«Я сделаю все, чтобы мои дети никогда не испытывали таких безысходности и одиночества». Монолог о потерянном детстве

Можно ли построить здоровые отношения после травмирующего детского опыта?

Коллаж Насти Железняк

В редакцию НЭН пришло письмо от читательницы, которая поделилась историей своего сложного, одинокого и полного травм детства, а еще — тем, как ей удалось все это преодолеть и стать счастливой.

Мне 32 года, я замужем, и у нас двое прекрасных детей. И только сейчас я могу сказать, что живу счастливо. Оглядываясь назад на свою жизнь, с ужасом вздрагиваю.

Я росла в 90-е, родители пили много и запоями. Они не были женаты, просто жили вместе из-за меня. Почему не разошлись — до сих пор не понимаю. Бабушек и дедушек не было. Денег не было никогда, но мать работала поваром, поэтому еда в доме была, хотя и вылетала с работы она регулярно. Отец работал строителем, когда не пил. Кроме них, у меня был еще сводный брат от первого брака мамы, старше меня на девять лет. И все мое детство он со мной возился: забирал из сада, гулял во дворе, катал на велике. Это, пожалуй, самые хорошие воспоминания.

Но и его 90-е не обошли стороной. Он подсел на наркотики, как и многие его друзья, и впоследствии стал выносить все из дома и воровать, за что и попался в итоге. А еще отец из дома выносил что мог, только чтобы купить бутылку. У нас дома часто были разные люди, кто с родителями бухал, кто с братом зависал. Вспоминая это, я очень рада, что никто из этих людей не посмел меня тронуть.

Интересное по теме

Бабка, Ира и дети. Как выжить в семье алкоголиков, перестать быть нарциссической матерью и найти себя

Меня вообще как будто никто не замечал, но насмотрелась я многого. Меня никогда не били, но я прекрасно помню, как рыдала и кричала до потери голоса, пытаясь успокоить скандал родителей. Как прятала в доме ножи, чтобы под горячую руку не попались. Устраивая скандалы, они могли и поколотить друг друга. Не раз мать была в больнице. А мы с братом отмывали кровь в доме. Всегда боялась приходить домой — вдруг они прибили друг друга.

Порядок в доме наводила только я, потому что больше это никому не нужно было. Научилась сама рано готовить и стирать, шить и о себе заботиться. Примерно с 11 лет дома я почти не бывала. После школы ходила в детский клуб, проводила там почти все свободное время. Прекрасное место с кучей бесплатных кружков и хорошими педагогами (очень жаль, что в итоге его закрыли). Там я многому научилась и нашла друзей. Это было спасением для меня.

В школе никто не догадывался, в каких условиях я живу. С виду я всегда была опрятная, спокойная, училась хорошо. Но одноклассников в гости я не приглашала как минимум потому, что даже телика дома не было. Боялась, что застыдят. В шестом классе я поняла, что учебники мне никто не купит к сентябрю. Пришлось собрать свои с прошлого года и ехать на рынок: свои продавала, подержанные покупала.

Интересное по теме

«Никто не мог предположить, что происходит за красивым фасадом»: почему в благополучной семье выявить насилие гораздо сложнее

В восьмом классе я узнала, что можно учебники получить в школе, если принести справки, что родители не работают. Я принесла, и та женщина, что их принимала, сказала, что не верит мне. По ее мнению, я слишком хорошо одета, а значит, родители могут себе позволить купить учебники. Я была в шоке, молча отдала документы и вышла (учебники мне в итоге выдали).

Взгляд той женщины я запомнила надолго. Мне надо было оправдываться, почему на мне одежда не рваная? Хорошие вещи мне иногда отдавали соседи, да и в целом я бережно относилась к вещам и всегда выглядела опрятно. Было важно не привлекать к себе внимания, чтобы никто не узнал, в какой семье я живу («неблагополучная семья» и сейчас звучит ужасно). В 11-м классе я вообще без учебников обходилась, некоторые остались с десятого класса (были сразу в двух частях). Другие брала у одноклассников, домашку на переменах делала. Школу закончила и в колледж поступила.

В итоге: брат дважды сидел в тюрьме, приобрел ВИЧ, гепатит С, туберкулез. Отец в 50 лет узнал, что у него рак легких (неожиданно), и через полгода умер (мне было 15). Честно скажу, что все выдохнули, когда его не стало. Мать на этом фоне стала еще больше пить, оправдываясь, что так много пережила. А я? А что я — одетая и сытая, значит, все в порядке. Ее абсолютно не интересовало, что со мной происходит, чем я занимаюсь и что чувствую. Потом я узнала, что родители совершенно не беспокоились о том, что надо платить за квартиру. Они просто не платили, и накопился долг больше ста тысяч, и, конечно, квартира была не приватизирована, нам угрожали выселением. А еще эта трехкомнатная квартира разваливалась, так как ремонта там давно не было.

Интересное по теме

Детство кончилось: как родители перекладывают на детей ответственность за благополучие в семье (и к чему это приводит)

Тогда я училась в колледже, но в один прекрасный момент колледж лишился лицензии, и нас просто разогнали со справками вместо дипломов. Поступить в вуз я попыталась, но не добрала два балла и бросила эту затею. Пошла работать, кем угодно, главное, чтобы платили. Работала и официантом, и продавцом обуви на рынке, и диваны продавала, и в общественной организации подрабатывала. Содержала я сама себя и мать тянула. Когда было очень тяжело, мы сдавали одну комнату знакомым людям. Но они тоже были не прочь выпить, и я их выгнала.

В 19 лет я вышла замуж, на тот момент мы были вместе уже три года. Коротко скажу, что у него тоже ничего не было, его отец пил, и жили они в общаге. Мы прекрасно друг друга понимали и поддерживали. Я благодарна судьбе за встречу с мужем. Сейчас у него свой бизнес, и дела идут хорошо. У нас есть все, чего никогда не было.

А тогда в итоге квартиру мы отстояли, долг погасили и стали жить втроем — я, моя мама и муж. Вот только его сразу после свадьбы забрали в армию на год. И я опять осталась одна (брат все еще сидел). Нашла работу в хорошей компании. Мать вышла на пенсию и уже официально могла не работать, пропивая свое мизерное пособие.

Когда муж вернулся, мы стали понемногу делать ремонт в этой убитой квартире. Потом вернулся брат, он тоже жил с нами какое-то время и помогал, как мог. У меня с ним хорошие отношения и тогда были, и сейчас. Забегая вперед, могу сказать, что он выбрался из своей ямы, и я очень рада этому. Он избавился от зависимости, вылечил гепатит, туберкулез, постоянно проходит терапию для борьбы с ВИЧ. Нашел работу (сейчас занимается своим делом), встретил прекрасную девушку. Они поженились и ждут уже второго ребенка, в планах построить свой дом.

Интересное по теме

ВИЧ с нулевого по двадцатые: от смертельной инфекции до хроники

А с нами жила мама, и она знатно отравляла мне жизнь. Своим пьянством, своим поведением, отношением ко мне и к моему мужу. Разводила тараканов, бродила по ночам по квартире и не давала спать. А трезвая говорила, что не было такого, она даже не помнила того, что творила. Иногда падала сама и «собирала» все углы, а потом говорила, что это мы ее бьем. Мы ссорились из-за нее и даже были на грани развода.

Проблема была в том, что она категорически отказывалась переезжать и не давала нам разменять квартиру и переехать. Говорила: «Вот сдохну скоро, тогда и делайте что хотите». Мы могли съехать, но оставлять ей одной трехкомнатную квартиру было плохим вариантом. Мне бы пришлось платить за две квартиры и убирать тоже две. Она бы не платила ни за что, разводила бы грязь и тараканов дальше и вполне могла ее спалить (был у нас один пожар, благо, обошлось малыми потерями).

В 23 у меня родилась дочь. Почему-то тогда я думала, что рождение внучки на нее хоть как-то повлияет. Но нет. И вместо одного ребенка было двое. Периодически мать прекращала пить и пыталась включиться и помочь мне. Но это была не помощь. Про личные границы она не знала, вторгалась в мою семью со своими советами, рылась в моих вещах, вскрывала письма и посылки. Вела себя как маленькая обиженная девочка. И опять же — поменять ситуацию у меня не получалось. И так мы жили, пока не решили завести второго ребенка. Тут мы с братом уже поставили ее перед фактом, что пора бы нам всем жить отдельно. И — о чудо, она согласилась! Мы нашли ей однокомнатную квартиру, но долго оформляли сделку, и, когда пришел срок мне ехать в роддом, мама собирала вещи и переезжала в свою новую квартиру.

Интересное по теме

Как стать хорошим родителем, если у вас было плохое детство

Вернулась я домой с сыном, а ее уже там не было. Какое это было облегчение! Сейчас я вижу ее раз в два месяца, периодически мы созваниваемся, и этого более чем достаточно. За ней теперь ухаживает брат, он живет рядом: продукты покупает, помогает. Как переехала, она бросила пить и ведет себя адекватно, но видеть ее мне все равно не хочется. Большую часть своей жизни я за ней ухаживала, а не она за мной. Сейчас ей уже 68, и она совсем не походит на мою маму, какую я помню из детства. Теперь для меня это чужой человек. Я никогда не оставлю ее со своими детьми и помощи не попрошу.

Мне 32, моему сыну десять месяцев, дочери восемь лет. И только последние десять месяцев я действительно чувствую себя счастливой, даже несмотря на недосып, детский плач и постоянный бардак в доме. Из моего детства в этой квартире не осталось ничего, я все выбросила, изменила, переделала и купила новое. Теперь кажется, что это была какая-то другая квартира, другая жизнь. Я сделаю все, чтобы мои дети никогда не испытывали такого чувства безысходности и одиночества, какое было у меня.

Я понимаю, что у меня была куча комплексов и страхов, но благодаря мужу мы научились об этом открыто говорить и принимать. Конечно, последствия все равно остались. Я не доверяю людям, поэтому имею очень мало друзей, не выношу большие скопления людей, не люблю знакомиться и рассказывать о себе. Когда я сменила работу, в новый коллектив мне было очень тяжело влиться, до сих пор не могу просто посидеть и поболтать с кем-то, хотя работаю там уже шесть лет. Но меня это не расстраивает, скорее наоборот, считаю пустую болтовню бесполезной тратой времени.

Сейчас меня совершенно не интересует, что обо мне скажут другие. Я одеваюсь так, чтобы нравилось мне, использую косметику, когда есть настроение или повод. Хожу в спортзал не для того, чтобы накачать зад и привлекать внимание, а здоровья ради. А еще тренировки отлично снимают стресс. Не выношу, когда ко мне кто-то прикасается, тем более без спроса. Даже обычные обнимашки вызывают негатив.

Исключение — моя семья: конечно, их я готова заобнимать и зацеловать в любое время. Я люблю своего мужа и детей, и каждый день мы говорим это друг другу (не помню, чтобы мне такое хоть кто-то говорил в детстве). Да, у меня остались некоторые комплексы, но они не мешают мне жить и радоваться. И скажу всем, что даже из самой глубокой ямы можно выбраться, верьте в себя и не опускайте руки!

Новости «Рожай быстрее и не заставляй нас завидовать»: женщина рассказала, почему не хочет общаться с семьей
Давление, манипуляции, нарушение границ — классика токсичных отношений в семье.