«Я не поехала на похороны — боялась, что не выношу беременность, если буду присутствовать». Монолог женщины, чей муж покончил с собой из-за микрозаймов

Читательница осталась одна с двумя детьми, ипотекой и кредитами супруга.

Коллаж Лизы Стрельцовой

В редакцию НЭН написала женщина, муж которой совершил суицид. Предположительно, это произошло из-за тайных долгов, о которых его жена даже не догадывалась. Вот ее история.

Мне 28 лет. Моему мужу в этом году должно было исполниться 30. Но этого не случилось: за красивой картинкой нашей шикарной семейной жизни и большой любви скрывался секрет, который привел к огромному горю.

Начну с того, что мы были очень влюбленной парой, потом — дружной и крепкой семьей. Мы познакомились летом, мне было 18 лет. Я закончила первый курс института и подрабатывала барменом, а он вернулся из армии и подрабатывал охранником. Мы начали встречаться. Через полтора года он сделал мне предложение. Все было идеально: мы были неразлучны 24/7. Мы всегда вместе ездили к родителям и все время ходили за ручку.

Мы приехали жить в Кузбасс и вместе устроились на одну работу: он был бригадиром по земляному полотну, я — техником линейного участка железной дороги. Когда мы съезжались, у нас был только ноутбук и телефоны, у моего мужа был машина «семерка». Первые пять лет мы прожили на съемной квартире, а потом взяли двушку в ипотеку, купили «Мазду», следом за ней — BMW.

Мы очень хотели ребенка. В 2019 году у нас родился сын. Все шло своим чередом. В конце 2022 года я снова забеременела — муж очень хотел второго ребенка.

Смерть мужа

Муж всегда мечтал о BMW Х5. Он сказал, что у него есть на нее деньги, которые скопились с подработок — он занимался распространением рекламы о ЧВК «Вагнер» в соцсетях. В конце прошлого года он заказал машину. Ее нам должны были привезти из Владивостока в Кемерово, то есть в город, который расположен в ста километрах от нашего. 9 января он собирался заехать за деньгами в банк (накопления, по его словам, хранились в ячейке) и поехать за машиной.

В тот день я отвела ребенка в детский сад, сходила на УЗИ и пошла на работу. Мы всегда были на связи друг с другом, но в тот день муж не выходил на связь. Я начала переживать и позвонила продавцу машины. Но тот сказал, что тоже все еще ждет моего мужа. Я пошла домой, чтобы проверить, нет ли его там (мы жили в пяти минутах [ходьбы] от работы).

Предчувствуя что-то плохое, я забежала в квартиру. Обувь моего мужа стояла в коридоре. Я подумала, что он спит, и пошла в спальню. Дверь туда была приоткрыта, но что-то мешало мне ее распахнуть. Я с силой ее толкнула и увидела, как упало его тело.

Мне было очень страшно, но у меня сработал инстинкт самосохранения. Я сразу позвонила папе и спросила, что мне делать. Он сказал, чтобы я ничего не трогала, пошла к соседям и позвонила в полицию.

Тайные микрозаймы

В тот же день полицейские начали выяснять причину его смерти. Они сразу прочитали переписки в телефоне моего мужа и выяснили, что он втайне взял несколько десятков микрозаймов, часть из которых были оформлены на мой паспорт. Он вводил данные моего паспорта, а для подтверждения оставлял свой мобильный номер и почту.

Чуть позже, забирая его вещи с работы, я нашла огромную папку с 15 судебными письмами из-за задолженностей, выписанными на меня. На него была оформлена моя онлайн-доверенность — он предложил сделать ее, чтобы он мог забирать за меня посылки на почте, когда я была беременная. Такой акт заботы оказался корыстным поступком. Он поставил на мой телефон заглушки от звонков и сообщений из банков, чтобы я не узнала, что что-то должна.

Еще оказалось, что муж занимал деньги у наших коллег. Через несколько дней после его смерти, когда я шла с работы на обед, на улице возле меня остановилась машина. Человек, который был за рулем, сказал: садись, нужно поговорить. Он заявил, что я должна ему вернуть деньги, которые занял у него мой муж. Я отказалась это делать, да и возвращать было нечего.

Кроме этого, выяснилось, что он потратил деньги, которые бабушка копила на черный день. Мой муж сказал родным, что эти деньги лучше хранить в золоте и что он это организует. Все были уверены, что деньги так и хранятся, но после его смерти выяснилось, что никаких сбережений нет.

Следствие так и не выяснило, какую сумму он занял и на что все потратил. Он выводил деньги на свою карту и снимал их наличными, поэтому после его смерти так и не удалось узнать, на что он их тратил. Он говорил, что у него есть три с половиной миллиона на машину, которую он собирался купить, но этих денег в ячейке не оказалось. На его имя после смерти приходили заказные письма, но я уже не могла их получить.

Когда полицейские узнали, что у мужа были долги, они закрыли дело, постановив, что это был суицид. Но я думаю, его могли заставили свести счеты с жизнью. Мой отец, который всю жизнь проработал в органах, тоже считает, что моему мужу помогли уйти. Но он сказал мне не лезть в это дело, потому что люди, с которыми он мог быть связан, могли заниматься наркотиками или оружием. Папа сказал, что от того, что я что-то узнаю, мне, скорее всего, станет только хуже.

У меня остался миллион вопросов и никаких ответов. Я думала, такое случается только в фильмах. Я ничего не подозревала и не знала. Я безоговорочно ему доверяла, очень любила, можно сказать, боготворила его. Мы все время были рядом. Мы могли прочитать сообщения друг у друга, знали пароли от телефонов друг друга.

Он был молчун. Из него было очень тяжело что-то вытянуть, он умело скрывал эмоции. Я говорила ему, что даже не знаю, как он смеется. На работе девушки спрашивали меня: он у тебя домашний тиран? Но это было совсем не так: на людях он был серьезным, а дома добрый.

Все его родные гордились им, потому что у него была квартира, машина, жена и ребенок. Может, он оступился и ему стало стыдно перед родственниками. Может быть, он связался с кем-то плохим и не нашел другого выхода.

Я думаю, что если бы он рассказал мне и своим родственникам обо всем, то мы бы нашли способ ему помочь.

***

После случившегося я поседела — подошла к зеркалу и увидела, что у меня белые волосы. Мои родители и его мама приехали только на следующий день. Они забрали тело к себе на родину, я не поехала на похороны — боялась, что не выношу беременность, если буду присутствовать.

После его смерти на мне осталась ипотека на 11 лет и запланированный через полтора месяца декрет. Благодаря страховке нам закрыли ипотеку. Через месяц после его гибели я сдала на права, чтобы легче было все успевать.

Сейчас у меня много забот. Через пять месяцев после смерти мужа я родила и ушла в декрет с двумя малышами. В городе я одна — все близкие далеко, мне не от кого ждать поддержки. Я стараюсь держаться, потому что детям нужна здоровая и счастливая мама.

Отцовство Не только «Брат», но сын, муж и отец. История Сергея Бодрова-младшего
27 декабря 1971 года на свет появился Сергей Бодров-младший — актер, сыгравший Данилу Багрова в знаменитом фильме Алексея Балабанова и ставший одним из главных...