Редакция
17 мая 2021

Мужчины моют посуду, а женщины все равно нервничают и устают — рассказываем, почему это происходит

Продолжаем развивать горячую тему справедливого разделения домашних обязанностей. Мы уже рассказывали вам про вторую смену и ментальный труд — невидимую организационную нагрузку, которую нельзя ни потрогать, ни измерить, но зато очень легко ощутить на себе, если вы женщина.
Коллаж Лизы Стерльцовой
Коллаж Лизы Стерльцовой

Как выяснила Джессика Гроус из The New York Times, даже если вы с партнером обо всем тщательно договорились и поделили домашние дела, так, чтобы никто не чувствовал себя ломовой лошадью, неравенство сохраняется — правда его не видно ни в стиральной машинке, ни в кухонной раковине.

Проблема в том, что кроме реального физического труда по дому на плечах женщин остается еще и психологическая нагрузка. Так что если ваш муж вроде бы старательно тянет на себе половину (ну и или сколько вы там решили) быта, а вы все равно устаете и выгораете, то внимательно прочитайте этот материал — возможно, вам надо разделить кое-что еще.

Я пишу о гендерных различиях в разделении быта и заботы о детях в гетеросексуальных парах уже более десяти лет. И пока все больше и больше мужчин включаются в справедливое распределение обязанностей, одна вещь до сих пор остается раздражающе несправедливой: психологическая нагрузка, которая преимущественно состоит из тревоги и планирования.

Вот как я обычно это описываю, когда говорю о своей жизни: я не могу заставить своего мужа думать о летнем лагере в январе или о том, когда у нас закончится мыло. Другими словами, я не могу передать ему свой мозг. В большинстве бытовых вопросов у нас все разделено справедливо — я чуть больше занимаюсь бытом, а он чуть больше занимается детьми, но нам обоим нравится этот баланс. Но при этом психологическая нагрузка все равно остается на мне.

Из-за проблематичности этой темы мне не терпелось прочитать труд Элисон Дамингер, кандидатки социологических и общественных наук в Гарварде. Недавно журнал American Sociological Review опубликовал ее исследование, которое делит ментальный труд — «когнитивный труд» — на четыре части: планировать, определять, принимать решение, контролировать.

Если мы используем пример с летним лагерем, то «планировать» означает необходимость начать думать о разных вариантах летних лагерей до того, как в них невозможно будет записаться. «Определять» — значит разобраться, какие лагеря соответствуют запросам нашей семьи. «Принимать решение» — значит выбрать лагерь, а «контролировать» — значит, убедиться, что дети записаны в лагерь, и что у них есть все необходимые справки.


В рамках своего исследования Дамингер провела глубинные интервью с 35 парами и обнаружила, что менее всего сбалансированы две части процесса из четырех — это «планировать» и «контролировать» — этим чаще всего занимаются женщины.


Этапы «определять» и «принимать решения» мужчины и женщины чаще проходят совместно. Я поговорила с Дамингер о ее исследовании и о том, как родители могут уравнять свою психологическую нагрузку. Сокращенную и отредактированную версию нашего разговора вы найдете ниже.

Джессика Гроус: Мне понравилось, как вы разделили ментальную нагрузку на четыре четкие категории. И меня удивило, что самое сильное гендерное неравенство приходится на «планирование» и «контроль». Вы можете рассказать об этом?

Элисон Дамингер: Мои научные консультанты немного переживали, когда я начинала работать над своим исследованием. Они говорили: ты просто выяснишь, что на женщин приходится большая нагрузка. Почему это должно быть интересно? Мы и так об этом догадываемся.

И именно поэтому мне хотелось разложить все детально, чтобы не просто говорить, что «женщины делают больше», а чтобы объяснить, чего именно они делают больше. И есть ли у этого какие-то аспекты, которые в меньшей степени привязаны к гендеру?

Я обнаружила, что в большинстве случаев принятие решений на определенном уровне было совместным процессом. То есть, это не решения формата «что сегодня на ужин», а решения о подходе к родительству, о том, в какую школу отправить ребенка, и так далее. Родители обсуждали эти вопросы, прежде чем двигаться дальше.

Однако вынесение какого-то вопроса на обсуждение оказалось преимущественно женским делом, так же как и подавляющее большинство женщин следили за тем, что происходит после того, как решение принято. И так было везде, даже в тех семьях, где всем было известно, что мужчина несет полную ответственность за чистку водостоков.


У женщин как будто постоянно поднята антенна для того, чтобы все отслеживать.


В то время как мужчины нередко готовы помочь после того, как их партнерши привлекли их внимание к какой-то проблеме, или же после того как они сами через какое-то время ее заметили, женщины постоянно становятся первыми, кто эти проблемы обнаруживает, и либо решают их самостоятельно, либо говорят: «Эй, тут проблема, которую надо решить. Ты об этом думаешь?». А затем возникает вопрос на миллион долларов — что со всем этим делать?

Д. Г.: Каждый раз, когда я пишу на эту тему, люди хотят знать ответ на этот вопрос!

Э.Д.: Первый шаг — это сделать весь этот труд заметным. Одна из целей моего исследования была в том, чтобы помочь людям найти способы говорить об этих несправедливостях. Вы можете чувствовать, что вы делаете по дому больше, но вы не можете это сформулировать, потому что ваш муж и так много помогает с готовкой и посудой. Подобрать слова — это первый шаг, но его одного, конечно, недостаточно.

Кроме того, важно делать заметным все компоненты, входящие в каждую отдельную задачу — и физический, и когнитивный труд. То есть, если один партнер отвечает за стирку, следит ли он за запасами стирального порошка? Иногда вам придется уделять очень много внимания деталям и договориваться о том, какие стандарты вы будете применять. <…>

Беседуя с парами, я еще обнаружила, что многие воспринимают ментальный труд как проявление индивидуальности. Такая связь контекста и темперамента. В моей выборке были самые разные мужчины, которые явно были способны планировать наперед, организовывать и реализовывать намеченный план в своей работе. Но при этом они не использовали эти навыки у себя дома. То, как мы понимаем самих себя — это важный аспект, который иногда мешает нам меняться, но я не думаю что здесь дело в реальных способностях.

Д. Г.: Это происходит из-за того, что в нашей культуре хорошими матерями считаются те, кто беспокоится и берет на себя ментальный труд, а к хорошим отцам предъявляются другие требования?

Э.Д.: Я думаю, что это так. От своих респондентов я часто слышала: «Она тревожная, она зажатая». И я подумала, что из-за этого, если что-то пойдет не так, например, если у детей не будет с собой учебных материалов, которые им нужны для школы, ответственность за это будет нести мама. <…>

Кстати, в этом году нам удалось разделить психологическую нагрузку более равномерно. Несмотря на то, что я опять занималась планированием, мы приняли решение совместно, а затем мой муж взял на себя контроль: когда педиатр не отправил нам справки в обещанное время, именно он ему об этом напомнил. Да, возможно, он никогда не замечает, что у нас закончилось мыло, но мне кажется, у нас наметился прогресс.

Ещё почитать по теме

«Больше никогда»: женщины, которые единолично занимаются семейным бытом, рассказали, почему они это делают


Как понять, что вы делаете достаточно? Тест на определение включенных отцов


«Матерям немного распущенности и лени бы не повредило, но они слишком заняты»: интервью Татьяны Никоновой

Не пропустите самое интересное
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости
Спасибо, мы будем держать вас в курсе