Анна Кухарева
1 июня 2022

Праздник на словах и хаос в головах: что не так с Днем защиты детей в России

В российском праздновании Дня защиты детей есть нехилый парадокс: 1 июня сотни чиновников говорят со сцен и телеэкранов правильные и добрые слова, в городах для детей бесплатно работают парки аттракционов, в кафе для маленьких посетителей делают скидки, организуются концерты и смотры талантов, но как только наступает второе июня, о детях забывают.
Фото: fesenko | Adobe Stock
Фото: fesenko | Adobe Stock

Это вообще очень распространенная у нас практика: вспоминать о самых маленьких гражданах страны урывками, по большим праздникам или для того, чтобы запретить очередное что-нибудь. Ни о какой преемственности, последовательности и реальных шагах для защиты детства речи не идет. Вся защита на государственном уровне сводится к выплате денег (очень небольших) и сомнительным популистским шагам.

Вот возьмем противодействие абортам: то тут, то там раздаются призывы запретить женщинам прерывание беременности, потому что «это же дети». Многие даже транслируют мысль: «Не хочешь быть матерью — роди и отдай на усыновление».

Программу беби-боксов, при этом, свернули те же самые граждане, потому что отказываться от детей — аморально.


Где смысл? Обмануть женщину, чтобы она родила, а потом застыдить ее, если она захочет отказаться от нежеланного ребенка?


Окей, допустим эмбрион на шестой неделе беременности — тоже ребенок. Но почему жизни детей важны, только пока они сидят у мамы в животе? Как только дети рождаются — забота, которую так активно транслируют пролайферы, заканчивается.

Матерей не наблюдают психологи, женщины регулярно становятся жертвами депрессий, совершают расширенные самоубийства, и знаете, что по этому поводу говорят те, кто борется с правом на аборт? Обычно это высказывание в духе «гори в аду, тварь». Или даже сакраментальное: «Нечего было рожать, знала на что шла».

Интересное по теме

Послеродовая депрессия и материнские суициды: можно ли разорвать эту связь?

В России один из самых длинных в мире отпусков по уходу за ребенком, но при этом очень низкие зарплаты. Если решаешься завести детей, несмотря на нестабильный доход, будь готова затянуть пояс и выйти на работу раньше окончания положенного по закону времени.


При этом никакой инфраструктуры для того, чтобы матери могли работать, когда ребенку не исполнилось и полугода, нет.


Отцовский декрет катастрофически непопулярен и ничего по этому поводу не предпринимается. Даже проектов нет. А ведь небольшой, но обязательный «отцовский декрет» мог бы помочь папам и детям наладить взаимодействие, которого так не хватает между мужчинами и младенцами.

Интересное по теме

Сколько российских пап сейчас в декретном отпуске? Взгляните на эту цифру

Выплаты на детей это вообще отдельная и печальная история. Почувствовала я это на своем собственном опыте. Помните, сделали такую штуку: выплаты для родителей детей от трех до семи лет с низким доходом?

Я тогда работала посменно за 18 тысяч рублей в месяц. После оплаты квартиры и детсада мы с дочерью жили на 300 рублей в день. Не знаю, как она, а я хотела есть постоянно. И это нам еще помогали родители продуктами с огорода!

После того, как я узнала о новых пособиях, я подумала: «О, родное государство наконец-то решило меня поддержать!» И подала заявку. И знаете что? Ее отклонили. Дело в том, что летом из-за отпусков и повышенной нагрузки мой доход был значительно выше.


Ну как — значительно… Скажем так, в июле мы с ребенком доедали последний хрен с солью, а не как обычно.


Поэтому мне посочувствовали, но сказали, что в праве на выплаты мне отказано. Посоветовали обратиться на следующий год. Но вы же понимаете, что и в следующем году был бы сезон отпусков, из-за которого мой доход был бы выше?

Отвратительный замкнутый круг. Ужасное, совершенно деморализующее ощущение: быть нищей, просить подаяние и не получать его, потому что ты слишком богата с точки зрения чиновников. Самое интересное, что я оказалась не единственной дурочкой, которую подвело летнее перераспределение обязанностей: у меня нашлось еще четыре таких же знакомых в разных организациях. А скольких я еще не знаю, бог весть!

Интересное по теме

«Нельзя без вреда для себя постоянно отказываться от того, что хочется, в пользу того, что будет дешевле»: колонка о бесполезных покупках, которые мешают нам экономить, но помогают жить

Но ладно — выплаты. Возьмем, к примеру, безопасность. Не так давно из детсада в Москве сбежали дети. Прокуратура пообещала провести проверку и наказать виновных. Нетрудно догадаться, что в халатности обвинят воспитателей — это уже не первый дерзкий побег, алгоритм действий правоохранителей известен и понятен.

Общественность и чиновники, со своей стороны, предлагают обносить детсады глухими заборами, ставить везде домофоны и посты охраны, вводить пропуска и тому подобное.

Интересное по теме

5 дерзких побегов из детского сада

Но, знаете, дети убегают не оттого, что в детсаду не запирается на замок калитка. Просто один воспитатель вынужден наблюдать за группой, состоящей в среднем из 30 детей. И неудивительно, что они не могут за ними уследить! У меня, будь я на их месте, из тридцати пятилеток потерялись бы двадцать пять.

Значит, нужны новые детские сады и новые воспитатели. А чтобы были новые воспитатели, им нужны достойные зарплаты и твердая уверенность в том, что нагрузка и ответственность, которые на них лягут, будут посильными. Сейчас человек, решивший работать в детском саду, получает больше проблем, чем выгоды.


Вы только представьте: 30 разбегающихся тоддлеров, 60 недовольных мам и пап, конкурс осенней поделки на носу и заведующая детским садом, которая просит отчитаться по вопросам патриотического воспитания. И за это все вам дадут аж 15 тысяч рублей. Бр-р-р-р-р.


Но ладно — безопасность. Возьмем, к примеру, то, от чего надо детей защищать прямо реально — жестокое обращение. 1 июня нам обязательно расскажут о печальной статистике в области семейно-бытового насилия. А закон о противодействии домашнему насилию все равно не примут.

Всякий раз, как его сторонники взывают к здравому смыслу, его противники взывают к традиции. «Родитель волен воспитывать детей как сам считает нужным! Физические наказания неотъемлемая часть процесса воспитания ребенка, без них малышам не привить уважения к взрослым», — твердят ревнители традиций.

Можно ли бить детей?

Читайте наш спецпроект о наказаниях

«Женщина с детьми не должна искать, куда ей скрыться от агрессора, наоборот — это агрессор должен быть временно удален из их совместного жилища!» — говорят сторонники закона.

«Ага! Тогда нечестные женщины всех мужчин выгонят из их квартир, нажитых непосильным трудом!» — возражают противники. При этом те, кто протестует против охранных ордеров, забывают две вещи: в проекте черным по белому написано «временно», а еще они хитрым образом вычеркивают из этого уравнения важнейшую часть — детей.


Сколько их, этих историй, когда женщины, подвергающиеся насилию дома, не могут уйти, потому что им некуда бежать!


Чаще всего у таких женщин есть дети, потому что бездетная жертва насилия найдет способ вырваться: съедет к родственникам, срочно устроится кассиром в «Пятерочку», займет денег у знакомых, найдет кризисный центр в конце концов.

Но ладно — закон против домашнего насилия. Когда психологи, педагоги и журналисты родительских изданий твердят, что детей бить нельзя, обязательно находятся люди, уверенные, что «они иначе не понимают», «нужно ударить в ответ, если двухлетний ребенок бьет маму», «он специально доводит» и так далее. Даже если человек согласен с тем, что своих детей физически наказывать нельзя, он, скорее всего, поддерживает концепцию «сдачи» и учит ребенка отвечать агрессией на агрессию.

Интересное по теме

Хватит бить детей. Воскресное письмо

Если в СМИ появляется сообщение об учителе, ударившем ученика, жди волну комментариев на тему того, что педагога спровоцировали, что так и надо поступать с малолетними нахалами, и что этот учитель — прекрасный человек, просто устал и вышел из себя.

У нас в обществе сложился консенсус: «хороших детей бить нельзя, а плохих — можно». Как отличить одних от других, и кто будет заниматься этой оценкой — неизвестно.


Но ладно — битье. Мало что способно так надежно испортить детство, как беременность в 15. И как у нас защищают детей от внепланового материнства, отцовства и ЗППП? А никак.


Вся политика государства в области секспросвета для школьников сводится к тому, что детей нужно воспитывать в чистоте. Если они ничего не будут знать о сексе, то и заниматься им не захотят — примерно так мыслят те, кто ставят палки в колеса идее введения уроков секспросвета в школе.

В результате многие юноши не знают, как надевается презерватив, а девушки верят, что во время месячных забеременеть нельзя. А потом, когда отсутствие знаний дает внеплановые плоды, взрослые дяденьки и тетеньки начинают отговаривать подростков от аборта. Отличный план увеличить рождаемость и сберечь здоровье нации, надежный, как швейцарские часы!

Интересное по теме

Секс без просвета: почему родители сами не хотят говорить с детьми на интимные темы и не дают это делать другим

Так от чего же у нас защищают детей по-настоящему? От информации. Всем знаком Закон о защите детей от информации причиняющей вред их здоровью и развитию. Все фильмы, книги, телепередачи, спектакли, сайты, музейные выставки, концерты отнесены к одной из категорий: 0+, 6+, 12+, 16+, 18+. Распространение информации среди детей, которые младше указанного возраста, карается по закону.

Это делается для того, чтобы защитить детей от сцен насилия, секса, пропаганды суицида и информации о ЛГБТК+-людях.

После принятия закона каждому производителю информации пришлось придумывать плашки с ограничениями, размещать их и надеяться, что Роскомнадзор не придерется к атрибуции (и размеру анонса. Прикиньте, это тоже важно). Если вы надеетесь, что РКН за этим не следит, то зря.

Как раз, когда приняли этот, так сказать, нормативный акт, я работала на региональном телевидении в технической должности. Нам нужно было срочно придумать какие-то возрастные маркеры, которые можно было бы проигрывать одновременно с файлом фильма или рекламы. Нужно было сделать так, чтобы они появлялись на экране автоматически, чтобы исключить человеческий фактор. Нужно было присвоить возрастные категории всем нашим программам. Большинству из них, кстати, выдали рейтинг 12+.


Я попыталась узнать: почему? Что там за неподобающие сцены в передаче «Земляки»? Где секс, насилие и рок-н-ролл в нашем утреннем кулинарном шоу? На мой прямой вопрос мне ответили: «Ну, это потому, что дети помладше могут не понять, о чем там говорится».


Но, ребята, «не понять» и «причинить вред развитию» — это разные вещи. Дети определенного возраста слово «синхрофазотрон» не понимают. Это же не значит, что оно как-то вредоносно воздействует на психику! Но мои вопли канули в пустоту.

Роскомнадзор строго следил за выходом плашек с возрастом на нашем канале и делал «Ай-я-яй», если они по случайности не выходили. А иногда делал и «А-та-та» и выписывал штраф.

Потом обнаружилось, что возрастные рейтинги, которые министерство культуры присваивает художественному контенту, скажем мягко, взяты с потолка. Например, всем советским фильмам, видимо, автоматом, поставили «детские» рейтинги: 0+, 6+, 12+.

Как же я орала, когда отсматривала перед дневным показом советско-польский «Дежа вю» 1989 года выпуска! У него был возрастной рейтинг 12+. Фильм начинался со сцены убийства и сокрытия трупа, а продолжался сценами, где в кабаке разгуливали голые официантки и танцовщицы. Я в панике позвонила начальству и начальство сказало: «А обнаженную натуру можно вырезать? Нет? Поставь фильм в ночь тогда, а на замену возьми французское кино про собаку». У французского фильма, кстати, был такой же возрастной рейтинг. Никакого насилия и обнаженки. За что ему дали 12+ вместо полагающегося ему по логике вещей 6+, до сих пор не понимаю. Наверное, за то, что он не наш.

Все это, естественно, меня бесило. Особенно то, что действие нового закона распространялось и на литературу. Я всегда была сторонницей идеи, что читать надо не то, что подходит тебе по возрасту, а то, до чего ты дорос по развитию.

Полагаю, не стоит объяснять, что мои родители придерживались схожих взглядов, и минимально ограничивали мой круг чтения. Мне не запрещалось НИЧЕГО. Хочешь читать новеллизацию бразильского сериала «Эдера» в шесть? Пожалуйста! «Энеида» и «Илиада» в третьем классе? Велкам! Кафка, Камю и Цвейг в 14? Если тебе этого хочется — давай! Под запретом (и на шкафу) была только «Камасутра» на минималках под названием «Секреты секса», но и до нее я добралась при помощи стола и стула, поставленных друг на дружку.

Интересное по теме

До 18 и старше: как ставят возрастные ограничения на книги и как определить, кому они действительно подходят

Библиотекарши в те времена не падали в обморок даже при виде пятиклассницы с «Мизери» под мышкой. Вот теперь я думаю: как бы выглядело мое книжное детство, родись я на 20 лет позже? Мне бы ни одну из этих книг просто бы не выдали!

Ограничивать детям доступ к информации — это защищать их от образования мозгов в голове и появления оригинальных мнений в этих мозгах. Решать, что можно, а что нельзя смотреть, читать или слушать ребенку должны родители, а не государство.

В результате подобных инициатив дети теряют доступ не столько к информации, наносящей вред, сколько к полезным для их развития сведениям. И к достижениям мировой культуры, кстати. Знаете, какой возрастной рейтинг у «Илиады»? 12+. Конечно, мне возразят, что большинство детей до двенадцати лет не захотят ее читать. Но даже если такое желание возникнет всего у одного ребенка, а ему не позволят взять книгу в библиотеке — это уже будет очень печально.

Взрослые, не имеющие времени следить за тем, какой контент потребляют их дети, отдали все на откуп государству, которое очень широко понимает понятие «информация, которая может навредить».

Возьмем, к примеру, информацию о ЛГБТК+-людях, которую запрещают транслировать везде, где только можно: ищут гей-пропаганду в мороженом, штрафуют телеканалы, блокируют доступ к сайтам с информацией для детей, обнаруживших в себе признаки и идентичность квир-персоны.

Занимаются этим люди, которые регулярно видели по телевизору Бориса Моисеева, группу «ТаТу», Верку Сердючку, «Новых русских бабок», а также цвет зарубежной эстрады в лице Элтона Джона. И что? Все эти люди из телевизора как-то повлияли на ориентацию, желание стать родителями, психическое благополучие или сексуальное здоровье юных телезрителей? Да ничего подобного.

А недавно школьников предложили защитить еще и от английского языка. Действительно, зачем заботиться о чисто физическом благополучии детей и их родителей, если можно просто запретить им знать, что где-то бывает по-другому?

В общем, мне кажется, что День защиты детей в России пора переименовать в «День защиты детей от рептилоидов и знаний». Потому что больше ни от чего детей у нас не защищают. С праздником!

Понравился материал?

Поддержите редакцию!
Не пропустите самое интересное
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости
Спасибо, мы будем держать вас в курсе