«Ты должна не только воспитать суперребенка, но и сама стать суперженщиной»: размышление о материнстве в XXI веке

На протяжении всего существования НЭН мы вместе с читательницами и читателями пытаемся зафиксировать глобальные изменения, происходящие в родительстве. Это большой путь и рефлексия, которая помогает всем нам осознать свои привилегии, ограничения, права и обязанности в воспитании детей в XXI веке.

Иллюстрация Лизы Стрельцовой

На днях нам пришло письмо от читательницы по имени Анна, которая решила поделиться с нами своими мыслями о том, чем нынешнее родительство отличается от того, в котором растили нас самих и наших родителей. Вот что она пишет.

Еще во времена нашего детства, 30–40 лет назад, у новоиспеченных родителей не было в свободном доступе ни подгузников, ни стиральных машинок, ни роботов-пылесосов. Не было доставки еды, доступного такси, баночного питания и кучи аксессуаров для ребенка на всех этапах его жизни.

Поэтому в сознании многих людей, включая молодых родителей, бытует мнение, что раньше растить детей было куда сложнее, а сейчас тебе буквально помогает весь мир.

Отчего же столько матерей жалуется на эмоциональное выгорание, переживает нервные срывы и страдает от послеродовой депрессии?

Некоторые считают, что мы попросту зажрались или выросли какими-то неженками по сравнению с предыдущими поколениями. Но, во-первых, такое предложение очень грубо и обесценивает реально существующую проблему. А во-вторых, едва ли такой подход изменит ситуацию к лучшему — и уж точно не поможет молодой матери, внутри которой разверзается ад.

Я убеждена, что сегодня материнство стало сложнее, чем когда-либо прежде, и этому есть ряд причин.

Во-первых, мы остались одни. Да, с нашими матерями, а порой и бабушками такое тоже случалось, но в подавляющем большинстве дети росли в большой семье, где с малышом помогало старшее поколение — тети, сестры и так далее. А даже если не помогали, то облегчали быт готовкой и уборкой.

Сейчас мобильность человека возросла, а отношения усложнились, и все больше матерей остаются с ребенком один на один сразу после рождения. Бабушка может быть в другом городе, за границей, продолжать работать или даже строить личную жизнь. А бывает, что близкие родственники попросту не хотят включаться («сами родили — сами и растите») или молодые родители не рискуют привлекать их (например, если у бабушки синдром «крадущей матери», или бабушка сама как большой ребенок — мне встречались оба таких случая). И вот женщина остается в четырех стенах с этим маленьким, но не очень понятным существом, за которое она теперь в ответе. Кстати, про ответственность…

Интересное по теме

Когда бабушка и мама не могут поделить ребенка. Что такое «синдром крадущей матери»?

Во-вторых, еще несколько поколений назад, да отчасти и в нашем детстве, мать несла ответственность больше за факт выживания ребенка: сыт, здоров, одет — и ладно. Теперь от матерей требуется вырастить какого-то суперчеловека. «А он уже сидит?», «А к горшку уже приучили?», «А во сколько он у вас пошел?», «А почему он еще не говорит?», «А на английский уже ходите? А в бассейн?» Со всех сторон сыпятся вопросы и рассказы про чужих одаренных чад, — и это то невольно заставляет молодую мать напрягаться. Она думает: а все ли нормально с моим ребенком по сравнению с другими? Даже если слать вы хотели эти нормы куда подальше, давление общества периодически дает о себе знать.

В целом (и в-третьих), общество ставит перед женщиной фактически недостижимые цели. Раньше замуж вышла, родила — все, молодец. Сейчас ты должна не только воспитать суперребенка, но и сама стать суперженщиной.

Раз «сидишь» с ребенком в декрете, то могла бы и хозяйством заняться — чистота и щи-борщи как минимум. Набрала вес после родов и все еще не записалась в фитнес-клуб? Фу! А вдруг муж разлюбит?

Сидишь в декрете до трех лет ребенка? Ужас, а как же работа? Деградируешь! С другой стороны: вышла на работу слишком рано, а как же бедный ребенок, ведь первые год/полтора/восемнадцать ему так нужна мама!

Интересное по теме

Что бы ты ни сделала, ты неправа. Колонка матери болеющего ребенка

Да, конечно, я утрирую. С большинством таких ситуаций или слов каждая мать, может, и не сталкивается, но подспудное давление общества через рекламу, образы героев в кино, посты в соцсетях и так далее — мы все равно все получаем.

И вот мы и подобрались к четвертому пункту: информационный перегруз. Раньше — как бабушка сказала, так и правильно. Испокон веков так делали, и я так буду. Сейчас бедная мать не знает, кого слушать и кому верить. Педиатр говорит одно, медсестра другое, мама третье, в интернете написано четвертое, в книге прочитала пятое, а материнское сердце подсказывает что-то другое, если мы вообще умудряемся его слышать в этой разноголосице.

Тут, простите, и кукухой поехать недолго. Доходит до абсурда, когда на этаже роддома, где рожают, тебе врач говорит одно, а на этаже, где лежишь с ребенком после родов — другой врач совершенно противоположное. И что здесь выбрать женщине, только что ставшей матерью?

А новой информации причаливает очень много: чем теперь питаться, как наладить лактацию, какого размера одежду купить малышу, как управлять коляской, совместный сон или раздельный, делать ли прививки и все ли делать? И по каждому пункту есть свои мнения и апологеты какого-то одного подхода. Горячие споры в интернете между приверженцами ГВ или смесей, совместного или раздельного сна — тому доказательство.

Интересное по теме

Женщины, соблюдайте диету кормящей матери, вот вам щи! 5 парадоксов пребывания в роддоме

Информационное переутомление чувствуется сразу, и оно не отпускает тебя, сидящую, напомню, в четырех стенах без физической помощи, а порой и моральной поддержки наедине с существом, о котором ты ни рожна не знаешь.

Потому что, да, мы добрались до пятого пункта: чаще всего к тридцати годам женщина практически не держала (а иногда и вообще не держала) на руках младенца. Все чаще женщины становятся матерями после тридцати, а то и после сорока лет. И многие были единственными детьми в семье, либо имели братьев и сестер, близких по возрасту. Семьи, где под одной крышей росло десять детей, и девочки сызмальства видели, как растут младшие дети и помогали за ними ухаживать, канули в Лету. Сейчас мир другой, и во многом это хорошо.

Прежде всего, человеку вне зависимости от пола надо закончить школу, в идеале получить высшее образование и сделать карьеру, чтобы идти в родительство с хорошей материальной и интеллектуальной, если можно так выразиться, базой. Да, так получается не у всех и не всегда, но случаи, когда женщина, рожая, впервые видит вблизи маленького ребенка как такового — не редкость.

Состоявшемуся человеку начинать свою «родительскую» карьеру с нуля — это значит еще и признать себя некомпетентным в таком основополагающем, казалось бы, деле, как уход за ребенком. Это вселяет неуверенность, наполняет сомнениями, усиливает ту самую тревожность, которая и так подогрета предыдущими пунктами. Хотя вроде ты уже немало повидала и многого достигла, снова чувствуешь себя как в первом классе. А тут еще могут понабежать те, кто точно знает, как правильно…

Интересное по теме

«Мы не соприкасаемся с темой родительства, пока сами не станем родителями, а потом понятия не имеем, что делать с этими детьми»: почему важно учиться быть мамами и папами

Поэтому в шестой пункт внесу все ожидания от окружающих вкупе с нарушением личных границ. Раньше в обществе границам отдельной личности не придавали значения, а роль женщины, несмотря на условно объявленное в течение ХХ века гендерное равенство, все равно сводилась прежде всего к обустраиванию семейной жизни и рождению детей. Сейчас наша жизнь — наше личное дело, в которое никто не имеет права вмешиваться. Поэтому как замечания про тиканье часиков и убогое «когда за вторым?», так и советы, во что одевать или чем кормить ребенка, являются нарушением личного пространства женщины. И кто бы ни умничал — случайный прохожий или родственник, — ничего, кроме раздражения, подобные слова не вызовут.

А есть еще и седьмое: обратная сторона медали нашего столь прогрессивного общества в том, что многие люди сейчас практически не сталкиваются с детьми, мало понимают, что такое родительство, а то и вовсе решили быть чайлдфри. И поэтому наличие детей в общественном месте, а особенно в замкнутом пространстве (привет, самолеты), вызывает у них в лучшем случае скрытое раздражение. Не имею ничего против, потому что сама не в восторге от избалованных, капризных и орущих детей. Просто теперь я знаю, что дело не в том, что тоддлера, бьющегося в истерике, плохо воспитали, а у него кризис двух/трех лет и вообще это слезы протеста, которые вполне могут смениться адаптационными слезами, и он перерастет эту ситуацию. И что мама, ребенок которой носится по поезду и орет, скорее всего в курсе ситуации, просто слишком устала занимать его 100500 делами, чтобы он посидел на месте. И она первая, кому здесь надо предложить выпить.

Матери маленьких детей — это такие же члены общества, как и все, и вот ты, современная девушка с пирсингом и ноутбуком в хипстерском кафе, завтра можешь стать такой же и украдкой кормить своего ребенка грудью, чтобы он не орал и не вызывал косые взгляды, параллельно пытаясь выпить свой капучино, пока на нем еще не скисла вся пенка.

Интересное по теме

Ребенок пинает мое кресло в самолете. Что делать?

Говорят, в каких-то странах очень любят детей и все им позволяют. Я тоже не встречала открытой агрессии в связи с плачем или капризами моего ребенка, но слышала слишком много грустных историй, чтобы считать наше общество терпимым. Как итог — роль матери невольно заставляет тебя быть немного солдатом, сражающимся не только с пандусами и узкими лифтами, но и потенциально агрессивными прохожими.

Ну и последнее, восьмое: нам все это кажется несерьезным. Действительно, разве можно сравнить относительное одиночество и утомление от избытка информации современной женщины с чудовищной детской смертностью, отсутствием элементарных средств гигиены, а зачастую и еды, с которыми приходилось сталкиваться нашим предкам?

Можно.

Потому что речь идет о стрессе от перемен в жизни, которую вела женщина до рождения ребенка и которая наступила после. И эта разница сейчас больше, чем когда-либо.

Женщина, которая получила хорошее образование, была включена в активную социальную жизнь, сделала карьеру, а потом ушла в декрет и оказалась одна с ребенком в четырех стенах, финансовой зависимостью от мужа (если повезло, и муж есть, еще и мотивированный отцовством), нулевым опытом обращения с младенцем, кучей разнородной информации в голове и непрошеных советов сверху — находится в куда более рискованном для душевного и физического здоровья положении, чем ее предшественницы.

Такой женщине от окружающих нужна поддержка и забота, понимание и тактичность, принятие ее чувств и помощь делом, а не пустыми словами.

Интересное по теме

Поддержка — это забота, которую не нужно заслуживать. Колонка о праве жаловаться и ныть, даже если другим кажется, что у тебя все хорошо

А самой женщине приходится проявлять чудеса психологической гибкости и устойчивости, физической выносливости и организационных способностей. И это то, к чему жизнь нас не готовила.

Ладно, не буду дальше сгущать краски. В реальности, как правило, все гораздо лучше. Когда рождается ребенок, рядом оказывается поддерживающая родня, друзья или соседи. Люди на улице пытаются помочь, придержать дверь для коляски. В кафе посетители улыбаются малышу, а официант приносит детское меню, даже если ребенок еще на ГВ/смеси.

Появляются педиатры, телеграм-каналы и книги, которым решаешь доверять и остальных отправлять куда подальше. Приезжают подруги, даже те, у которых нет детей, и обогащают серые будни свежими новостями. Муж, несмотря на загруженность на работе, старается быть включенным отцом. А еще есть подгузники, стиральная машина, робот-пылесос и пароварка для прикорма, силиконовый слюнявчик, тонна игрушек, и, на крайняк, мультики в планшете.

«А ведь раньше всего этого не было, и как-то справлялись же…», — думаешь ты, и на душе становится чуточку легче.

Б&Р «Информационная и культурная среда навязывает женщине аборт как приемлемое, доступное». Какие ограничения на аборты действуют сейчас?
В конце марта в Сети появилась новость о жительнице Петрозаводска, которая не смогла сделать аборт из-за отказа в частных клиниках города и правил в государстве...