Обед в родовой, нелюбовь к ГВ и маникюр после родов. Как проходят роды в Грузии

Опыт читательницы НЭН.

Фото из личного архива Ирины

Ира живет в Грузии с 2017 года. Здесь в 2019 году она родила дочь, а в 2021 — сына. Про то, как проходят роды в этой стране, Ира рассказала НЭН.

Ведение беременности

В Грузии вся медицина частная, здесь нет государственных клиник. У меня страховка от работы мужа, она покрывает 80 процентов оплаты за медуслуги (но не больше 1200 лари, около 40 000 рублей).

Больницу для наблюдения беременности я выбирала исключительно по локации — ближайшую. До нее десять минут пешком. Кроме того, наши друзья за год до этого там рожали и хорошо о ней отзывались.

В Грузии просто так по врачам не гоняют. На первом приеме мне подтвердили беременность на УЗИ, врач сказала прийти через две недели, чтобы послушать сердцебиение. Потом — скрининги на 12-й и на 20-й неделях. У меня был крупный плод в обе беременности, так что на 20-й неделе мне назначали глюкозотолерантный тест.

Еще одно УЗИ мне делали на 35-й неделе. Как тут смотрят? Захожу в кабинет, там сидит дядечка-узист Каха.

— Здравствуйте, проходите! Откуда? Кто папа? Ой, какие глаза голубые!

Врач что-то пишет у себя в заключении, что-то говорит медсестре, а мне:

— Так… живот на месте… руки-ноги есть…

Все в таком легком, шутливом тоне. А я же немножко беременная, мнительная, начиталась:

— Про шейно-воротниковый отдел мне скажите? А признаки синдрома Дауна?

Он мне:

— Ой, что ты заморачиваешься, все нормально, красивая девочка, все хорошо.

Я даже хотела еще к кому-то на УЗИ сходить, но мне сказали, что здесь все так смотрят и, если он сказал, что все нормально, значит, правда нормально.

На 38-й неделе отправляют сдать мазок на стрептококк. В первую беременность у меня его обнаружили и на родах поставили капельницу с антибиотиком.

Интересное по теме

Чтобы знать, понимать и не бояться: подборка лучших книг о родах и рождении

Здесь все на расслабоне и позитиве: «Не переживайте, все хорошо, много ешьте, много гуляйте, много путешествуйте». Для понимания: что такое КТГ, я только в родах узнала, тогда как моя подруга в России к концу срока чуть ли не раз в два дня ходила на эту процедуру.

Рожать я осталась в том же роддоме, где наблюдалась. Это большой акушерско-гинекологический центр в Тбилиси.

Я спросила у врача, которая вела мою беременность, кого она посоветует для родов. Она назвала Зуру.

— А вы бы сами у него рожали? — спросила я.

— Я у него рожала двоих детей.

Сходила к Зуре на прием. Здесь всех врачей называют сокращенными именами: беременность у меня вела Тата — Тамара, роды принимал Зура — Зураб. У него даже табличка на двери «Зура такой-то», а у Тамары — «Тата» на бейджике.

Зура взял мои анализы, посмотрел, что-то себе отметил. Меня не осматривал. Я ему сказала, что я сама врач, что я не против кесарева и эпизиотомии, если будут показания. Он на меня так посмотрел: «Все нормально будет, что ты переживаешь». Во вторую беременность мы волновались, что роды могут прийтись на новогодние праздники. Зура — я у него же рожала второго ребенка — нам тогда сказал: «Я здесь, в городе, никуда не уезжаю, роддом работает в штатном режиме, не надо переживать. Нашли о чем думать». Врачи меня заряжали своим спокойствием.

По рассказам, в Грузии часто делают кесарево, но ни меня, ни моих подруг не уговаривали.

Фото из личного архива Иры

Роды

Расскажу про первые роды, в январе 2019 года. Схватки начались ночью. В три часа утра муж позвонил в роддом: он говорит на грузинском. Ему сказали, что можно приезжать. Мы вызвали такси — за пять минут доехали. Вообще здесь можно вызвать скорую, и она тебя привезет в тот роддом, в котором ты планировала рожать.

Приезжаем, оформляемся. Они там такие спокойные, вялые. Спустилась дежурный врач, осмотрела меня: «Семь сантиметров раскрытие, вы в родах!» Меня сразу повезли в родильную палату.

Муж в это время оставался внизу — решали, в какой палате я буду потом три дня. В этой больнице есть одно-, двух-, трех- и четырехместные палаты. Мы хотели одноместную, потому что в Грузии гости часто приходят всей семьей, очень шумно ведут себя, а я хотела быть одна. Муж нашел одноместную палату, сразу все оплатил. Здесь, когда платишь за палату, сразу оплачиваешь и роды, и услуги врача. Дополнительно мы потом платили за анестезию.

Меня завезли в родильную. Пришла медсестра: «Вам телевизор включить?» Я такая: «Погодите, как это телевизор? Я тут рожать пришла». Я почему-то настраивалась, что роды — это будет больно, страшно и на них главные — врачи. А здесь почувствовала, что это обычный физиологический процесс, где главная — я, а все вокруг меня бегают.

Интересное по теме

Роды как чудо. Воскресное письмо

Примерно в полпятого пришла акушерка, с которой работает мой врач, она недалеко живет. Каждый врач здесь работает в связке со своей акушеркой. У Зуры это была Нино, он ее нам представил заранее. По факту участие врача в родах было минимальным: он зашел ко мне раза три. Ведущая роль — у акушерки.

Фото из личного архива Иры

Нино мне проколола пузырь, отошли воды. Сделали анестезию. Врач пришел около 7:30. Роды прошли легко. Врач мне говорит: «У тебя сейчас живот будет напрягаться, ты, самое главное, слушай меня, не паникуй. Делаешь глубокий вдох и, когда я говорю, — глубокий выдох». Я думала, мы сейчас просто подышим, а потом рожать будем. На третий раз я делаю сильный выдох, смотрю на своего мужа и вижу, что у него квадратные глаза, — и тут мне на живот кладут ребенка. И я такая в шоке: «Это все?»

Минут пять мы знакомились с ребенком. У меня отошел послед, мне все обработали, накрыли меня тяжелым теплым одеялом: все, лежите отдыхайте. Потом перевезли в палату. Каждый, кто бы ни заходил — будь то уборщица, медсестра, врач или сотрудник, обслуживающий кофемашину, — поздравлял меня с рождением ребенка, желал мне и ему здоровья, счастья. Заходит педиатр проверить ушки — опять поздравления. Это очень приятно, создает позитивную атмосферу, хотя к третьему дню уже немного утомило: дайте мне поспать уже.

Минус — отношение к ГВ

Уже у себя в палате я пыталась приложить дочь к груди, у меня не получилось. Вообще здесь с грудным вскармливанием очень туго — мамы в Грузии в основном держат детей на смесях. Мне кажется, это от недостатка знаний. А может быть, это связано с тем, что здесь очень короткий декрет: на всю беременность и роды дают три месяца. И женщины не хотят приучать ребенка к груди. Когда я ходила на пост спросить что-то, там стояли три женщины за таблетками для прекращения лактации.

Я паникую: «Грудь! Молоко!» Медсестры мне говорят: «Да не переживайте, у вас молока еще нет, оно не сразу приходит». Одна посмотрела мою грудь и сказала: «У вас плохие соски, наверное, у вас и не получится».

На второй день я говорю: «Ее же надо кормить». А мне отвечают: «Да не переживайте, они рождаются неголодные, у них там сначала все должно очиститься, меконий должен выйти». Может быть, мне не хватило знания языка, чтобы решить проблему: тогда как почти все врачи здесь говорят на русском, медсестры — только на грузинском.

Сестры все время заходили — то ушки посмотреть, то рефлексы проверить, — я им говорила: «Она у меня грудь не берет. Не знаю, что делать». Они говорят: «Какая проблема — дайте бутылку». Я не хотела, но на второй день попросила сделать 30 граммов смеси и дала дочери бутылку. Она жадно поела, думаю, она все-таки была голодная. У меня был молокоотсос с собой, я спрашивала: «Может, мне с ним?» Мне говорили: «Нет, это вы когда дома уже будете, когда молоко придет».

Фото из личного архива Иры

К четвертому дню у меня пришло молоко, грудь как камень стала. Муж был дома, дозвонился на пост, поговорил с ними на грузинском, потребовал, чтобы мне помогли, я сама там уже до слез. После этого прибежала медсестра с пеленкой и перчатками, стала мне грудь массировать. Было очень больно (у меня потом синяки остались), молоко фонтанами из меня полилось. А дочь грудь брать отказывалась. Медсестра помогла мне воспользоваться молокоотсосом, и из бутылочки дочь уже мое молоко пила.

Я потом уже узнала, что в городе есть консультанты по ГВ, с которыми женщины заранее договариваются и они приезжают в роддом. Когда я выписывалась, говорила заведующей, что таких помощниц в больнице не хватает. Она такая: «Да ладно? До вас никто не жаловался».

Когда мы приехали домой, видимо, я успокоилась, мы с дочерью лежали вдвоем на кровати, я ей просто сунула грудь, и она ее взяла. У меня было такое облегчение. С тех пор мы, конечно, убрали все смеси, и два года я ее кормила.

Интересное по теме

Грудь и закон: как поддерживают грудное вскармливание в разных странах мира

Еда

Меня в роддоме кормили постоянно, даже когда я в родильной палате была.

В первые роды мне рано утром принесли кусочек хачапури с чаем.

— А мне можно кушать?

— Да, конечно, кушайте.

Когда была во вторых родах, тоже дали еду: каша, бутерброд с маслом, чай. Я лежу с КТГ, а муж меня кормит. На обед принесли суп-пюре, гренки, курицу в китайском стиле с соусом. Куда мне столько есть? Мне рожать надо! А мне хотелось, все так вкусно было.

Фото из личного архива Иры

Когда перевели в палату — трехразовое питание и вечером мацони с печеньками. Никакой диеты. Хачапури, чашушули с перчиком, салат, винегрет, котлетка, борщ, гуляш.

Еда — только для мамы, сопровождающих не кормят. На этаже есть аппарат с кофе, внизу — буфет.

Во вторые роды я осталась в больнице в новогоднюю ночь. Муж с дочерью были дома, мне было грустновато. Но за десять минут до полуночи дверь в палату открывает медсестра в шапочке Деда Мороза и говорит: «Чего лежишь, скучаешь? Пойдем». Я выхожу в коридор, а там все роженицы со стаканчиками вина, стол накрыт — фрукты, конфеты, тортик. Мне вручают стакан вина. Я говорю: «Да нельзя, я ж кормлю». — «Можно, это красное домашнее». Я пригубила. Музыка играет, все девочки из палат вышли, мы пофоткались. Очень приятно было.

Про деньги

Первичная консультация моего врача, которая вела беременность, стоила 45–50 лари (1500–1600 рублей), вторая в течение 14 дней — бесплатная, УЗИ — 90 лари (3000 рублей), анализы в зависимости от типа — от десяти до 30 лари (300–1000 рублей).

За первые роды мы заплатили около 2400 лари (80 000 рублей). Я платила с наценкой 20 процентов, так как я не гражданка Грузии.

Вторые роды обошлись примерно в 3000 лари (около 100 000 рублей), у меня была палата получше. Поскольку у меня ПМЖ, мне дали сертификат, в который входило три бесплатных УЗИ, скрининги на 12-й и 20-й неделе и тесты на ковид. Анестезия — 300 лари (10 000 рублей).

Маникюр и укладка перед выпиской

На следующее после родов утро мне подарили сертификат на маникюр и на укладку, которые я могла сделать в салоне красоты на первом этаже клиники. В первый день я такая: «Господи, какой маникюр, какая укладка?» А на второй немного очухалась и решила сходить. За мной пришла медсестра, отвезла меня на каталке на первый этаж, мне там сделали маникюр. А перед выпиской голову помыли и укладку сделали. Мелочь, а приятно.

Здесь каждый роддом что-то такое дарит: сертификат в аптеку, на памперсы, на детское питание, на детский бассейн, грудничковое плавание и тому подобное.

Фото из личного архива Иры

Гендер-пати

В Грузии распространены гендер-пати. Их проводят в кафе или в парке, с шариками и тортом.

Во вторую беременность мы тоже решили сделать. Когда я шла к врачу на очередное обследование, я взяла с собой конверт и бумажку, сказала не говорить мне пол — мол, мы хотим гендер-пати устроить. Он достал конверт с логотипом клиники, что-то туда положил. Потом оказалось, что это голубой значок с надписью «It’s a boy» (англ. «у вас мальчик». — Прим. НЭН).

На самой вечеринке ничего особенного не было, подруга заказала шары, тортик. Отметили в парке с друзьями.

После выписки надо прийти к врачу через 40 дней. Я пришла — посмотрели, все нормально. С ребенком — в детскую поликлинику. Хотя все клиники частные, прививки для детей — бесплатные. Когда отдаешь ребенка в сад или школу, обязательно предоставить подтверждение, что прививки сделаны.

Интересное по теме

Прививки во время беременности: все, что нужно знать будущей матери

Отношение к детям

К детям здесь относятся шикарно — тискают, целуют, обнимают. Подойти погладить, потрепать по голове, угостить чем-то — это запросто. Можно сказать, конечно, что границы нарушают.

Замечаний детям за баловство никто не делает, я ни разу не встречала. Мои дети немножко оторванные, чувствуют себя свободно, раскрепощенно. Мне муж, который здесь родился и вырос, постоянно говорит: «Что ты ей пшикаешь постоянно? Пусть кричит: она же ребенок». Никто не подходит с замечаниями. Наоборот, могут подойти сказать: «Какой хороший, сладкий малыш, а сколько ему, а как зовут? Дай бог ему здоровья».

И при этом, может, я уже придираюсь, но здесь очень мало пандусов, например, или машина может этот пандус перегородить. Очень мало кафе с детскими комнатами, небогатый выбор товаров для детей. Коляску я заказывала из Германии, стульчик, гаджеты какие-то, даже одежду — из России. Если говорить про одежду, то здесь это либо что-то дорогое люксовое, либо ширпотреб.

Мнения Неидеальный отчим. Как жить в «лоскутной семье»?
Когда отношения между мужем и ребенком от предыдущего брака складываются непросто.