Пострадавшая или преступница? Жизнь и самосуд Марианне Бахмайер

Рассказываем про одно из громких криминальных дел конца XX века.

Источник: ndr.de

В марте 1981 года в суде немецкого города Любек шло разбирательство по делу об убийстве маленькой девочки по имени Анна Бахмайер. Обвиняемый в убийстве Клаус Грабовски сразу признал, что задушил ребенка, но отрицал, что совершал по отношению к ней какие-либо действия сексуализированного характера. Грабовски уверял, что Анна вымогала у него деньги, грозя сказать матери, что он ее трогал неподобающим образом. Клаус, по его словам, так боялся оказаться в тюрьме, что запаниковал и убил девочку.

Такую линию защиты обвиняемый избрал сразу же, и к третьему дню судебного заседания мать потерпевшей, Марианне Бахмайер, была по горло сыта его инсинуациями в адрес погибшего ребенка. 6 марта 1981 года она тайно пронесла в зал суда пистолет Beretta 70 и выпустила в Грабовски восемь пуль. Шесть из этих выстрелов были признаны смертельными. Подсудимый скончался на месте, а Марианне были предъявлены обвинения в убийстве.

Источник

Эта история всколыхнула сначала Германию, а затем — и весь мир. Общество поначалу встало на сторону Марианне. Но позже, когда подробности ее биографии стали известны широкому кругу людей, часть из ее бывших поклонников принялась осуждать «мать-мстительницу» и обвинять в желании привлечь внимание к собственной персоне. Нет, Клаусу Грабовски по-прежнему мало кто сочувствовал. Но личность Марианне Бахмайер и ее прошлое заставили общественность относиться предвзято если не к самому делу, так уж к «матери возмездия» точно. Давайте попробуем разобраться в этой истории!

Интересное по теме

5 страшных тру-крайм подкастов и документалок про детей

Марианне

Марианне Бахмайер родилась 3 июня 1950 года в маленьком западногерманском городке Сарштедт. Ее отец в прошлом служил в Ваффен-СС и человеком был, мягко скажем, неласковым. Хотя ему и удалось открыть свой бизнес — небольшой бар — успокоения и радости ему это не принесло. Он быстро спивался, в алкогольном угаре бил жену и дочку, так что неудивительно, что мать Марианне с ним развелась.

Вскоре мать Марианне снова вышла замуж, но ее избранник был точно таким же авторитарным абьюзером. Однако он имел небольшое преимущество перед предыдущим вариантом — не пил.

Марианне звала отчима отцом, росла очень красивой девочкой, и ее родители надеялись, что она станет актрисой или манекенщицей. Так бы оно и было, если бы не печальные обстоятельства: в девять лет Марианне подверглась сексуализированному насилию со стороны соседа. Мать и отчим опасались «позора», поэтому в полицию заявлять не стали. Девочку, получившую серьезную психологическую травму, то задаривали подарками, чтобы она молчала, то всячески третировали, обзывая «потаскухой».

В общем, неудивительно, что Марианне стала проблемным подростком. Отчим заявлял, что ей не хватает собранности и самодисциплины, мама вставала на сторону отчима… Ситуация накалялась. И когда девушке было всего 15 лет, она то ли сама ушла из дома, то ли ее выгнали, итог один — ребенок без денег и образования оказался на улице.

Идти было некуда, поэтому Марианне примкнула к коммуне хиппи. Жизнь в атмосфере «свободной любви» и дыма от марихуаны не прошла даром — и в 16 лет Марианне родила ребенка. К материнству она не была готова, поэтому отдала новорожденную девочку на удочерение.

Источник

В 18 лет девушка снова забеременела от своего партнера. Парень, узнав новость, тут же скрылся в туманной дали. Неизвестно, планировала ли сама Марианне остепениться и стать примерной мамой, но произошла чудовищная история — незадолго до родов молодую женщину изнасиловали. Марианне подала в суд на обидчика, однако суд встал на сторону насильника — тот утверждал, что на насилие его спровоцировала жертва, и ему поверили. Насильник получил условный срок. Вторую дочь женщина тоже отдала в приемную семью.

В 22 года Марианне осела в Любеке. Она работала в баре Tipasa (он открыт и поныне). Тут источники противоречат друг другу — в одних утверждается, что Бахмайер владела этим баром, в других — что она была просто официанткой. Как бы там ни было, у Марианне завязался роман с одним из работников этого бара — Кристианом Бертольдом. И результатом стала третья беременность.

Отец ребенка по традиции нырнул в кусты. Марианне села думать. Результат размышлений был следующий: она — взрослая женщина, это уже ее третья беременность, работа приносит неплохой доход, — так почему бы и не остепениться наконец?

Анна

14 ноября 1972 года у Марианне родилась дочка — Анна Бахмайер. После этого Марианне решила перевязать трубы, так как родов ей с лихвой хватило.

Вскоре женщина поняла, что неверно оценила ситуацию: жизнь матери-одиночки оказалась совсем нелегка. Да, она неплохо зарабатывала, но для этого надо было работать, а не «сидеть дома с ребенком». И нанять няню Марианне тоже не могла — на приличную специалистку уходила бы большая часть зарплаты. Поэтому женщина брала младенца с собой на работу.

Анна росла в баре. В принципе, многие дети растут у мамы на работе, но все же пивная — не самое подходящее место для ребенка. Марианне все понимала, просто надеялась, что это временная мера. Ну чего там младенец осознает? Найти ей местечко потише — и пусть спит до кормления! Однако ничто так не постоянно, как временная мера. Анна росла, забот у мамы не убывало, зарплата не прибывала — так что девочка продолжала бывать у мамы на работе регулярно.

Источник

Бар работал с обеда и до середины ночи, после Марианне отсыпалась. И те, у кого есть дети, понимают, что Анна вставала гораздо раньше матери. В это время девочка была предоставлена самой себе — ела что попало, играла, как умела, и старалась не тревожить маму.

Марианне изо всех сил пыталась быть заботливой родительницей, но, учитывая ее бэкграунд, она не очень понимала, как это надо делать. Анне уже исполнилось шесть, она по-прежнему проводила время в баре, нечасто выполняла домашние задания, регулярно видела пьяных скандалистов, а мама требовала от нее ответственности, как от взрослой, — поешь сама, поиграй сама, уроки сделай сама… Марианне нередко ссорилась с дочерью — не била, нет, — но кричала, рычала, а потом чувствовала себя виноватой.

Иногда она задумывалась о том, чтобы отдать Анну в приемную семью, чтобы ребенок не рос в проблемной обстановке.

Однако, несмотря на трудности, друзья и соседи описывали Анну как доброжелательного, веселого и активного ребенка.

Интересное по теме

Как стать хорошим родителем, если у вас было плохое детство

Клаус

Клаус Грабовски был на четыре года старше Марианне Бахмайер. Немецким правоохранителям он был прекрасно знаком, и для человека с его склонностями он подозрительно долго избегал правосудия.

В 1973 году Грабовски впервые попытался похитить ребенка — шестилетнюю девочку. К счастью, ему это не удалось: малышка так орала и выворачивалась, что преступник испугался и отпустил ее. За попытку похищения ему дали всего год условно.

В 1975 году Грабовски напал на двух девятилетних девочек и изнасиловал их. Надо сказать, что Клаус был ужасающе плох в деле заметания следов, и его поймали очень быстро. Ему грозил серьезный срок, а тюрьмы насильник боялся как огня, но, на его счастье, в Германии в то время практиковалась добровольная химическая кастрация для педофилов. Суть меры заключалась в том, что преступник обязывался принимать лекарства, полностью подавляющие либидо, в обмен на значительное смягчение наказания.

Источник

Грабовски даже в тюрьме сидеть не пришлось — его заключили в психиатрическую лечебницу, а вскоре выпустили на свободу. С 1976 по 1978 годы Клаус принимал препараты для химической кастрации. А в 1978 году Грабовски подал прошение о прекращении курса «лечения»: он заявил, что его больше не влечет к несовершеннолетним, и, вообще, он нашел себе женщину, они скоро поженятся и хотелось бы заниматься любовью по-человечески. Гуманная правоохранительная система Германии пошла навстречу исправившемуся преступнику.

В 1980 году Клаус Грабовски жил со своей невестой по соседству с Марианне Бахмайер. Он работал на скотобойне, был тих, мил, приветлив и частенько позволял Анне играть со своими кошками. О его прошлом соседка, разумеется, не знала.

5 мая 1980 года

Марианне и Анна не подозревали, что этим утром видятся в последний раз. Мать и дочь с утра поссорились из-за какой-то ерунды — то ли Анна вставать не хотела, то ли в школу идти отказывалась… В итоге Марианне надела на малышку ранец, вывела за дверь и заявила: «Вот и иди в школу одна!»

Вообще-то учебное заведение находилось неподалеку и путь до него был вполне безопасен. Анна знала дорогу и за практически полностью прошедший учебный год не один раз ее преодолевала самостоятельно. Но в этот раз девочка чувствовала себя слишком рассерженной и расстроенной для уроков. Она решила прогулять занятия.

Печальную прогульщицу заметил Клаус Грабовски и позвал девочку к себе домой — посмотреть на котят. Он удерживал девочку у себя в доме несколько часов, неоднократно изнасиловал, а затем задушил чулками своей невесты. Тело преступник положил в коробку и оставил на берегу канала. Только вечером Марианне поняла, что Анна не вернулась домой, и заявила в полицию.

Тело нашли довольно быстро, а невеста Клауса Грабовски позвонила в полицию и рассказала, что ее жених признался ей в убийстве. Мужчину арестовали.

Интересное по теме

Девочка в розовой пижаме: куда пропала Мэдлин Макканн?

Суд

Клаус, как мы уже упоминали, не отрицал того, что убил девочку. Но то ли он сам выбрал такую линию защиты, то ли адвокаты его надоумили — короче, Грабовски настаивал, что Анна была маленькой, развратной вымогательницей. Что ей нравилось то, что он с ней делал. Что она хотела денег за молчание. Преступник практически издевался над Марианне, говоря всю эту чушь.

Конечно, адвокаты понимали, что в развратных семилеток судьи не верят. Но защита пыталась обратить даже это на пользу обвиняемому: его пытались представить психически больным человеком, страдающим от тяжелого гормонального дисбаланса, вызванного химической кастрацией и ее отменой.

6 марта 1981 года

Марианне не была образцовой матерью, но Анну она любила. Ей было невыносимо знать, что ее ребенка убил педофил, уже дважды отделавшийся за свои преступления легким испугом. Защита Грабовски вела к тому, что его место не в тюрьме, а в психиатрической лечебнице. И были все основания думать, что его оттуда выпустят, когда он снова «вылечится» и «исправится»!

Но больше всего Марианне выводили из себя те гадости, которые Грабовски говорил об Анне. К своим 30 годам сама Марианне пережила немало виктимблейминга — сначала от отчима и матери, затем — от судьи, который согласился с тем, что изнасилование можно спровоцировать… Уж кто-кто, а она сама точно знала, что маленькие девочки не имеют привычки кого-то соблазнять и что ее дочь точно не стала бы требовать денег от мерзкого насильника!

Так что 6 марта 1981 года Марианне Бахмайер прямо в зале суда решила взять дело в свои руки, не дожидаясь вердикта присяжных. Остальное вы знаете.

Суд над Марианне

Сразу после убийства Марианне покорно отдала полиции свою «Беретту» и заявила: «Я хотела его убить. Выстрелить этой свинье в лицо, но, к сожалению, пришлось стрелять в спину. Надеюсь, он мертв».

Женщине предъявили обвинение в предумышленном убийстве, за что, вообще-то, светило пожизненное заключение. Общественность бурлила и негодовала. Во-первых, мало кто сочувствовал убитому ей Грабовски. Во-вторых, многие могли понять чувства матери. И, в-третьих, уж точно никто не был согласен с тем, что Марианне заслужила пожизненное, тогда как искалечивший судьбы стольких детей Грабовски раз за разом избегал правосудия!

Источник

Люди начали собирать деньги на адвокатов. Собрали много — более ста тысяч марок. Защите Марианне удалось немыслимое: они доказали, что женщина страдает от депрессии, купила пистолет ради самоубийства, а 6 марта резко изменила свое решение и решила сначала отомстить. Суд признал Марианне Бахмайер виновной в непредумышленном убийстве, совершенном в состоянии аффекта, и приговорил ее к шести годам лишения свободы.

Кто виноват, или Неидеальная жертва

Пока длилось следствие, в прессе начали всплывать подробности жизни Марианне. Общественность, которая ранее была полностью на стороне мстительницы, начала задаваться вопросами: «А не спровоцировала ли Марианне преступление сама? Она ненадлежаще присматривала за дочерью, ссорилась с ней, двух первых детей вообще бросила… Убили бы Анну, если бы Марианне Бахмайер являлась приличной фрау и водила дочь в школу за ручку?»

Ответ, в общем-то, очевиден: Грабовски все равно бы убил — если не Анну, то какого-то другого ребенка. Клаус обладал достаточными социальными навыками для того, чтобы втереться в доверие к маленькой девочке. Он даже правоохранителей умудрился убедить, что все осознал и исправился! Неужели его хитрости не хватило бы на семилетку, пусть даже из благополучной семьи?

Что касается Марианне Бахмайер, это может казаться неочевидным, но она проводила с дочерью больше времени, чем любая «добропорядочная фрау». Ей деваться было некуда — бабушки и дедушки не помогали, партнер уплыл в закат, денег на няню не было. Детей одних в школу до сих пор отпускают, если школа расположена возле дома, так что и с этой стороны она не совершала ничего предосудительного. Тем более — для 80-х, когда две трети несовершеннолетних гуляли «с ключом на шее».

Интересное по теме

Ребенок гуляет один: 16 правил детской безопасности от эксперта Школы «ЛизаАлерт»

Разумеется, людей раздражал тот факт, что Анна ходила с мамой на работу в бар. Марианне и сама знала, что это неподходящее место для ребенка. Однако сменить работу она не могла. То есть теоретически-то — пожалуйста, но только на менее денежную. Кем могла работать женщина даже без среднего образования? Горничной, уборщицей, расклейщицей объявлений? Все равно быть хозяйкой пивнушки, пусть и захудалой, выходило прибыльнее.

Тут даже можно спросить: не спровоцировали ли убийство Анны родители Марианне, которые выгнали дочь из дому в 15 лет, лишив возможности нормально закончить школу, получить хотя бы среднее профессиональное образование и выбиться в тот круг, где можно было найти более перспективного партнера, чем рабочий бара?

Поиск виноватых продолжать можно почти бесконечно. Виновата ли система правосудия, которая так легко выпустила из фокуса внимания педофила? Виноват ли партнер Марианне, который мог бы и помочь ей воспитывать ребенка? Виноваты ли адвокаты, которые согласились с циничной линией защиты Клауса Грабовски? Виновата ли кошка Клауса, что окотилась? Виноваты ли дети в том, что доверчивы и любят котят? Не спровоцировали ли выстрелы 6 марта 1981 года отчим Марианне и судья, оправдавший ее насильника?

Источник

В конечном итоге признала себя виновной только Марианне Бахмайер. И хотя по некоторым признакам убийство было умышленным (женщина купила пистолет и тренировалась из него стрелять), она определенно не планировала расправу заранее, до суда. Последние крохи веры в справедливость столкнулись со знакомым ей до боли виктимблеймингом, и прозвучал взрыв…

Итоги

Правила прохода в суд в Германии ужесточили. Марианне Бахмайер вышла из тюрьмы досрочно. По мотивам ее истории сняли три художественных и бессчетное количество документальных фильмов.

Сама Марианне вышла замуж за школьного учителя и эмигрировала в Гану в 1985 году. Через пять лет пара развелась, и Бахмайер уехала на Сицилию. Там женщина устроилась в хоспис, где работала в отделении эвтаназии. Когда ей диагностировали рак поджелудочной железы, Марианне решила вернуться в Германию. В 1996 году она умерла — ей было 46 лет.

Источник

Марианне Бахмайер похоронили рядом с ее дочерью.

Ликбез Живые пособия: как «тренировочные младенцы» помогали американкам готовиться к материнству
Идея обучать женщин родительству как науке зародилась в начале прошлого века и в тот момент абсолютно никого не смущала. Этические споры начались позже.