Читатели НЭН
5 October 2020

«Боль была дикая и резкая не от попыток, а от попытки попытаться»: откровенный рассказ молодой матери о вагинизме

Иногда восстановить сексуальную жизнь после родов не удается из-за вагинизма. Это состояние при котором мышцы влагалища сильно сжимаются и любая попытка проникновения, сопровождается острыми болевыми ощущениями. Недавно мы публиковали колонку об этой проблеме, а сегодня делимся еще одной историей (поскольку считаем, что чем больше говорят о физиологических и эмоциональных трудностях, с которыми может столкнуться женщина, тем лучше — информированность необходимо повышать) — ее нам прислала наша читательница под ником Alyalya_art. О том, что послужило причиной и как ситуацию удалось исправить, она написала в своей колонке.

На меня сильно влияло ощущение всемогущества во время беременности. Само по себе то, что я умудрилась зачать ровно в тот цикл, когда в первый раз сделала шесть тестов на овуляцию и где-то столько же на ХГЧ, немного сдвинуло меня на контроле за всем на свете.

Все дни перед ПДР я тщательно изучала обучалки на ютубе. Вела конспекты и тренировала дыхание. Например, знала что нельзя плакать чтобы не заложило нос и что на звуке «Ы» удобнее тужиться. Во многих видео сквозила мысль, что если делать все, что говорят акушерки, можно избежать травм. Это воодушевляло. Слушаться легче, чем импровизировать. Тем более, когда уровень ответственности — жизнь и здоровье ребенка.


Неприятным сюрпризом оказался небольшой внутренний шов. Его зашивали сразу после того, как вылез ребенок. Врач была раздражена тем, что я не могу расслабиться и ей неудобно шить.


Помню, подумала, что это худшее, что случилось за день. И дальше будет все лучше и лучше — ведь со мной мой долгожданный малыш.

Уже через пару часов пригласили на ужин и, немного покачиваясь с непривычки, я переместилась из палаты в столовую. Идти было не удобно из-за изменившейся осанки и тяжелой груди. Поэтому я с удовольствием плюхнулась на стул. Рядом стояла длинная барная стойка и многие женщины вставали есть за ней. По видеороликам я понимала, что им нельзя сидеть из-за эпизио. «Какое счастье, что я подготовилась к родам», — в очередной раз не без гордости подумала я.

По планам было полежать в больнице три дня и впорхнуть в мой новый дивный мир. Эти дни совпали с последними выходными нашего папы, а потом ему надо было много работать. Поэтому, когда на плановом УЗИ врач сказал про сгустки в матке и про то, что если они не пройдут, придется задержаться на неделю, меня охватила легкая паника. Сейчас я понимаю, что это бред. Но тогда испугалась, что никто не заберет.


Пригласили на осмотр. Дальше вспоминаю сквозь пелену. Села в кресло. Одна врачиха обхватила за плечи, вторая начала методично доставать сгустки руками. Возможно, из-за того, что никакой медикаментозной или естественной гормональной анестезии не было, больно было сильнее, чем во время родов.


Искры сыпались из глаз, за ними — слезы. Начался дурацкий насморк, которого я так избегала. И все это под мерзкие фразы: «Никто не говорил, что будет легко» и «Расслабься, отдайся доктору».

От них я еле выползла, цепляясь за стеночку, глядя на себя как будто со стороны. Сидеть стало больно. Оставшиеся походы в столовую провела у стойки. А когда выписалась, садилась, немного подворачивая копчик. В таком положении очень затекала шея, но это были совсем мелочи на общем фоне непредвиденных ощущений восстановительного периода.

В планах было вернуться к сексуальной жизни к третьему месяцу. Но тут меня ждал очередной сюрприз. Простите за метафору, но я осталась с ощущением, что в мою дверь постучал кактус, а ему никто не открыл. Т.е. боль была дикая и резкая не от попыток, а от попытки попытаться. Я не могла расслабиться ни на секунду. Хотя очень старалась. До этого мне попадалась информация, что всем неприятно по началу, но это терпимо и проходит в процессе. Но у меня не получалось приступить!

Много было написано о том, что как важно заниматься сексом. Якобы ребенок чувствует по удовлетворенности родителей, что он растет в любящей и крепкой семье. Подливали масло в огонь бестактные заботливые расспросы близких. Вся поддержка заканчивалась рассказами о чьих-то сбежавших мужьях и выводом, что все в моей голове — а значит, я должна это исправить силой мысли.

Мой партнер — очень понимающий и нежный. От него не было ни единого упрека. Я видела только грусть в глазах и недоумение. Ведь раньше секс был мне очень нужен и он любил меня радовать. А теперь из слегка озабоченной кокетки я превратилась в сердитую недотрогу. Капризную и стеснительную.


Врачи в ЖК на мои жалобы посоветовали купить смазку и потерпеть. На кресле пожурили, что не дала произвести осмотр зеркалом — закричала от боли. Вышла с диагнозом «слишком неженка для рожавшей» и рекомендацией стать поспокойнее.


Начала тревожиться и винить себя еще сильнее. Что же я за недоженщина, раз пустила на самотек такую важную сферу жизни? Пыталась игнорировать ощущения и «обойти голову». В интернете набралась методик вроде «сделайте это внезапно, например, в полусне» и прочий бред.

Моим спасением оказалась острая боль в шее. Это такая обычная повседневная проблема, вроде зубной боли, про которою как-то принято говорить — иди сходи ко врачу, не терпи. Никто не подвергает сомнению ее существование. Так я оказалась на приеме у остеопатки.

Милая женщина прощупывая позвонки поинтересовалась, не беспокоит ли меня еще что-нибудь? Например, в работе живота и ниже… В этот момент, с шуточками, стесняясь, я описала, что не могу расслабиться и не понимаю почему. Живот, как она и предположила, оказался твердый как камень. Все было зажато спазмом. Она мяла и щипала его руками, замирая время от времени. К концу процедуры вокруг пупка все стало красным. А шея тем временем таинственно прошла сама.

— А почему ты раньше не пришла?

— Как-то подумала, что если проблема в голове, то она — нереальная и ее можно решить контролем и старанием. Просто у меня в последнее время столько всего произошло, что не хватило сил на это.

— Нет, это — вагинизм. Спазм. Последствие травмы. Ты же не в воображении ребенка родила, а своим реальным телом.

Остеопатка говорила это, а мой живот таял как масло и, казалось, пупок вот-вот окажется на кушетке. Спазм отпускал. К концу встречи я смогла сесть на край кушетки не подворачивая таз. Расправились плечи. Все прошло за один сеанс.

До сих пор в шоке, что терпела проблему более полугода прежде, чем за час мне все вылечила специально обученная женщина. Она помогла осознать, что весь дискомфорт, в котором я жила последнее время — реален. Он не зависел от моего планирования или выбора, а значит — не могло помочь делать вид, что все под контролем.


Вагинизм был последствием чудовищной сцены акушерского насилия, с которым я столкнулась на следующий день после родов. Травма, которую они мне нанесли, была тяжело диагностируемой, но мешавшей мне жить. Фух.


Банально, но назвать вещи своими именами оказалось самым главным на пути к исцелению.

Окрыленная победой над болезнью, я начала иначе относиться к другим своим чувствам. Стремиться к физическому комфорту, а не к оценке себя как «правильной». Вместо «кажется, сегодня я спала не очень много» стала говорить о том, что не высыпаюсь и вообще устаю и тревожусь. Меня услышал любимый и следующий отпуск мы провели в ол инклюзив отеле. Я бесконечно благодарна ему за поддержку, терпение и доверие.

Так, к восьмому месяцу ребенка, в мою жизнь вернулся секс и гармония.

Читайте также
Не пропустите самое интересное
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости
Спасибо, мы будем держать вас в курсе