Маруся Горфиль
12 July 2018

Джуно 25 лет спустя: НЭН побывал на премьере фильма «Талли»

Образовательный проект Selfmama устроил предпремьерный показ фильма «Талли». Мы побывали. Посмотрели. Рассказываем.

«У меня на ногах вены. На сиськах вены. На венах вены. И все мое тело напоминает карту страны, где бушует война».

Десять лет назад вышел фильм «Джуно» о беременной старшекласснице, которая решает отдать ребенка приятной семейной паре. Если не смотрели, то вот вам прекрасное кинцо для долгого вечернего ГВ – оно, если что, не про подростков. «Джуно» поднимает тему абортов, удачно встраивается в современную феминистскую повестку (в основном, конечно, благодаря независимой и не по годам умной героине Эллен Пейдж), но главное, иллюстрирует расхожую фразу: мать точно знает, что лучше для ее ребенка. Даже если в данном случае это означает, что ему лучше иметь другую мать. Это инди-кино, окупившееся всего за 20 дней проката и в итоге собравшее в 35 раз больше затраченных на него денег, к тому же получило «Оскар» за «лучший сценарий» и было номинировано на премию в номинациях «лучший фильм» и «лучшая женская роль».

Тот же тандем в лице режиссера Джейсона Райтмана (в послужном списке которого есть еще «Мне бы в небо» и «Здесь курят») и сценаристки Диабло Коуди (стриптизерши и литератора по совместительству) выпускает «Талли» с Шарлиз Терон. Аналогия напрашивается сама собой. Джуно под сорок, она родила двоих погодок и со дня на день ждет появления третьего ребенка. Незапланированного. В придачу у нее есть богатый брат, у которого героиня принципиально не берет деньги, с женой модельной внешности («О, я помню, девятый месяц – это сложно. Я едва могла ходить в спортзал!») и домом со страниц модного архитектурного дайджеста. И не богатый, но вроде любимый муж («Как все мужья, много работает, вечером делает домашку»). Дело осложняется тем, что сына «с чудинкой» (так герои фильма толерантно называют признаки аутизма) собираются исключить из подготовительной школы («Мы не называем это исключением. Мы называем это освобождением»).


Все эти нехитрые в общем-то бытовые зарисовки и дальше разворачиваются в довольно ожидаемом ключе: детские истерики в машине, непрошеные советы в кофейне («Вы знаете, что в декафенированном кофе есть остатки кофеина?» – вздох понимания в зале), встреча с худой, модной и явно бездетной подругой юности («Позвони как-нибудь»), ужин у брата с блюдами из меню самого модного фьюжн-ресторана.

- Марла, ты вся светишься!

- Правда? А у меня ощущение, что я с мусорной баржи.

С рождением ребенка, само собой, лучше не становится. Крик. Встать. Сменить подгузник. Покормить. Укачать. Сцедиться. Уронить телефон на спящего младенца (смех понимания в зале). Крик. Встать. Сменить подгузник. Покормить. Укачать. Сцедиться. И снова. И снова. И снова… Марла готовит на ужин замороженную пиццу, без стеснения снимает за столом мокрую майку («Мама, что с твоим телом?»), в постели устало поворачивается спиной к мужу, который привычным жестом надевает наушники и врубает плейстейшн. В короткие минуты одиночества и отдыха она поедает чипсы и смотрит эротическое реалити-шоу «Жиголо». Но, по закону жанра, все меняется, когда однажды вечером в дверь стучится Талли – ночная няня, которую оплатил Марле переживающий за нее брат. А дальше будут и вино, и танцы, и запеченная курица на ужин, и даже секс. И тут начинает казаться, что «Талли» – это банальная сказка для взрослых про ту самую Мэри Поппинс, которая, как вы знаете, нужна была больше не детям, а именно родителям. Но все не так просто. И в конце вас ждет еще пара твистов.


Для Шарлиз Терон картина явно очень личная. Хотя ее жизнь совсем не похожа на однообразный быт Марлы. В 15 лет она пережила убийство отца собственной матерью, которая сделала это в целях самозащиты и была оправдана. У нее двое приемных чернокожих детей (актриса сама из ЮАР). Она активно участвует в женских правозащитных организациях, выступает за право на аборт, защищает животных, ратует за легализацию однополых браков и позволяет своему сыну носить юбку. Для съемок в «Талли» она поправилась больше чем на 20 килограммов (даже для роли в «Монстре», за которую Шарлиз получила «Оскар», она прибавляла всего 12), а на премьере снова была в идеальной форме. Короче, Шарлиз Терон - крутая. И фильм тоже. Потому что он о важном. О том, как легко сломаться, если ты пытаешься быть идеальной матерью и делать все сама, и если у тебя при этом нет ни помощи, ни поддержки, ни понимания. И как же это все банально. И как же это все, мать вашу, важно. Потому что «не быть тебе идеальной матерью, если ты не позаботишься о себе».


Поэтому начинайте заботиться. Прямо сейчас. Оставляйте детей мужьям, няням, бабушкам, подругам. И срочно идите в кино смотреть «Талли». И узнавать себя. И плакать. И смеяться. И знать, что вы такая не одна.

Читайте также
Не пропустите самое интересное
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости
Спасибо, мы будем держать вас в курсе