Простите, но мы тоже собираем cookie, а еще данные об IP-адресах и местоположении. Без этого наш сайт не будет работать.
Продолжая пользоваться сайтом, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.

«Дядя избил меня из-за того, что я съела больше всех»: 5 историй борьбы с РПП

Расстройство пищевого поведения — это очень сложные отношения с едой и своим телом. Когда ешь раз в день, потому что боишься располнеть, хотя и так весишь меньше нормы. Или вдруг съедаешь так много, что решаешься вызвать рвоту. Еда становится одной из центральных тем в жизни. Мы спросили читательниц, сталкивались ли они с РПП, и на нашу почту пришли десятки историй — несколько из них мы публикуем в этом тексте. Раскрыть тему РПП нам помогла Наталия Кац-Ванхадло, психолог РПП, экзистенциально-гуманистический психолог, которая рассказала о причинах и способах лечения пищевого расстройства.
17 августа 2022
Лиза Михальченко
Иллюстрация Настасьи Железняк
Иллюстрация Настасьи Железняк

РПП — это расстройство пищевого поведения. Специалисты выделяют несколько видов РПП. Анорексию характеризует отказ от еды даже при ощущении голода, желание похудеть, когда индекс массы тела ниже нормы. Для другого вида расстройства — булимии — свойственно неконтролируемое переедание, которое сочетается со страхом набрать лишние килограммы.

При булимии с этим противоречием человек справляется физической нагрузкой или, вызывая рвоту. Третий вид РПП — компульсивное переедание, за которым не следует очищение организма или занятия спортом.

Причины и возраст РПП

Специалисты выделяют три основные причины РПП:

  • генетическая (биологическая) предрасположенность организма к пищевым расстройствам;
  • психоэмоциональная составляющая, которая включает в себя отношения в семье и травмирующий опыт;
  • социум, который диктует нам идеи похудения.

При этом триггером к развитию РПП может стать психотравмирующее событие, например, развод родителей или переезд в другой город.

Как правило, РПП проявляется в подростковом, а, бывает, и детском возрасте. Сейчас наблюдается «омоложение» РПП — все чаще появляются клиенты восьми — девяти лет, страдающие расстройством. Это связано с ранним половым и социальным развитием, которое ускоряется благодаря информационному фону, а также современному питанию и неблагоприятной окружающей среде.

Вероятность появление РПП в зрелом возрасте сильно снижается. Обычно к 25 годам у человека уже сформированы базовые представления о жизни. Когда психическое пространство человека заполнено продуктивными вещами, — он развивается в отношениях и работе, — вероятность развития РПП у него гораздо ниже.

Однако нужно помнить, что диеты могут вызвать субклиническое РПП и у взрослых женщин. У человека может не быть всех симптомов РПП, но, садясь на диету, он рискует сформировать деструктивные пищевые привычки. Важно помнить, что когда человек сталкивается с диетами, то как правило, он не может контролировать процесс похудения. Скорее всего, это спровоцирует только круг поведения РПП — от похудение вы придете к перееданию.

Детское РПП в большой семье

У меня РПП появилось в детстве. У нас была большая семья, мы жили у бабушки: я с мамой, дядя с женой и тремя сыновьями и еще один мой дядя. Мы часто готовили еду в большой сковородке и ели все вместе. Чтобы наесться, надо было есть чуть ли не наперегонки. Я боялась, что не наемся. Однажды после такого ужина, когда дома никого не было, меня избил дядя из-за того, что я съела больше всех. Это самое раннее и яркое воспоминание про еду.

Когда дома никого не было, я вытаскивала из холодильника казан с пловом и ела до тошноты. Еще я не любила ходить в гости, потому что знала, что буду до тошноты есть конфеты, а потом засовывать в рот два пальца. Однажды, когда я так делала, у меня случился спазм желудка, потому что в нем уже ничего не осталось.

Я избавилась от запущенного РПП только когда начала жить самостоятельно в студенческом общежитии. Там я покупала столько еды, сколько хотела. Не скажу, что я не переедала, просто я не боялась, что мне не хватит еды. Хотя иногда я съедаю целую шоколадку в одно лицо и еще совершенно не умею сидеть на диетах.

Интересное по теме

«Я состояла из вареной куриной грудки, яичных белков и ненависти к себе»: редакторки НЭН про диеты, принятие тела и РПП

История борьбы с РПП в подростковом возрасте

Сейчас мне 18 лет. Проблемы с пищевым поведением появились у меня в детстве — диеты я начала соблюдать в начальной школе. Я всегда была немного полной, а из-за стресса в школе начала очень сильно набирать вес. Мне кажется, это всегда было моим защитным механизмом в стрессовых ситуациях, а начало школьной жизни давалось тяжело — я просто не успевала за новым темпом, который принесла школа.


Мама забила тревогу, и мы начали худеть. Моя старшая сестра рассказывала мне, что в тот период произошел такой случай. Я, шестилетняя, сидела на нашей кровати и плакала. На вопрос сестры «почему ты плачешь?» я ответила, что мне страшно, потому что я никогда не буду худой от природы и мне всю жизнь придется сидеть на диете.


Когда мне было 11 или 12 лет, у меня началась булимия. Моя мама всегда сидела на диетах, и, став подростком, я стала чаще делать это вместе с ней. Эти диеты были достаточно адекватными. Мы просто убрали из рациона продукты: хлеб, сахар и жирную пищу.

В то же время Вконтакте стали популярными группы «Типичная анорексичка» и «40 кг». Оттуда я узнала о питьевых диетах, интервальном голодании, шоколадной диете (когда за день съедаешь одну плитку темного шоколада) и о многих других. Оттуда же я узнала о том, что можно есть что угодно и не поправиться — нужно всего лишь блевать после каждого приема пищи.

Интересное по теме

7 вещей, которые я никогда не делаю перед своими детьми: правила бодипозитивной мамы

Сначала я боялась применять этот способ, но однажды все же сломалась. Сначала порции еды были небольшие, но потом у меня начались компульсивные переедания. Я приходила со школы, съедала весь холодильник, а потом спускала все в унитаз. Я все время думала о еде. В последние годы болезни у меня не получалось похудеть ни от диет, ни от рвоты. Это было страшно. Блевать было очень больно, на следующий день было больно дышать. Я блевала на работе, на улице, в мусорные баки, в мусорку, стоящую в комнате. Часто я плакала, когда это делала, потому что уже не понимала, зачем.

Никто из друзей и родных об этом не знал. Я тщательно это скрывала, как и многие люди с РПП. Мы лучшие вруны. Несмотря на то, что мне было так плохо и я это скрывала, ситуация не казалась неправильной.

Год назад мне стало невыносимо жить. День изо дня я много думала о еде: что будет на завтрак, как я пообедаю, буду ли я блевать после него, буду ли ужинать.


Когда я сталкивалась с разными жизненными проблемами, мысли об их решениях я заменяла на мысли о еде.


В этот период я узнала о программе 12 шагов, которую используют в борьбе с различными зависимостями. Изначально она была создана алкоголиками для алкоголиков, но ее стали применять в разных сферах зависимости. В том числе и пищевой. Я никогда не рассматривала булимию с этой точки зрения, но на онлайн-группах, где девочки делились своим опытом, я была поражена, как мы все похожи. Я слушала их истории выздоровления, и у меня появилась надежда, что это может помочь.

Я начала проходить программу и мне становилось легче. Булимия ушла почти сразу, но компульсивные переедания оставались. Я научилась не контролировать приемы пищи. Впервые за очень много лет я разрешила себе есть что угодно в любое время суток. Мне было страшно начинать есть, но программа очень меня поддерживала.

Последние пять месяцев я нахожусь в ремиссии. Раньше я и подумать не могла, что можно жить полноценно, даже если не имеешь идеальные параметры. Иногда ко мне возвращаются навязчивые мысли о похудении и недовольстве своим телом, но это уже не страшно. Мне все еще намного лучше, чем в прошлой моей жизни.

РПП — это страшно. Не знаю, как бы закончилась моя история, если бы не программа, ведь перед приходом в нее я блевала каждый день по очень много раз. Но я благодарна судьбе, что мне удалось выкарабкаться из этого состояния. Надеюсь, моя история сможет помочь хоть кому-то, кто тоже страдает.

Как понять, что у ребенка РПП?

Скрыть это можно всегда — уловок для этого у страдающих анорексией и булимией достаточно. Например, из-за оверсайз одежды родители могут даже не заметить, что их ребенок стремительно худеет. Мои клиенты годами скрывали от близких, что они вызывают рвоту после еды.

Главное — создавать с ребенком доверительные отношения, которые позволят ему делиться с родителем своими проблемами.

В любом случае, признаками РПП, на которые стоит обратить внимание, будут одутловатость и неестественный цвет лица, капиллярный рисунок на щеках, новые пищевые привычки, которых раньше не было. Например, ребенок вдруг начал отказываться от каких-то продуктов или на ужин теперь только пьет воду.

Как диеты привели к РПП

Я начала бороться с булимией десять лет назад, когда мне было 20 лет.

Я всегда была худенькой и плоской. В старших классах у меня начала появляться грудь. Все мои знакомые, друзья, родственники стали отмечать, что я изменилась, кто-то даже говорил, что похорошела. Тогда я начала сидеть на диетах и бегать (по совету подружек я обматываюсь пленкой и папиным поясом для спины).

Тут начались мои хождения по кругу: диета-срыв-диета. Пик пришелся на первый курс университета. Я переехала в другой город, поменяла образ жизни и круг общения. Все это привело к набору веса, жуткому неприятию себя и постоянному сравнению с другими. Тогда-то я и решилась во время очередного срыва решить все свои проблемы, засунув два пальца в рот.

С годами это вошло в привычку и появился триггер — одиночество. Каждый раз после недель жестких тренировок в зале и диет приходил срыв. Порой я планировала этот день срыва заранее — что я буду есть, чтобы было легче это вытащить из себя. Я исходила из того, какую еду я съела: «хорошую», которая легко выходит, или «плохую». От этого зависело, где я буду это делать и куда я дальше пойду, потому что после такого процесса хотелось пожалеть себя.

Через пять лет я стала проделывать это не раз в неделю, а практически каждый день. У меня появилась бессонница: ночью я бежала в магазин, украдкой ела и очищалась. Только после этого я могла заснуть. На протяжении десяти лет мой вес скакал от 42 до 50 килограммов.


Не буду рассказывать обо всех ужасах своего состояния, но иногда мне было просто сложно проснуться, потому что совсем ничего не хотелось.


В один момент я просто устала и поняла, что я так больше не хочу. Я стала часто болеть, у меня ослаб иммунитет, и были постоянные мозоли на руках. Тогда я пошла к психологу. На сеансах мы разбирали триггеры с одиночеством и детские травмы. Но это не помогало, и моя психолог настояла, чтобы я пошла в клинику расстройств пищевого поведения при больнице им. Алексеева. Я пошла в дневной стационар. И очень благодарна этому дню.

В этот период все стало меняться. Я встретила молодого человека (сейчас это мой муж), он очень меня поддерживал и верил в меня. Походы к психологу и психотерапевту помогли изменить нейронные связи, которые работали все эти десять лет. Я очень благодарна судьбе, что все так сложилось.

Неожиданно для себя я забеременела (не надеялась на это из-за проблем с весом) и вот пишу это письмо в редакцию. Я на восьмом месяце беременности. Я смогла выбраться из этого благодаря людям вокруг и вере в лучшее. Главное, что я вынесла из этого опыта, что никогда не стоит думать, что ты одинок и брошен один на один со своими проблемами. На свете столько замечательных людей, и нужно быть открытым миру (стараться и верить)!

Как лечится РПП

РПП считается психиатрическим заболеванием. Однако я склонна считать, что это также проявление детских травм и особенностей семейных отношений. Например, замечено, что сексуальизированное насилие над детьми провоцирует буллимию. Человек начинает думать, что еда — это то немногое, что он может контролировать в жизни, раз он не смог защититься от психологического или физического насилия со стороны взрослого. Ребенок подчиняет себе отношения с едой и ему кажется, что таким образом он контролирует жизнь.

Часто подростки с РПП фокусируются на еде и форме тела, и тем самым отвлекают свое внимание от других важных сфер жизни. В таком случае нужно ярко проиллюстрировать человеку, как он обедняет свою жизнь, фокусируясь только на еде.

Разные типы РПП — и связанные с перееданием, и с ограничениями в еде — лечатся одинаково. Человек начинает питаться по плану. Как правило, применяется система, разработанная диетологом Маршей Херрин. Она создала план питания, согласно которому человеку следует делать три полноценных приема пищи в день и три перекуса. Этот план позволяет человеку абстрагироваться от своих некорректных представлении о питании. Переедающим он позволяет внести структуру в пищевой процесс, а недоедающим — набрать вес.

Победила анорексию

Я вешу 60 килограммов и выгляжу как узник лагеря (такая структура тела). Когда я весила 57 килограммов, мама сказала, что мне пора в больницу. Все началось в детстве: я отреагировала на развод, новый брак мамы и рождение сразу двух детей набором веса. Тогда я набрала немного — от пяти до десяти килограммов, при этом я не была толстой. Может быть, плотной, но при этом шустрой и боевой.

На последнем курсе университета я поняла, что счастливой жизни мне не видать без осиной талии. Мы с мамой сели на полугодовую диету, и я похудела на 30 килограммов. Потом четыре года подряд мы повторяли эту же диету раз в год. В какой-то момент я стала взвешиваться два раза в день. Моей целью было, чтобы вечером весы показывали на 200 граммов меньше, чем утром. Я вставала в шесть утра, чтобы только выпить кофе со сладкими подушечками. Меня преследовал постоянный голод и переживание о том, что я толстая. Я носила узкую одежду, одежду младших сестер, и боялась, что у меня может появиться небольшой животик.

После восьми лет диет и тренировок, отсутствия нормальных отношений, регулярного секса и месячных я поняла, что оказалась в ловушке. В темнице своего сознания. Я стройная и при этом переживаю по поводу тела (уже идеального) больше, чем когда-либо! У меня тогда был партнер, но оказалось, что он нарцисс. Я осознала, что по уши застряла в чем-то нездоровом. У меня начались приступы компульсивного переедания и кризис 30 лет. Я хотела выйти в окно.

Я наткнулась на клинику и материалы об РПП и стала себя вытаскивать. Вес начал быстро расти, но я становилась свободнее! Моя анорексия, конечно, не сдавалась, но я, используя поэтапное введение «запрещенных» продуктов, победила!

У меня сразу восстановился цикл, а с помощью психолога — личная жизнь. Я бросила нарцисса и вышла замуж за супермена. Теперь мы молодые родители. Сейчас я вешу на 30 килограммов больше и старые методы «заставить», «уговорить, что это жизненно необходимо» и «запугивание» не работают.

Я пошла другим путем: принимаю себя и такую, практикую медитации, чтобы «слышать тело». Оказалось, что «слушать» мне приходится многое, от чего я убегала. Медитации высвобождают очень много чувств и эмоций из детства. Мое тело бурно реагирует на это. Видно, пришло время открыть «ящик Пандоры» и встретиться с ними лицом к лицу. Глаза боятся, а руки делают. Посмотрим, что будет!

Как лечится РПП

Также для лечения применяются психотерапевтические инструменты, как правило, это когнитивно-поведенческая терапия. Клиенту может понадобиться от десяти сессий (при легкой степени РПП) и от 20 до 40, если степень заболевания тяжелая. Эти психологические практики помогают человеку увидеть, как расстройство влияет на его жизнь, ощутить, что он больше, чем эта болезнь, принять свой вес и счастливо прожить с ним жизнь.

Далее психолог выбирает протокол лечения. Фокус терапии может быть сосредоточен на сострадании. Тогда человек сможет увидеть, он больно сам себе делает и научиться сострадать самому себе, и мягче, бережнее к себе относиться. Или это может быть терапия принятия и ответственности. Подходов очень много и важно подобрать тот, который подойдет человеку.

Если РПП привело к значительной потере веса, то человеку может понадобиться госпитализация.

Психолог также может рекомендовать обратиться к эндокринологу, диетологу. Часто он также советует клиенту пойти к психиатру, потому что РПП может идти рука об руку с депрессией или другими расстройствами. То есть борьбе с РПП — это «бригадное» лечение, которое дает свои плоды. У такого лечения есть один «минус» — оно недешевое и доступно не всем. Поэтому в профессиональном сообществе сейчас сейчас есть направление психологов, которые получили дополнительное специальное образование и могут обеспечить клиента базовой поддержкой и в области лечения пищевого расстройства.

Иногда на обуздание РПП могут уйти годы. Сначала человек может не понимать, что с ним происходит, потом время может уйти на поиск «своего» специалиста. За это время РПП наносит вред физическому здоровью человека. Например, рвота ухудшает состояние желудочно-кишечного тракта, портит зубы. Поэтому нужно успеть устранить эту проблему как можно скорее.

Можно ли вылечить РПП самостоятельно?

Бывают случаи, когда человек ведет психологическую работу над собой и у него получается самостоятельно справиться с пищевым расстройством. Человек может почувствовать, что с ним что-то не так и тогда он интуитивно пытается нормализовать питание и поменять свое состояние. Но нельзя говорить, что это самопомощь работает во всех случаях. Например, при экстремальном снижении веса его уже невозможно набрать по физиологическим причинам.

Победила булимию

Сейчас мне 28 лет. В возрасте 21–22 лет у меня была булимия, но тогда я этого не понимала.

Началось все с того, что в 18 лет я уехала из своего маленького городка учиться в Москву, из-за стресса испортился цикл, врач прописала противозачаточные таблетки («Ярину»), от которых я довольно сильно поправилась. Сначала я пыталась сидеть на разных диетах, заниматься спортом, но вес не хотел возвращаться на «дотаблеточный», а диеты и ограничения только вымотали меня.


Кроме того, в Москве мне было очень-очень одиноко, я жила одна в комнате, все вечера и выходные проводила одна, мне некого было обнять, не с кем провести время, только учеба, ненавистный спортзал и дурацкие диеты. Я очень остро помню то чувство безысходности.


В один день я сорвалась: накупила сладостей, включила сериал и все-все съела. Мне было так хорошо, меня это расслабило. Но я испугалась лишних килограммов. Тогда мне пришло в голову, что можно вот так есть и вызывать тошноту — то есть приятно проводить время с сериалами и горой вкусной еды и не толстеть. Я не знала, что это булимия, но я понимала, что это все неправильно, и все равно не могла себя контролировать.

Помню, как ходила в разные магазины, чтобы в одном не подумали, как я могу каждый день покупать столько вкусняшек, как считала, сколько денег могу потратить на эту еду. Помню, как думала, что «все, это в последний раз». Вес, конечно, не возвращался в дотаблеточный, но и не рос, и поэтому я снова и снова срывалась.

А потом я встретила своего будущего мужа, который полюбил меня с соответствующими килограммами, одиночество ушло. Как-то раз я в очередной раз я подумала: «надо пойти купить вкусняшки, хотя мне совсем и не хочется». И я не пошла. На этом история заканчивается.

Она длилась примерно год. Год особого одиночества, безысходности и ощущения себя некрасивой. Как только появился человек, который эти тучи надо мной развеял, прошла и булимия. И с тех пор, даже если я наедалась всяких вкуснях, я этому не придавала значения, ела, потому что вкусно — и все. А противозачаточные мне сначала сменили, потом отменили. Вес сам, без всяких диет, нормализовался.

Понравился материал?

Поддержите редакцию!
Лайфхаки Переезд с ребенком: подборка полезных материалов
Многие родители сейчас задумываются если не об окончательной эмиграции без планов на возвращение, то хотя бы о временном переезде в другие страны. Многие из наш...