«Муж избил меня и лег спать». История Ирины, которая потеряла дом, пострадав от домашнего насилия

Героиня этого текста оказалась на улице после того, как столкнулась с домашним насилием со стороны партнера. Теперь она клиентка «Ночлежки» — благотворительной организации, которая помогает бездомным.

Коллаж Лизы Стрельцовой

«Ночлежка» — созданная в 1990 году в Санкт-Петербурге благотворительная организация, которая помогает бездомным. Офисы «Ночлежки» есть в Москве и Петербурге — каждый месяц туда обращаются за помощью более четырех тысяч человек. «Ночлежка» помогает с документами, работой, оформлением инвалидности и пособий, устройством в интернаты, поиском родственников и возвращением домой, оказывает юридическую помощь и организует еду и ночлег бездомным.

У «Ночлежки» свой язык. Бездомных, которые обращаются в фонд, здесь называют клиентами. Душ, где может прийти помыться клиент, — Неравнодушем. Автобус, в котором волонтеры развозят еду клиентам, — Ночным автобусом. Прачечную, куда клиенты приходят привести в порядок свои вещи, — Культурной прачечной.

Несколько месяцев назад Полина Борисова, раньше работавшая в «Ночлежке» администратором Неравнодуша, предложила организовать в фонде театральную студию для клиентов. Первой постановкой стала читка пьесы Самуила Маршака «Кошкин дом», а одну из главных ролей в ней сыграла Ирина.

Почти год назад Ирину жестоко избил гражданский муж. За это он получил реальный срок в полтора года по 111 статье, части первой (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью). После случившегося его мать выгнала Ирину из дома со словами: «Сама виновата».

Семейные конфликты — одна из множества причин, по которым человек может лишиться дома (только 22 процента людей теряют жилье из-за проблем в семье). По статистике, которую ведет фонд, в большинстве случаев (33 процента) человек становится бездомным, потеряв возможность снимать жилье и потеряв работу (тоже 33 процента). Еще 28 процентов оказались на улице, переехав в другой город в поисках работы, 27 процентов — потеряли документы. Десять процентов стали бездомными из-за проблем с химической зависимостью.

Интересное по теме

Как говорить с детьми о бездомности: 5 советов

История Ирины

Потеряв жилье, Ирина две недели ночевала в подъездах. Был август — весь день женщина гуляла, а потом заходила в подъезд, поднималась на этаж повыше и засыпала на подоконнике.

«За это время ни один человек ни разу не поинтересовался, что случилось: люди проходили мимо — делали вид, что меня нет. Но однажды так у меня срезали рюкзак, в котором лежали документы и остатки денег», — вспоминает Ирина.

Тогда женщина обратилась к своей знакомой и попросила ее найти адрес службы помощи людям, потерявшим дом. Та посоветовала «Ночлежку» в Москве.

Так Ирина добралась до «Ночлежки», здание которой находится в десяти минутах от Белорусского вокзала. Попадая в «Ночлежку», сразу же оказываешься в микровселенной, где есть то, что нужно человеку, который потерял дом. На первом этаже можно постирать вещи, помыться, получить юридическую помощь, позвонить по телефону и выпить чай с печеньем. На втором этаже — комнаты для временного проживания (сейчас их занимают 20 человек).

Ирина приходила в «Ночлежку» несколько раз, а потом осталась там. Сейчас она живет в «Доме на полдороги» — это проект фонда, центр, где могут получить помощь бездомные с алкоголизмом. Женщина проходит реабилитацию уже четыре месяца, все это время с ней работают психологи.

Интересное по теме

Вы не одни: 19 организаций, которые помогают детям и взрослым, пережившим насилие

В «Ночлежке» Ирина решила принять участие в читке пьесы Самуила Маршака «Кошкин дом», в которой играли другие клиенты фонда и волонтеры. После спектакля она поделилась с НЭН своей историей.

«Мы были вместе 21 год, жили в квартире его мамы, она жила с нами. За все время он работал всего месяца три, в основном, готовил и убирался. Я была мастером производства в типографии. Он жил на мои деньги и на пенсию своей матери, — вспоминает Ирина. — Нас все устраивало: у него был свой угол — диван и телевизор, у меня — работа, жилье и своя жизнь. У каждого была своя компания и дела. Он очень много пил, а я пила вместе с ним. На трезвую голову понять его было невозможно. На этой волне все сглаживалось: напился, заснул, и никто тебя не трогает, никаких скандалов».

По словам Ирины, она жила так 18 лет, пока три года назад не сказала партнеру, что больше не хочет содержать его. Тогда он начал поднимать на нее руку.

«Три года я не пыталась от него уйти — жалела его и думала, что скоро он перестанет меня бить. Но во время очередного скандала он ударил меня так, что я потеряла сознание. Он продолжил меня избивать. В это время его мать была в квартире, она видела, что происходит, но ничего не сделала с этим, а потом сказала мне, что я сама виновата. Муж избил меня и лег спать.

Когда я очнулась, то вышла на улицу за сигаретами. Но у подъезда я потеряла сознание. Меня увидела проходившая мимо парочка: они вызвали скорую помощь и полицию», — рассказала Ирина.

Врачи диагностировали женщине черепно-мозговую травму, контузию левого глаза, переломы двух ребер, множественные ушибы и кровоподтеки. В полиции было заведено дело, после которого сожителя Ирины отпустили под подписку о невыезде. Суд длился полгода — все это время Ирина жила вместе с гражданским мужем, а потом, как сказано выше, оказалась в «Ночлежке». От первого брака у Ирины есть взрослый сын, которому она не рассказывает о произошедшем.

«Сын не знает, где я. Он вообще очень мало знал о происходящем дома. Ему 24 года, и последние пять лет он живет отдельно. Я очень мало рассказываю ему, потому что у него сейчас налаживается своя личная жизнь, он давно живет с девушкой. Мне кажется, что ему не стоит знать этого, он планирует создавать свою семью. Он не решит моих проблем — только спровоцирует лишние разборки. Свекрови я звоню раз в месяц — она совсем старый человек и осталась одна. А для себя я решила, когда мой муж освободится, то у меня будет своя жизнь, а у него своя».

Интересное по теме

Что делать, если нет денег и сил? Памятка для родителей, попавших в трудную жизненную ситуацию

Из детства Ирина вспоминает постоянные побои. Ее мать работала старшей сестрой оперблока в онкологическом центре и много пила. Последний раз Ирина видела ее в 15 лет, когда та оставила дочку у сожителя. Над Ириной оформила опекунство мать отчима. По словам женщины, она стала ей «и матерью, и отцом, и братом, и сестрой».

«Я не знаю, жива моя мать или нет. Она ушла за водкой и не вернулась. В 1997 году она позвонила и попросила деньги в долг, в 1999 году она звонила с просьбой принести ей вещи. Оба раза я ее послала, — вспоминает женщина. — Отчиму было плевать на меня — он превентивно бил меня по пятницам, чтобы всю следующую неделю я вела себя хорошо. Но от этого я становилась только злее».

В «Ночлежке» Ирина может получить шанс на новую жизнь.

Мнения «Ты сама себя не можешь обслужить, как ты будешь за ребенком ухаживать?» Монологи мам с инвалидностью
С чем сталкиваются женщины в инвалидных колясках, когда решают родить ребенка?