Кэтлин Фолбигг: серийная убийца или несчастная мать?

Австралийский суд оправдал женщину, которая 20 лет назад попала в тюрьму за убийство своих детей.

Peter Rae | EPA

21 мая 2003 года в Австралии была признана виновной в трех умышленных убийствах, одном непреднамеренном убийстве и в нанесении тяжких телесных повреждений женщина по имени Кэтлин Фолбигг. 21 октября того же года суд определился с наказанием — 40 лет лишения свободы без права на досрочное освобождение в течение 30 лет. В 2005 году приговор был смягчен до 30 лет лишения свободы без права на УДО в течение 25 лет. Пресса называла ее «самой страшной серийной детоубийцей Австралии».

5 июня 2023 года Кэтлин помиловали и она вышла из тюрьмы, в которой провела целых 20 лет.

Мы уже вкратце рассказывали об этой истории, а теперь пришло время подробного разбора.

Дочь убийцы

Кэтлин Меган Донован родилась 14 июня 1967 года в не самой благополучной семье: ее отец Джон Бриттон пил и бил свою партнершу — Кэтлин Мэй Донован.

А когда девочке было полтора года, он прямо при ребенке зарезал ее мать, нанеся женщине 24 удара ножом. Мужчина заявил: он не хотел, но был вынужден, так как Кэтлин-старшая собиралась убить его дочь!

Прямо перед этим печальным событием Кэтлин Мэй Донован убежала из дома после особо жестоких побоев. Малышку она с собой не взяла. Через несколько недель муж выследил беглянку и пришел за ней с ребенком на руках. Он надеялся, что материнское сердце не выдержит, и жена вернется. Но женщина отказалась — и мужчина убил ее прямо на улице, при свидетелях. В тот же день Джона Бриттона арестовали.

Интересное по теме

«Сначала — безопасность»: Маргарита Грачева стала героиней обложки журнала «Домашний очаг»

Собиралась Кэтлин-старшая убивать своего ребенка или нет, неясно (да и как бы она это сделала, раз девочка находилась с отцом?), но заявление о замышлявшемся инфантициде немало попортило жизнь Кэтлин-младшей.

Джон издевался над женщинами и ранее: своей предыдущей партнерше он перерезал горло, — за что и сел. Женщине повезло — она выжила, а Бриттон довольно скоро оказался на свободе. Только для того, чтобы успеть стать отцом и убить Кэтлин Мэй Донован.

Но в этот раз Джон Бриттон отправился за решетку надолго. После 12 лет, проведенных в тюрьме, мужчину депортировали в родную Великобританию. Кэтлин не помнила о произошедшем и узнала правду о своем прошлом, уже будучи подростком.

Сирота

Маленькая Кэтлин Донован не имела родственников, которые могли бы о ней позаботиться, поэтому девочка попала в церковный приют. Вскоре ее взяла на воспитание супружеская пара, но в 1970 году они снова отдали теперь уже трехлетнюю малышку в детский дом.

Буквально через пару месяцев Кэтлин повезло — ее забрали в приемную семью. Дейдра и Невилл Мальборо дали девочке свою фамилию и заботились о ней вплоть до совершеннолетия. Кэтлин знала, что она не родная дочь пары, но это ее не особо тревожило. Ее детство проходило вполне благополучно: друзья, школа (оценки — чуть выше среднего, но да не в пятерках счастье!), одежда, игрушки, велосипед — все, как у всех. Она не нуждалась, о ней заботились, случаев насилия в семье не было.

Надо сказать, что Невилл и Дейдра Мальборо беспокоились за приемную дочь, поэтому не спешили раскрывать ей правду о первых страницах ее биографии.

Но пубертат, как ему и положено, породил бунтарство. Кэтлин стала отдаляться от приемных родителей, семья боялась, что подростковые выходки девочки — это «первые звоночки» дурной наследственности… В определенный момент Кэтлин Мальборо захотела узнать: кто она и откуда.

Интересное по теме

Ребенок не хочет ходить в школу, врет и проявляет агрессию: все, что нужно знать о тревоге у подростков

В 15 лет ей наконец удалось все выяснить — и совершенное открытие ошеломило девушку. Кэтлин бросила учебу, сменила несколько низкооплачиваемых работ. В семье то и дело вспыхивали скандалы: «Ты губишь свою жизнь!» — «А вы скрывали от меня правду!»

В 17 лет Кэтлин ушла из дома, чтобы поселиться у своей школьной подруги Билли-Джо Брэдшоу. Надо сказать, что Билли-Джо травили в школе, а Кэтлин ее защищала, так что мать Билли не возражала против того, чтобы в их доме появился дополнительный жилец. Женщина считала, что непонимание между Кэтлин и ее семьей — штука временная, а пока что всем им следует немного отдохнуть друг от друга. Тем более, что Кэтлин работала и содержала себя сама.

Буквально через месяц после драматичного ухода от приемных родителей девушка встретила на дискотеке парня своей мечты — его звали Крейг Фолбигг.

По словам Билли-Джо, Кэтлин была просто без ума от Крейга, болтала о нем без умолку и превозносила его достоинства. Ей казалось, что она нашла того, кто будет любить ее безусловно, невзирая на ее семейную историю.

Жена и мать

В 1987 году 20-летняя Кэтлин Мальборо вышла замуж за 25-летнего Крейга Фолбигга и взяла его фамилию. Молодожены поселились в Мэйфилде — пригороде Ньюкасла. Вскоре после свадьбы Кэтлин забеременела, и 1 февраля 1989 года у Фолбиггов родился сын — Калеб Гибсон Фолбигг.

Врачи отметили, что ребенок шумно и иногда затруднено дышит. Мальчику поставили диагноз врожденная ларингомаляция, или стридор гортани. Это распространенный порок развития, при котором в просвет гортани на вдохе западают все или отдельные элементы ее преддверия. Однако педиатры уверили Кэтлин, что у Калеба не самая тяжелая форма порока, и однажды малыш это перерастет. В остальном младенец был совершенно здоров. Мать и ребенка выписали домой через пять дней после родов.


Ночью 20 февраля Калеб умер в своей кроватке. Причиной смерти врачи назвали СВДС.


Интересное по теме

Что нужно знать о СВДС — синдроме внезапной детской смерти

Через семь месяцев после потери первенца Кэтлин снова забеременела. 3 июня 1990 года на свет появился второй сын пары — Патрик Аллен Фолбигг. Крейг взял трехмесячный отпуск на работе, чтобы помогать жене с ребенком. Потом вернулся к трудовым будням.

18 октября мужчину разбудили крики жены. Он кинулся в детскую, где обнаружил бьющуюся в истерике Кэтлин и едва дышащего сына. Крейг попытался сделать ему искусственное дыхание и сердечно-легочную реанимацию. Приехала скорая, ребенка забрали в больницу. Врачи поставили диагнозы — эпилепсия и корковая слепота.

Через несколько дней Патрика разрешили забрать домой. 13 февраля Кэтлин позвонила мужу на работу и сказала: «Это случилось снова». Крейг примчался домой практически одновременно со скорой. Младенца пытались реанимировать, но на этот раз спасти малыша не удалось. Патрик Аллен умер. Причиной смерти назвали приступ эпилепсии, который привел к удушью.

Чтобы сбежать от плохих воспоминаний, семья переехала в Торнтон. Вскоре последовала новая беременность, и 14 октября 1992 года у Фолбиггов родилась первая дочь — Сара Кэтлин Фолбигг. Девочка при рождении была признана здоровой, но в возрасте десяти месяцев умерла и она. Причиной смерти врачи снова назвали СВДС.

Интересное по теме

В США десять младенцев умерли из-за детских подушек

В 1996 году Фолбигги снова переехали — на этот раз в Синглтон — и попытались стать родителями в четвертый раз. 7 августа 1997 года на свет появилась Лаура Элизабет Фолбигг. В течение нескольких недель девочку регулярно обследовали педиатры по настоянию встревоженных родителей. Семье даже выдали кардиомонитор, который передавал жизненные показания малышки прямо в больницу! Впрочем, особой нужды в нем не было — ребенок казался совершенно здоровым.

Лаура была беспроблемным младенцем, и Кэтлин начала думать, что наконец-то все идет как надо. Однако в феврале 1999 года малышка простудилась. Кэтлин выполняла все предписания врачей, ребенок вроде бы выздоровел, но 27 февраля женщине снова пришлось звонить в больницу — Лаура не дышала.


Прибывшие медики обнаружили Кэтлин делающей дочери искусственное дыхание на кухонном столе. Но все было бесполезно — девочка умерла.


В этот раз коронер обратился к полиции с просьбой провести расследование. На теле Лауры не было каких-либо следов, указывающих на убийство, но СВДС в таком возрасте — это странно. Полиция начала изучать обстоятельства дела и вскоре обнаружила, что это уже четвертый по счету ребенок, который умер в этой семье. Подозрительно? Подозрительно!

Дневники

После смерти Лауры Кэтлин решила, что с нее довольно семейной жизни, собрала вещи, переехала и подала на развод с Крейгом. Но собиралась она не очень тщательно, поскольку считала, что остальное сможет забрать потом. В частности, в бывшем супружеском доме остались некоторые ее дневники — Кэтлин вела их всю сознательную жизнь.

Крейг нашел тетрадки и решил их почитать. Записи были не очень подробными, поскольку делались для самой себя, а не для прочтения бывшими мужьями. Тем не менее, дневники настолько встревожили мужчину, что он вприпрыжку побежал в полицию. Крейг заявил: «Она убила наших детей — вот доказательство!» И полиция сочла, что да, это оно.

Что же было там написано? Из дневников мы узнаем, что Кэтлин не была счастлива в семейной жизни. Муж постоянно подтрунивал над ее фигурой. Он флиртовал с более молодыми и стройными девушками прямо при жене и не упускал случая выдать замечание о ее весе и размерах. С детьми особо не помогал — отпуск по уходу за Патриком Алленом был исключением, а не правилом. Женщина находилась, судя по записям, в тяжелой депрессии из-за потери детей, ощущала себя несостоятельной как мать и страдала от того, что муж ее не понимает. Она не обращалась к психологам, а Крейг отказывался обсуждать ее горе. Фактически единственной его помощью после потери каждого из детей становилась новая беременность Кэтлин. А беременность снова влекла за собой насмешки в стиле «ух, какой ты бегемотик!»

Интересное по теме

Тело — дрянь? Почему нам правда стоит полюбить самих себя

Кэтлин тревожило то, что у нее не включается «материнский инстинкт». Она испытывала раздражение от детского плача (ну а кто нет?). Она пыталась справиться с этим раздражением, в частности, научилась уходить в другую комнату, чтобы там передохнуть. Женщина писала: «Это помогает мне справиться и понять, как помочь ей [Лауре]». Кэтлин переживала, что «запустила себя» и из-за этого срывалась на ребенка — точно известно, что кричала, возможно, даже шлепала.


Она стыдилась того, что с ней происходит, чувствовала себя одинокой, переживала, что она — «самая худшая мать на свете». С Лаурой она «ощущала связь», но боялась, что если слишком устанет, ее раздражение снова выльется на ребенка.


Самым подозрительным местом в ее дневниках было вот это: «I feel like the worst mother on this Earth. Scared she’ll leave me now like Sarah did. I knew I was short-tempered and cruel sometimes to her, and she left. With a bit of help». (Я чувствую себя худшей матерью на свете. Боюсь, что она покинет меня, как Сара. Я знаю, что была нетерпеливой и иногда жестокой к ней, и она ушла. С небольшой помощью).

Что значит это «с небольшой помощью»? Кэтлин убила Сару? Она догадывалась, что дети нездоровы, и это ее вина? Она орала на Сару, шлепала или толкала ребенка? Было неясно, но следователи сочли это подозрительным. Сама Кэтлин объясняла, что имела в виду «с помощью бога или другой высшей силы». Но ей не поверили.

Суд и приговор

В апреле 2001 года Кэтлин Фолбигг арестовали и обвинили в убийстве ее четверых детей. В 2003 году состоялся суд. Обвинение настаивало, что Кэтлин находилась в послеродовой депрессии и задушила младенцев. Прокуроры допускали, что, возможно, Калеб умер действительно случайно, но гибель остальных детей — на совести их матери.

Медицинские эксперты ссылались на «правило Мидоу»: «Одна внезапная смерть младенца — это трагедия, две вызывают подозрение, а три — это убийство, если не доказано обратное». Сформулировал правило британский педиатр Рой Мидоу, который считался непревзойденным экспертом во всем, что касалось СВДС. На суде над Кэтлин прокуроры использовали такие метафоры как: «Скорее молния четырежды ударит в одно место» и «Скорее свинья родит поросенка с крыльями».

Кэтлин все отрицала. Ее защита настаивала, что самообвинения в дневниках — это естественная реакция горюющей матери. Полиция и медицинские эксперты прибывали в дом Фолбиггов сразу после гибели детей и ни разу — ни разу! — не нашли никаких следов насильственной смерти или попыток сокрытия улик. И они это признавали.

Фактически, если встать на позицию обвинения, Кэтлин каким-то образом задушила четверых детей, не оставив следов, четырежды сразу после убийства вызвала скорую и полицию (которые, напомню, не нашли никаких признаков убийства) и четырежды убедительно изобразила безутешную мать, — такой сценарий так-то тоже маловероятен. Может быть, чуть вероятнее рождения поросенка с крыльями.


У обвинения не было ни одной неоспоримой улики. Только дневники, в которых не было прямых указаний на факт убийства детей, показания соседей, которые считали, что Кэтлин мало горевала о потере, да «правило Мидоу».


Однако присяжные, придавленные авторитетом маститого педиатра, признали Кэтлин виновной. Женщину приговорили к 40 годам лишения свободы. Попытки обжалования приговора привели к сокращению срока заключения, но не к пересмотру дела.

Поначалу Кэтлин вела себя на суде спокойно, но через месяц судебных заседаний она поняла, к чему все идет, впала в панику и попыталась сбежать прямо во время дачи показаний. Конечно, ей это не удалось. Общественность и присяжные расценили ее неуклюжую попытку скрыться как признание вины.

Источник

Апелляции, апелляции

Раз за разом Кэтлин подавала прошения о пересмотре дела. Она настаивала на своей невиновности. Она обращалась к общественности, к СМИ. Раз за разом суд отклонял ее прошения, но она не сдавалась.

И у нее были основания — ее приговор базировался только на косвенных доказательствах, одно из которых уже в 2003 году считалось сомнительным. Речь идет о «правиле Мидоу».

В 1999 году Рой Мидоу давал показания по делу Салли Кларк — адвокатессы, которая потеряла двух сыновей из-за СВДС. Так как «правило Мидоу» диктовало присматриваться к двум смертям от СВДС в одной семье подряд, Салли обвинили в детоубийстве. Педиатр заявил на суде, что вероятность естественной смерти двух детей подряд от СВДС в состоятельной некурящей семье составляет один к семидесяти трем миллионам.

Но это заявление вызвало бурю негодования среди профессиональных статистиков. Во-первых, оценка Мидоу может быть признана достоверной, если только вероятность двойного убийства в той же группе населения (состоятельные, некурящие) примерно равна вероятности двух естественных смертей подряд. Во-вторых, что еще более важно, Мидоу рассматривал каждый случай СВДС как статистически независимое событие (то есть определяемое общей вероятностью). Но кроме того, что семьи богатые и некурящие, есть и другие факторы — например, генетика. И если существуют какие-либо генетически детерминированные факторы, приводящие к смерти ребенка от СВДС, значит, вероятность второго случая гибели младенца от того же синдрома в одной семье выше, чем в среднем по группе.

Источник

Профессор математики Рэй Хилл провел собственные расчеты и пришел к выводу, что вероятность того, что Салли Кларк — убийца, составляет всего десять процентов. При этом Хилл написал в своем заключении, что вина должна быть доказана на основе судебно-медицинских исследований, а не статистики. А судебно-медицинских доказательств не было. Как и в деле Кэтлин Фолбигг.

В 2003 году Салли Кларк освободили, поскольку обнаружилось, что ее второй сын умер от естественных причин (заражение Staphylococcus aureus, то есть золотистым стафилококком). А «правило Мидоу» в Британии с той поры не воспринимали всерьез. В 2005 году Роя Мидоу даже исключили из реестра практикующих врачей из-за его тенденциозных показаний по делу Салли Кларк.


Таким образом, «правило Мидоу» было статистически дискредитировано, из-за чего приговоры, вынесенные на его основе без твердых улик, в Британии начали пересматривать.


А в Австралии? А в Австралии Кэтлин Фолбигг подавала апелляции, пока в 2018 году генеральный прокурор Нового Южного Уэльса Марк Спикмэн не санкционировал повторное расследование.

Что сказали ученые

Ученая-генетик Карола Винуэса присоединилась к расследованию в 2018 году по просьбе своего бывшего студента, который стал адвокатом. Карола изучила истории болезни всех четырех умерших детей и во всех четырех случаях обнаружила медицинские факторы риска (порок гортани, перенесенные незадолго до смерти ОРВИ). Также ей показался неубедительным довод о маловероятности четырех детских смертей подряд в одной семье. «Нет, это не редкость. Это очень-очень печально, но такое случается гораздо чаще, чем кажется. И почти всегда причина — это наследственные заболевания», — рассказывала женщина в одном из интервью.

Карола Винуэса провела полное секвенирование генома Кэтлин, чтобы выяснить, является ли она носительницей каких-либо генов, которые могут вызывать угрожающие жизни состояния здоровья. Также она исследовала геномы всех четырех погибших детей. Крейг Фолбигг сдавать свой генетический материал отказался.

Интересное по теме

Дело мальчика в коробке: как в США уже 65 лет ищут убийцу четырехлетнего ребенка

После нескольких месяцев напряженной работы Карола Винуэса и ее коллеги обнаружили: Кейтлин является носительницей редкой мутации в гене CALM2, кодирующем белок кальмодулин.

Кальмодулин — это сигнальный белок, который контролирует концентрацию кальция внутри клеток. Мутировавший вариант, обнаруженный у Кэтлин, Сары и Лауры Фолбигг, справлялся с этим плохо. А проблемы с концентрацией кальция повышают вероятность сердечных патологий.

Старшие дети — Калеб и Патрик — не являлись носителями мутировавшего гена CALM2, но у них обнаружились редкие варианты гена BSN. Мыши с двумя копиями этого дефектного гена страдают от эпилепсии, которая в половине случаев приводит к смерти животных. Однако неизвестно, вызывает ли подобная мутация проблемы со здоровьем у людей.

Ученые подготовили доклад, в котором рассказали о своих выводах, и даже описали случай, аналогичный истории Кэтлин: в другой семье неожиданно умер четырехлетний мальчик, а его сестра пережила остановку сердца и чудом выжила. Оба ребенка оказались носителями мутировавшего гена CALM3 — он тоже кодирует кальмодулин.

Однако группа ученых из Сиднея, которая анализировала исследование Винуэсы, заявила, что доказательств для пересмотра дела недостаточно. В 2019 году судья Реджинальд Бланк постановил: приговор остается в силе. Он пояснил, что в своем решении он опирался не на медицинские исследования, а на дневники Кэтлин, и он считает, что женщина виновна.

Ученые, однако, не бросили попыток разобраться с дефектным кальмодулином. В 2020 году международная команда исследователей опубликовала доклад, в котором доказывалось, что мутация в гене CALM2 могла привести к аритмии с фатальным исходом.

Адвокаты Фолбигг вскоре после выхода статьи подали прошение о помиловании Кэтлин. Более двух десятков специалистов в кардиологии, педиатрии и генетике подписали петицию, в которой требовали отмены приговора. Психиатры и психологи отметили, что нельзя однозначно интерпретировать дневниковые записи Кэтлин как признание в убийствах.

Интересное по теме

«Я ждала, когда придет его настоящая мама»: послеродовая депрессия как она есть

В результате дело было пересмотрено. 5 июня 2023 года генеральный прокурор Нового Южного Уэльса помиловал Кэтлин Фолбигг, и женщина наконец-то вышла на свободу.

Победа науки. Юридической

Кэтлин, которая не досидела до окончания срока каких-то пять лет, назвала произошедшее с ней «победой науки». Биолог Ирина Якутенко с ней не согласна и считает, что новые научные данные не являются неопровержимыми доказательствами невиновности Кэтлин Фолбигг.

Женщина может быть невиновна, а может быть виновна, — и ни одно из этих утверждений нельзя считать доказанным. Медицинские исследования и секвенирование генома Кэтлин Фолбигг интересны, проблема требует дальнейшего изучения, но пока что нельзя говорить о каком-либо научном прорыве. Генетические мутации, приводящие к гибели лабораторных мышек, могут оказаться безвредными для человека. Проблемный кальмодулин может вызывать сердечные патологии, а может и не вызывать — сама Кэтлин живой тому пример.


Однако помилование «самой страшной детоубийцы Австралии» — это вне всякого сомнения победа правосудия. И осудили, и помиловали Кэтлин Фолбигг на основании очень шатких доказательств — это так. Но обвинительный приговор, базирующийся только на косвенных уликах, — это грубое попрание принципа презумпции невиновности.


Если вы любите тру-крайм, вы знаете, что серийных убийц часто судят не за все их преступления, а только за те, по которым есть надежные улики: данные судмедэкспертизы, отпечатки пальцев, биологические доказательства, записи камер видеонаблюдения, «трофеи», неоспоримо связанные с жертвами… Потому что преступник может отказаться от своих признательных показаний. Потому что существует такая штука, как «самооговор под давлением». Потому что убийца может приписывать себе «достижения» другого убийцы — и пока полиция радуется, что злодея поймали, на свободе может находиться не менее опасный субъект.

Помилование Кэтлин Фолбигг — это прецедент, который, в теории, может привести к пересмотру многих приговоров. На свободу выйдут как невиновные, так и настоящие преступники, по делам которых была собрана слишком слабая доказательная база.

Но это помилование — одновременно знак того, что судмедэкспертизе в случае подозрительных смертей детей нужно уделять больше внимания. Эксперты не могут просто сказать: «Ну, мы думаем, что это удушение, хотя доказательств нет». Как не могут и сказать: «Ну, мы думаем, что это СВДС, хотя мы осматривали не очень тщательно».

Более скрупулезное проведение расследований по делам, связанным с СВДС, станет щитом для невиновных и мечом для настоящих убийц. Скорбящая мать не проведет 20 лет за решеткой, потому что оказалась носительницей «не тех генов». Детоубийца будет остановлена после первого, а не после четвертого инфантицида. Не этого ли мы все ждем от правосудия?

Новости Мама случайно пригласила 500 гостей на детскую вечеринку
Да, даже женщину, чью машину она поцарапала несколько лет назад, и того симпатичного парня из бара.