. Сына приложили к груди на минуту, неонатолог держала его на руках, потом дали его поцеловать. Девять из девяти по АПГАР, рост, вес. Унесли.

В феврале 2022 года у нас с мужем родился сын, долгожданный, бесконечно желанный ребенок!

После родов

Палата интенсивной терапии. Слабость. Отпускает от эпидуральной анестезии, трясет, все болит, хочется спать, а не получается. Меня проверяли, осматривали, поили, измеряли давление, отвечали на все вопросы, откликались на каждый звук.

Примерно через 12 часов — послеродовое отделение. Предупредили, что через 12 часов принесут сына (итого 24 часа после родов). Я не могу встать с кровати, с трудом скатываюсь через бок на пол, на четвереньки, и только потом встаю. Просьба — не приносить ребенка, подождать еще 12 часов. Детская медицинская сестра смотрит с сочувствием, ни слова против. Итого 36 часов после родов.

Катетер, капельницы, уколы в течение трех суток, дежурные медицинские сестры помогают кормить, показывают как успокоить малыша, никто из врачей не торопит на осмотре. Спасибо!

До дома трое суток почти без сна. Смесь сыну каждые три часа. Максимальная сосредоточенность.

Интересное по теме

Что я хотела бы знать до того, как мне сделали кесарево

После выписки

Дома. Я рыдала от эмоциональной перегрузки, от несовпадения ожиданий и реальности, муж с пониманием посмотрел и сказал, что покормит сына сам, и подгузник поменяет, и укачает. Моя мама готовила и привозила еду. Спасибо, бесконечная благодарность!

Где-то в этот момент на меня обрушилось все осознание произошедшего. И родила я «не сама», и «мой организм меня подвел», и сын первые 36 часов своей жизни был «брошен», и на живот маме его не выкладывали, и «золотой час» упущен, и ценнейшее грудное молоко малыш не получает, и сил взять его на руки нет, язык заплетается от усталости, слова выговариваю со второй попытки, и «сразу после родов танцевать в поле» я не могу.

Интересное по теме

«После естественных родов можно плясать через десять минут»: что не так с постом Артемия Лебедева против кесарева сечения

Все плюсы естественных родов и грудного вскармливания, которые так старательно изучались на курсах и публикуются в Сети, стали для меня источником вины. Я была виновата во всем. При этом я совершенно не могла сосредоточиться на сыне, меня трясло и разрывало от слез, когда я пыталась приложить его кожа-к-коже. Шок. Непонимание. Растерянность. Отрицание. Злость. Страх. Паника. Вина. Я помню каждую ступень.

Дома меня поддерживали все, мне сочувствовали, но меня не понимали. Я сама не понимала. Совсем. Был только хаотичный поток мыслей и бесконечная поддержка родных.

И вдруг — я вижу статьи НЭН, особенно «Я не рожала своего ребенка»: колонка о том, почему опыт кесарева сечения нелегко дается женщинам.

Становится легче, одна за одной появляются новые статьи, новые истории, новый опыт, который можно наложить на себя как лекало и понять, что происходит в уме и как это пережить. Спасибо! Огромная благодарность тем, кто отправлял свои истории, и редакции, которая бережно их корректировала, выделяла «точку эмоций», поддерживала.

Стало легче. Сейчас фраза «не сама рожала» уже вызывает скорее иронию — «а кто, соседка?». Я могу спокойно сообщить, что мой сын ест смесь, что я не мазала ему пупок зеленкой, что ложусь с ним спать днем вместо готовки или прогулки, не боюсь приучить малыша «к рукам», прижимаю его к себе при первой возможности и что все это мой выбор, — и это нормально!

Понравился материал?

Поддержите редакцию!
Мнения «Все из-за тотальной ненависти к детям»: колонка о положении ребенка в современном российском обществе
Ира Зезюлина размышляет о том, почему взрослые лишают субъектности, ни во что не ставят и унижают детей.
Интервью «Они закинули детей в квартиру и закрыли дверь перед моим носом». История Мадины, у которой муж отобрал четверых детей
У Мадины (имя героини изменено) и ее мужа было четверо детей. Жили не хуже других, муж деньги зарабатывал, не бил. Но когда Мадина была беременна пятым ребенком...