«Когда меня перевозили в палату, то накрыли простыней с головой». Как проходят роды в Саудовской Аравии

Нет, нефтяную вышку на рождение не дарят.

Иллюстрация Насти Железняк

Марина (имя изменено по просьбе героини) не думала, что второго ребенка будет рожать не в Москве, а в Саудовской Аравии. Но жизнь распорядилась иначе, и ее дочка родилась в Рияде. Героиня описывает ведение беременности и роды как опыт позитивный и не шокирующий. От себя добавим — очень интересный. Публикуем монолог Марины.

Никогда не могла представить, что буду жить, а тем более рожать в столице Саудовской Аравии. Но мужу предложили хорошую работу, и в декабре 2022 года, сразу после того, как я узнала, что беременна вторым ребенком, мы переехали из Москвы в Рияд.

Саудовская Аравия, несмотря на очень строгий имидж и жесткие мусульманские правила, в последние годы становится все более открытой миру, а жизнь в ней вполне комфортна даже для женщин, насколько я смогла увидеть. Общество становится более либеральным и открытым. Если раньше женщинам нужно было всегда ходить с покрытой головой, нельзя было водить машину, а в присутствии мужа с ней никто не разговаривал — обращались только к мужчине, то сейчас это все на усмотрение самой женщины и ее семьи. Да, «традиционные ценности» в Саудовской Аравии очень сильны, но я здесь ни разу не чувствовала себя как-либо ущемленной.

Мы живем в малоэтажном жилом комплексе (компаунде) на несколько тысяч человек — все они экспаты (иностранные граждане. — Прим. НЭН). На огромной территории, окруженной высокими стенами, — свои детские садики, больницы, магазины, спортзалы, кафе. Здесь экспаты могут хоть в трусах ходить и делать что хотят. За пределами компаунда, конечно, стоит придерживаться более строгих правил — например, одеваться закрыто, не купаться в бикини в общественных бассейнах и т. п.

Система здравоохранения

Приглашая специалиста, работодатель обязан обеспечить страхование жизни и здоровья ему и его семье. Страховка обязательна для любого, кто въезжает в страну и получает ВНЖ. Мы с детьми пользуемся страховкой мужа и наблюдаемся в частной клинике, как все экспаты. Государственная медицина доступна только гражданам страны.

Без страховки медуслуги стоят каких-то космических денег: десятиминутный прием врача — 350–600 риалов (8 000–15 000 рублей), стандартное УЗИ за три минуты — 700–1200 риалов (17 000–30 000 рублей).

В Саудовской Аравии практикуется доказательная медицина, в больницах хорошее оборудование, на территории всегда есть несколько сетевых кафе, которые открыты даже в Рамадан (месяц поста у мусульман), когда больше вообще никакие заведения в городе не работают. Мы как-то раз даже специально заехали в больницу, только чтобы взять кофе, но пили, конечно, по-тихому, чтобы никого не раздражать.

Интересное по теме

Бум родильного туризма в Аргентине. Зачем россияне летят рожать на другой континент?

Ведение беременности

Когда я узнала, что беременна, на экспатских форумах мы нагуглили, что надо ехать в одну из клиник, указанных в страховке. Мы выбрали ближайший к нашему компаунду большой частный госпиталь, таких в Рияде штук пять. Отзывы про все доступные нам больницы были плюс-минус одинаковые, а поскольку город очень большой и куда-либо добраться — это минимум минут 40, мы остановились на той, что поближе.

Записались на прием к гинекологу, я наблюдалась у нее, иногда ходила к другим специалистам. В этом плане ведение беременности максимально похоже на то, как это происходит в России: сначала приходишь к гинекологу. Единственное, здесь нет, как в Москве, кучи анализов и проверок.

Врачи в гинекологическом отделении не только женщины — наблюдаться у мужчины более чем допустимо. Врачи в основном не местные — часто это люди из Индии, Ливана и Иордании, здесь они могут заработать в разы больше, чем в любой другой стране Ближнего Востока и Азии. При этом образованные саудиты предпочитают работать в первую очередь в госсекторе, где уровень дохода еще на порядок выше, поэтому во многих частных организациях превалируют иностранные сотрудники, больницы тут не исключение. Почти все специалисты получали образование за рубежом, начиная от США и Великобритании и заканчивая Иорданией, Ливаном и даже Россией.

Все врачи и весь персонал говорят на английском. Кстати, то же касается сферы услуг и развлечений и вообще населения — встретить кого-то, кто совсем не понимает английский, тут сложно.

Из обследований — за весь период беременности три раза сдаешь кровь, один раз мочу, раза три УЗИ за несколько минут с обмером пяти показателей. На приеме врачи просто интересуются: «Все хорошо? Ничего не беспокоит? Свободна». Никаких тебе портретов ребенка в утробе, бесконечных анализов, офтальмологов маме и прочих радостей российского подхода. Я родила в неполные 39 недель, первый и последний раз мне сделали КТГ уже в родильной палате.

Интересное по теме

«Стоматолог хорошо говорил по-английски, и гинеколог позвала его на помощь». Как проходят роды в Бразилии

Кровотечение

Что касается ведения беременности, то тут никто не парится: нет проблем — нечего придумывать. Степень расслабленности меня даже иногда пугала.

В первом триместре у меня несколько раз было небольшое кровотечение. В первый раз побледневший от ужаса муж привез меня в отделение скорой помощи. Прежде чем туда ехать, я написала гинекологине, у которой наблюдалась в первую беременность, и она была взволнована. А в больнице никто не воспринял ситуацию как экстренную. Врача я ждала минут 20. Она пришла, спросила, как я, что меня беспокоит. Потом такая: «Ну кровотечение и кровотечение, так бывает. Болей нет? Вот и не парьтесь».

Второй раз мы поехали просто на прием к врачу в свободный слот… Когда я приехала в четвертый раз, мне сказали: «Что вы все время ездите? Ну бывает». Даже УЗИ не стали делать. Я подумала: «Действительно, чего это я?» — и решила больше не беспокоиться, но потом и повода уже не было. В России я бы уже давно лежала на сохранении (при первой беременности у меня был один болевой приступ и меня клали на сохранение на две недели), а тут успела им надоесть.

Роды

Первые роды у меня были на панике и длинные. Теперь получилось все наоборот. В пять утра начались легкие схватки. Муж уехал на тренировку по плаванию — я ему про схватки не говорила, чтобы не переживал. Собрала вещи, сходила в душ. Проснулся старший ребенок — собрала его в сад. Когда муж вернулся с тренировки, говорю: «Поехали в больницу, кажется, пора». По пути забросили ребенка в сад, который находится у нас в компаунде.

Сотрудниц в саду предупредила, что могу поздно забрать ребенка. Они отнеслись с пониманием, согласились позаниматься со старшим. Все вышли из сада меня провожать. Было полдевятого утра.

Добираться до больницы в Саудовской Аравии принято самостоятельно, скорая помощь не в чести: город огромный, пробок, как правило, почти нет, поэтому преимущества больничного транспорта пропадают, проще ехать на своей машине и никого не ждать. Минут 40 мы ехали до больницы. Там меня быстро зарегистрировали и положили в родовую палату.

Когда мы ехали в Саудовскую Аравию, я была уверена, что никакие партнерские роды нам не светят, но оказалось, что здесь это норма. Более того, не подразумеваются никакие ширмы и т. п., то есть муж может не только быть «зрителем первого ряда», но и выбирать любой ракурс, да и вообще делать что угодно, что не мешает процессу.

При поступлении в родильное отделение у тебя спрашивают, какие есть пожелания, врач нам рекомендовала взять с собой листок, где будет выписано все, что считаем необходимым, и просто отдать его акушерке. Также можно вызвать лечащего врача. У меня было только одно пожелание — приложить ребенка к груди сразу после родов.

Интересное по теме

Что такое «золотой час» и чем он хорош

Рожала я вагинальным путем. Роды прошли хорошо примерно за час. Малышку сразу дали мне, нас оставили вместе, пока я сама не просигналила, что первый контакт состоялся и можно заняться гигиеническими процедурами.

Ребенка забрали, а меня повезли в палату. Вообще в Рияде никто не ожидает, что иностранка будет ходить в платке, а тем более прятать лицо. Единственное, чего лучше придерживаться, — закрытая одежда. Но когда меня перевозили в палату на койке, меня накрыли простыней с головой, потому что «вдруг в коридоре будут мужчины». На мой вопрос: «Вы боитесь их мной напугать?» — сотрудницы-филиппинки только хихикнули в ответ. Меня вся эта ситуация очень повеселила, но муж напрягся, и мне пришлось его долго уговаривать, чтобы он меня сфотографировал в таком облачении.

Палата, где я находилась в тот день, — стандартная одиночная. В ней были душ, санузел, диван, раскладной столик, чтобы родственники могли приходить или даже остаться ночевать. В больницу здесь вход свободный, кто угодно с улицы мог ко мне в палату зайти, если бы ориентировался в больнице. Никакой охраны, которая кого-то куда-то не пускает, там нет. Выходя из палаты, женщина может закрывать ее на ключ.

«Хотите, чтобы мы принесли ребенка?»

Дочку у меня забрали, чтобы более тщательно помыть и «подготовить» (не знаю уж, что они там «готовили»), вернули часа через три после моих настоятельных просьб. И потом я некоторое время объясняла, почему я хочу, чтобы малышку оставили со мной. Первую ночь мы провели вместе. Но это нам повезло с больницей — вообще здесь так не принято.

Я общалась с несколькими мамами, которые рожали в других госпиталях, и все, как одна, говорили, что ребенка в лучшем случае дают приложить к груди на пару минут и сразу же забирают. Потом приносят только для кормления несколько раз в день, а основное время до выписки новорожденный проводит под присмотром персонала. Это обычные правила в местных больницах. Так мамам «дают отдохнуть». Я готовилась к такой войне, но у меня такого не было. Они удивились, что я попросила оставить мне ребенка, но не сопротивлялись.

Еда в больнице отличная, приносят меню на несколько приемов пищи вперед и учитывают любые пожелания, могут даже за напитком сходить в ближайшее кафе. Более того, мама тоже может спокойно покинуть госпиталь, никто ее не будет останавливать. Большая часть блюд из ливанской кухни — там она очень распространена. Овощи, лаваш, рис. В целом нейтральная еда, без странностей.

Если нет осложнений, женщину с ребенком выписывают через сутки. Но стандартно страховая покрывает пребывание в течение 48 часов, и решение остаться «отдохнуть» в больнице еще на день или ехать домой принимает мама.

Перед выпиской маму даже не осматривают, удовлетворяются ответом, что у нее все в порядке. У ребенка берут там все анализы, пяточный тест и так далее — как в России. Дают прививочную карту, предписывают показать ребенка педиатру через три дня.

Никакие врачи, никакой медперсонал здесь не приезжают на дом. Ты в любом случае должен каким-то образом добраться до больницы сам или в крайнем случае на скорой. Даже если у ребенка температура 40 — у нас здесь один раз такое было, — ты должен сам добраться до больницы.

Документы на ребенка

У нас были небольшие сложности с оформлением документов. В справке к имени дочери из базы подтянулись имя и фамилия моего мужа, получилось условно «Мария Иван Петров». В консульство прийти с таким документом было нельзя.

Из апшера (местный МФЦ) мужа отправили в больницу, оттуда — обратно в апшер, к руководителю, разбираться. Здесь вообще очень любят русских. Поэтому когда руководитель узнал, что русский пришел разбираться с именем, он был в восторге, усадил моего мужа за свой компьютер, чтобы муж напечатал имя. Напоил его кофе.

Получив свидетельство о рождении с нормальным именем, муж съездил в консульство и оформил загранпаспорт. По заграннику уже делается ВНЖ для ребенка.

Итого

Помимо большей расслабленности, вот еще какие отличия от российского подхода к ведению беременности я заметила. В Москве у каждого гинеколога, у каждого педиатра свое мнение на все на свете, как правило, не совпадающее с мнением другого специалиста. В результате мама сама решает, кому верить и как поступать. Здесь мы с таким не сталкивались: если один врач сказал, что все в порядке, то второй скажет то же самое, может быть, чуть другими словами.

У любого врача здесь есть ассистент, который помогает тебе, провожает до кабинета и так далее. В больницах есть мужские и женские зоны ожидания. В женской можно ребенка покормить, в общественных местах я не рискую.

В общем, это был интересный, но не шокирующий и в большей степени позитивный опыт. Теперь у моей дочки во всех документах будет указано что-то очень загадочное и интригующее: «Место рождения: Рияд». И нет, ей не полагается гражданство или нефтяная вышка в подарок.

Ликбез Сложнее заканчивать дела и достигать оргазма: особенности женского СДВГ
Отрывок из книги психотерапевта Анастасии Афанасьевой.