«Муж сказал: „Я в долгах, и я воровал деньги у нас, у тебя, у твоих родителей“». История женщины, которая развелась с мужем из-за тайного кредита

О том, что муж скрывает от нее свое тяжелое финансовое положение, героиня догадалась лишь после рождения ребенка, на восьмом году брака.

Коллаж Лизы Стрельцовой

Интересное по теме

«Где деньги?» — НЭН запустил новый проект

«Я думала, что наши карточки — это сообщающиеся сосуды»

Мне 26 лет, я живу в Нижнем Новгороде. Несколько месяцев назад я развелась с мужем, потому что у него был тайный кредит, который он оплачивал, воруя деньги из общего бюджета и у моих родителей. Это продолжалось почти семь лет из десяти, что мы были вместе. Все эти годы я очень любила своего мужа и была с ним очень счастлива.

Мы познакомились, когда нам было по 16 лет. В 19 мы поженились. Тогда я училась на филологическом факультете НГУ имени Лобачевского, после которого устроилась в информационное агентство журналисткой. Я проработала там три года, а потом ушла в декрет, потому что у нас родилась дочь.

Во время учебы муж занимался бизнесом. Тогда в моду начали входить вейпы, и он производил к ним детали — крутил какие-то пружинки. Для этого он арендовал помещение. Он говорил мне, что вырученных с заказов денег хватает на покрытие аренды. Но позже выяснилось, что он взял кредит. Параллельно он начал тратить больше, чем зарабатывать, и оказался в долговой яме. Тогда он закрыл свой бизнес и устроился на работу в фирму к моему дяде.

Я всегда сама себя обеспечивала и не просила денег у мужа «на маникюр». Еще я знала, что, если что, мне всегда помогут родители.

Когда мы поженились, у него была своя зарплатная карточка, а у меня своя. Муж брал на себя оплату еды, но, когда мы приходили в магазин, у него всегда очень быстро заканчивались деньги. Как потом выяснилось, он зарабатывал 50 тысяч, а 30 из них отдавал на проценты по кредитам. Получается, у него на карте оставалось 20 тысяч в месяц. Этих денег, конечно, было мало. Поэтому, когда мы приходили в кафе, платить приходилось мне.

Я смотрела на это как на совместный бюджет и думала, что наши карточки — это сообщающиеся сосуды. То есть если у тебя потрачены деньги и ты потратил их на нас, то дальше деньги трачу я.


Это действительно было бы так, если бы мой партнер был честен со мной.


Я не знала, что половина денег уходили на покрытие кредита, и думала, что он все тратит на семью — на обслуживание машины, страховку, коммунальные услуги.

В то же время, уже находясь в долговой яме, он продолжал брать новые кредиты. Например, на Новый год он подарил мне камеру GoPro. Я была уверена, что он откладывал деньги, чтобы порадовать меня таким подарком. Я была очень счастлива и думала, какой у меня прекрасный муж, а потом узнала, что он купил эту камеру в кредит.

Все эти годы муж работал в фирме у моего дяди, надеясь на повышение. Он не менял работу, не искал дополнительного заработка. Когда я его спрашивала, почему он не устроился на другую работу, не искал подработку, не работал по ночам на такси, чтобы закрыть кредиты, он отвечал, что надеялся, что все образуется. Оказалось, что иногда он покупал лотерейные билеты в надежде, что удача поможет ему закрыть долги.

Конечно, мы разговаривали о том, что нам хочется лучшей жизни. И о том, что у него небольшая зарплата и я получаю больше, чем он. Но все заканчивалось тем, что он говорил, что скоро его повысят, и ничего не менялось. Я в это время работала и обеспечивала себя.

Однако у нас случались ситуации, которые могли бы меня насторожить. У нас были отложены наличными 40 тысяч рублей, которые мы собирались потратить на мебель в детскую. Они лежали в шкафу. Я была беременна, на большом сроке. Заглянула в шкаф, чтобы проверить, на месте ли деньги, и обнаружила, что их нет.

Это была не первая ситуация, когда муж забирал из шкафа наши общие деньги без моего ведома. Меня волновали не сами деньги, а то, что он взял, но не сказав мне об этом. Когда он пришел домой, я спросила, где деньги? Он сказал, что одолжил их своему другу. Я спросила, почему он не рассказал об этом мне. Тогда он попытался мне внушить, что я бы отказалась давать эти деньги. Но это был полный абсурд, потому что, конечно, я дала бы в долг. Он попросил у меня прощения и сказал, что в следующий раз все расскажет, потому что мы семья и должны все обсуждать. Я поверила ему и простила. Детскую я обставила на свои деньги.

Интересное по теме

«Я была замужем за педофилом»: рассказ читательницы НЭН

«У него была установка врать до конца»

На протяжении нашей семейной жизни такое повторялось несколько раз. Но я очень ему доверяла и на следующий день не вспоминала об этом.

Но муж крал не только из нашего шкафа, но и из шкафа моих родителей. Мы были очень близки с моими родителями, папа считал моего мужа своим лучшим другом. У него были ключи от квартиры моих родителей. В какой-то момент, когда он понял, что кредиты его полностью поглотили и он не может уже никаким честным путем покрывать эти проценты, он стал приходить со своим ключом в квартиру моих родителей и брать отложенные деньги из их шкафа.

Родители не вели строгий счет этим деньгам и не сразу поняли, что у них пропадают деньги. Мой муж воровал у них деньги целый год. Он брал по 20–30 тысяч. Но однажды мой отец заметил, что деньги в шкафу не копятся, а пропадают. Увидев это, мои родители сразу поняли, что их забирает мой муж, потому что других вариантов у них не было.

Для них это стало очень большой травмой — они не знали, как на это реагировать. Они не могли поговорить ни со мной, ни с ним. Усугубило ситуацию то, что в этот момент я забеременела. Мы с мужем были очень счастливы, потому что пытались забеременеть полтора года. У родителей был шок — они обрадовались, но я почувствовала, что что-то не так. Из-за того, что я забеременела, они решили ничего не рассказывать.


Родители два года знали и скрывали, что мой муж у них воровал.


Когда я была на третьем месяце беременности, мой папа решил поговорить с мужем, но тот не признался в воровстве. Муж потом уже мне сказал, что у него была установка врать до конца. Я не знала, что папа разговаривал с ним, но чувствовала, что отношения между ними испортились. Внешне все было как будто по-старому, но что-то витало в воздухе. Я думала, что это только мне так кажется.

Интересное по теме

Ты все неправильно поняла: 8 признаков того, что вы стали жертвой газлайтинга

«Я поняла, что сейчас моя жизнь разрушится»

История с тайными кредитами открылась на этих новогодних праздниках. Я составляла цели на следующий год, и одной из них стала покупка нового телефона. Я сказала мужу, что мой телефон умирает и мне нужен новый, поэтому я каждый месяц буду откладывать определенную сумму и накоплю себе на телефон. Я решила заглянуть в шкаф, чтобы проверить, сколько там налички, которую я могла бы добавить на покупку. Он сидел рядом и сказал, что в шкафу денег нет. Я даже не удивилась. Тут же он мне начал рассказывать, что осенью, когда мы обсуждали переезд в Грузию, но решили не уезжать, он якобы попробовал купить билеты до Тбилиси, но его обманули. Я была в шоке от того, что он принял это решение в одиночку и зачем-то все же купил билеты, хотя мы не договаривались об этом, а у нас на руках тогда уже был ребенок. Он, как всегда, попросил прощения, и мы помирились.

На следующий день была наша годовщина — нам было десять лет. Весь день у меня внутри что-то свербило — я как будто не могла поверить в то, что он рассказал мне про билеты. Я попросила его подробно объяснить, как его обманули с билетами. Он сказал, что покупал их на Авито, но в его словах чувствовалась ложь. Я сказала, что не верю и попросила пошагово рассказать, как и где он покупал билеты.


Тут он замолчал на много минут. Он сидел в тишине, закрыв голову руками. В этот момент мне впервые за все наши отношения стало страшно, я испытала ужас, поняв, что сейчас моя жизнь разрушится.


Он сидел так несколько минут. Я попросила его сказать уже хоть что-нибудь. Тогда он наконец-то признался во всем. Он сказал: «Я в долгах и я вор, я крал деньги у нас, у тебя, у твоих родителей, и я в долгах как в шелках».

Через месяц мы развелись. Этот месяц был для меня очень тяжелым, мне нужно было осознать все, что произошло — я же очень любила его все эти десять лет. У нас были очень хорошие отношения и я даже подумать не могла, что когда-нибудь разведусь. Сначала он сказал, что будет бороться за нашу семью. Но я стала очень злой по отношению к нему, я говорила, что не понимаю, как он мог завести со мной ребенка в таких обстоятельствах, учитывая, что у меня не получалось забеременеть полтора года.

Я осознала, что все это время он не любил меня и не уважал, и теперь я тоже не могу его уважать. И действительно: он очень быстро сложил с себя полномочия по спасению семьи. Он признался, что всегда понимал, что если все вскроется, то мы разведемся.

Он признался, что его долг составляет примерно 800 тысяч (всего он должен был 1 300 000, но часть он успел выплатить). Сказал, что этот кредит гасил деньгами, которые он воровал у моих родителей, или нашими общими деньгами, отложенными со свадьбы.

В браке мы купили машину, продажа которой как раз покрывала его долги. Я предложила ему продать машину и закрыть его кредит. Кстати, покупку машины, несмотря на то, что он был в кредитах, инициировал мой муж. Он предложил мне скидываться по 15 тысяч рублей в месяц, чтобы оплатить кредит. Я согласилась, и мы купили машину. Но вместо обещанных 15 тысяч он отдавал на кредит только пять тысяч в месяц (в лучшем случае). В результате кредит за машину выплачивали мы с мамой.

Я предложила продать машину ради себя, потому что я не могла представить, как человек, который долгие годы был моим любимым человеком, продолжит возиться с кредитами с этой зависимостью. Он согласился на то, чтобы мы продали машину.

Ликбез «Я пытался быть хорошим мальчиком, не раскачивать лодку». Отрывок книги «Это закончится на тебе»
Кэрил Макбрайд — психотерапевтка с 30-летним опытом практики и экспертка в исправлении разрушительных последствий эмоционального насилия. С разрешения издательс...