«Больше детей не будет. Мы позаботились об этом». История пары, в которой мужчина сделал вазэктомию

Как решиться на операцию? Что скажут люди? И как быть, если потом передумаешь?

Коллаж Насти Железняк

Наталье и Константину по 42 года. Они родом из России, живут в США. Наталья — коуч в сфере здоровья и ЗОЖ (health coach), нутрициолог, Костя работает в нью-йоркской полиции.

У супругов есть пятилетняя дочь Саша. После ее рождения они решили, что больше не хотят детей, и Костя сделал вазэктомию. Они рассказали НЭН, как пришли к такому решению, как все прошло и с какой реакцией окружающих они столкнулись.

«Сложные роды и особенности ребенка — основные факторы, почему мы решили, что больше не хотим детей»

Наталья: Мы встретились, когда нам было по 34 года, через полтора года поженились. Потом у меня была замершая беременность и еще несколько потерь на раннем сроке. Мы проверялись, обследовались с ног до головы — врачи не находили причин, почему беременность не вынашивается. В очередном отпуске в Калифорнии мы узнали, что я снова беременна.

Костя: Мы планировали этого ребенка, следили за циклом, хотели, чтобы был летний ребенок.

Наталья: С Сашей тоже была угроза потери, у меня было кровотечение. Мы думали, что опять все грустно закончится, но я доносила беременность. При этом роды были очень тяжелые — 22 часа. Не сработали две эпидуралки: одна сторона тела у меня отнялась, а вторая чувствовала все в двойном размере. Я вообще спортсменка, очень терпеливый человек, когда речь заходит о физическом дискомфорте. Но я на полном серьезе спрашивала у доктора, какие шансы, что я умру. Костя все это время был рядом со мной.

Костя: Я спокойно переношу стресс, но все время думал: «Ну все, все, умрет».

Интересное по теме

Партнерские роды: что нужно знать и как подготовиться

Наталья: Он боялся, что останется один с малышкой на руках — это такая ответственность. И боялся потерять меня — он меня очень любит. В общем, опыт не для слабонервных. В результате экстренного кесарева, которое по непонятным нам причинам оттягивали, почти в 42 недели родилась Саша.

У девочки СДВГ — мы предполагаем, что это связано с тяжелыми родами, стрессом и большим количеством медикаментов, которые мне нужно было принимать. У нее синдром беспокойных ног, унаследованный от меня. И вообще с ней довольно сложно. Она очень плохо спит, с двух лет нет дневного сна, к вечеру она измотанная и капризная, устраивает скандалы. Ей в июле исполнилось пять лет, она до сих пор спит со мной.

После родов у меня была мощная депривация сна. Я поймала жесткую депрессию, которую долго лечила. Измотаны были оба: Костя достаточно включенный отец. Несмотря на то, что у него сложная и опасная работа с ненормированным графиком, он максимально старался брать ребенка на себя, когда был дома, играл с ней, гулял. Когда она засыпала в слинге в дневные сны, она спала на нем. Он был измучен примерно так же, как я.

В итоге мы имеем импульсивного ребенка с подвижной психикой, у нее в садике были проблемы с поведением, хотя в плане интеллекта она выше среднего.

Сложные роды и особенности ребенка — основные факторы, почему мы решили, что больше не хотим детей.

Интересное по теме

«Было сложно вообще все»: честный монолог матери ребенка с СДВГ

«Поскольку вмешательство в мое тело уже произошло, мяч был на стороне партнера»

Наталья: До рождения Саши мы говорили, что хотели бы минимум двоих детей, может быть, троих. Мы периодически поднимали этот вопрос и думали, что, прежде чем рожать второго ребенка, надо пару лет подождать — посмотреть, может быть, станет легче. Но в какой-то момент мы честно признались себе и друг другу, что не вывозим. Я только начала вливаться обратно в работу, ко мне стало возвращаться ощущение контроля — что хоть что-то мне подвластно, потому что с ребенком было ощущение, что, сколько бы усилий я ни вкладывала, нужного результата я не получала.

Мы постарались взвесить и другие факторы — например, мы очень любим путешествовать. Плюс в США растить ребенка — это довольно дорого. В общем, во время очередного разговора мы с Костей решили, что одного ребенка достаточно.

Поскольку вмешательство в мое тело уже произошло — беременность, роды и восстановление после этого всего — мяч был на стороне партнера.

Костя: Я сказал: «Ты свою часть выполнила, теперь я хочу выполнить свою». Операция не такая страшная и серьезная, она не повлияет ни на либидо, ни на эрекцию.

У меня многие на работе говорили: «Как только ребенок есть — сразу делай вазэктомию, и все» Тут нет табу на этой теме. Как-то мой коллега, когда в комнате было человек 20–30, сказал: «Всем нужна вазэктомия! Каждый из вас должен сделать вазэктомию, как только у вас будет ребенок!» Сейчас навскидку могу вспомнить человек шесть-семь, которые сделали вазэктомию. Недавно даже наш сосед, у которого нет детей, поделился шепотом: «Я себе сделал, только никому не говори». Я никому не говорю. Но вообще про это спокойно говорят тут.

Наталья: Я испытывала много благодарности к нему, когда мы приняли это решение и когда прошли через это.

Это, кстати, в сексуальной жизни очень расслабляет, снимает напряжение, что за этим моментом не надо следить, не надо использовать презерватив, женщине не надо пить таблетки.

Интересное по теме

«Бояться не надо»: монолог мужчины, сделавшего вазэктомию

«Это не импульсивное решение в любом случае»

Наталья: Когда мы только планировали вазэктомию, мы смотрели статьи в хороших изданиях, типа New York Times, и нас это очень поддержало. Поэтому и мне самой захотелось поделиться нашим опытом — наверняка есть люди, которые думают об этом, но им не хватает информации, историй нормальных живых людей, которые это сделали и не пожалели.

Костя: Первый доктор, которого мне предложили по страховке, мне просто не понравился. Я сходил к нему два или три раза пообщаться, но операцию у него делать не стал. Как у меня первый брак был — я не хотел с ней детей заводить. Так и с доктором — решил, что не хочу с ним делать операцию.

Ко второму доктору мы один раз пришли вместе, и уже в следующий визит я сделал операцию. На первой консультации мы спросили, как это происходит, можно ли «провернуть фарш назад». После того как мы все обсудили, они дают еще месяц на принятие решения. То есть это не импульсивное решение в любом случае. Мы узнали, что «фарш можно провернуть обратно», но это дорого и результат не гарантирован. И это не покрывается страховкой.

Наталья: Насколько я знаю, есть два вида вазэктомии — сейчас чаще делается не просто разрезание или перетяжка, а делается удаление сегмента. Обратная операция возможна, если прошло меньше года с момента операции, и успех только в 20 процентах случаев.

Вазэктомия — операция по перевязке или удалению фрагмента семявыносящих протоков. После нее мужчина сохраняет половые функции, но не может иметь детей. Вазэктомия обратима, хотя обратная операция значительно дороже, требует более высокой квалификации врача и не всегда приводит к беременности партнерши.

Цена вазэктомии в Нью-Йорке начинается от 3 500 долларов (более 330 тысяч рублей). В России, судя по прайс-листам клиник, опубликованным в интернете, операцию можно сделать за 30–40 тысяч рублей.

Костя: Опасений перед операцией у меня особо не было. Единственное — в клинику меня вез мамин партнер, а он не очень хорошо водит и плохо ориентируется на месте. Но все прошло нормально, довез.

Сначала я сдал какие-то общие анализы, сердце проверили, потом доктор меня посмотрел — стандартное перед операцией, чтобы убедиться, что ты проснешься после наркоза. Сама операция заняла минут 15-20, вместе с выходом из наркоза — час. Сидишь такой сидишь, в вену ставят укол, засыпаешь, просыпаешься — и все, готово.

У меня на работе мужчины в таких случаях обычно берут две недели отпуска, вроде больничного, а я сделал операцию перед выходными и после уикенда уже на работу вышел. Мне потом говорили: «Ты что, идиот, не взял две недели?!» А мне нормально.

Самочувствие было нормальным. Может, только немного дискомфортно.

Наталья: Мне ты жаловался. У нас есть семейная шутка: женщине нужно родить троих детей, чтобы узнать, как себя чувствует мужчина с температурой 37,1.

Интересное по теме

Метод контрацепции для сильных духом: рассказываем все, что известно о вазэктомии

«Мы что, племенные собаки, чтобы „размножаться“?»

Наталья: Моя мама спокойно отнеслась к тому, что у нас больше не будет детей, потому что она, когда приезжала, видела, каково нам живется с малышкой. Тогда, в первый год жизни Саши, она сказала, что это отличается от того, через что она проходила со мной. Недавно мы с ней встречались в Испании, и она сказала: «С тобой было не очень просто, но твоя дочь — это ты, умноженная на два». Она понимает, что в здоровом уме ты не станешь эту ситуацию усугублять.

Костя: Моя мама и ее бойфренд ждали еще внуков, но я им прямо сказал: «Ребята, сколько времени вы проводите со своей единственной внучкой? Два часа в неделю? Большое спасибо. С такой помощью позвольте нам самим решать». Я чуть жестче это на самом деле говорил, но суть такая.

Наталья: Мы часто слышали в свой адрес: «Ой, вы такие красавчики, вам надо размножаться». Ну камон, мы что, племенные собаки, чтобы «размножаться»? Звучит дико.

Костя: На детской площадке тоже могут спросить: «А когда у вас второй будет?»

Наталья: Мы уже икаем на этом вопросе.

Интересное по теме

«Когда за вторым?» и еще четыре вопроса о материнстве, которые пора перестать задавать женщинам

Костя: Мы отвечаем: «Второго не будет». — «Как это не будет? Надо». — «Кому надо? Вам надо? А вы будете ухаживать за моим ребенком?» — «Ну, вы не знаете, как дальше пойдет». — «Мы знаем». — «Как это?» — «Больше детей не будет. Мы позаботились об этом».

Наталья: Я у себя в соцсетях рассказала про то, что мы больше не хотим детей и Костя сделал вазэктомию. У меня адекватная аудитория, они нормально отнеслись. Думаю, кому-то из подписчиков может быть жалко, что у нас больше не будет детей, потому что они любят смотреть видео с Сашей — она очень забавная, яркая, артистичная. Но в интернете посмотреть три минуты в день на чужого ребенка, который тебя развлекает, — это одно. А воспитывать его — совсем другое.

Саша за пять лет, может быть, пару раз попросила братика или сестричку, чтобы играть. Но мы говорили: «Ты единственный ребенок, вся наша забота, все наше свободное время и внимание безраздельно идут тебе», — и у нее это желание уходило, она чувствует свою выгоду и не переживает на этот счет. Второй ребенок у нас в виде собаки, которую я с собой из Москвы притащила. Нас четверо, и так и так.

С Сашей я обсуждаю темы тела. Она в три-четыре года уже знала о менструации и спокойно на это реагирует. Думаю, когда она подрастет и мы будем обсуждать средства контрацепции, я расскажу ей и про вазэктомию. Будет отличный повод сказать, что, хотя чаще всего с последствиями [незащищенного секса] приходится разбираться именно женщине, не только она должна нести ответственность.

Обращаясь к мужчинам, я хотела бы сказать, что в вазэктомии нет ничего страшного. После процедуры жизнь становится только лучше — благодаря ей можно забыть о многих головных болях. И если рядом с вами адекватная женщина, она сто процентов оценит этот поступок и будет благодарна. Это классный способ проявить партнерство.

Отцовство Мужчины тоже в зоне риска: отец двоих детей рассказал, как борется с раком груди
Он призвал других мужчин следить за своим здоровьем и своевременно проходить диагностику.