Редакция
30 September 2021

По секрету всему свету: что делать, если к вам на роды пришла толпа студентов

Роды — это довольно интимный процесс. В идеальном мире женщины имеют право рожать в полумраке, в тишине и — при желании — даже в одиночестве, если им так комфортно. Понятное дело, что далеко не у всех получается провести роды таким бережным и естественным способом, и в роддоме никто не застрахован от ярких ламп, грубоватых акушерок и вынужденных положений тела, в которых не очень-то удобно.
Из собрания Третьяковской галереи + rawpixel.com CC0 | Коллаж Аси Березиной
Из собрания Третьяковской галереи + rawpixel.com CC0 | Коллаж Аси Березиной

Однако нередко к бригаде медицинского персонала на родах присоединяется еще одна бригада — студентов медвузов, которые любопытно заглядывают роженице во все интересующие их места, что-то конспектируют, а иногда им предоставляют возможность даже сделать что-то самостоятельно.

В большинстве случаев для женщины эта ситуация происходит непредсказуемо и не вызывает ничего кроме острого дискомфорта и раздражения. Но, как в случаях с другими актами акушерского насилия, отказаться от осмотра или других медицинских манипуляций, проводимых студентами, она бывает попросту не в силах — тут родить бы, а не отстаивать свои права.

Интересное по теме

ООН признала акушерское насилие ограничением прав человека

С другой стороны, довод о том, что начинающим врачам надо как-то учиться и набираться опыта, тоже кажется валидным — вряд ли кому-то из нас захочется попасть к врачу, который до этого видел роды только на картинках. Так что же делать? И есть ли какие-то законодательные основания, которые помогут оградить себя от лишнего вмешательства?

Собрали несколько редакционных историй, изучили законы и подготовили небольшую инструкцию.

Некоторые сотрудницы нашей редакции сами столкнулись с начинающими врачами в процессе своих родов — вот вам истории, которые, возможно, покажутся вам знакомыми.

Лена Аверьянова, главред НЭН:

Я столкнулась со студентами-практикантами в роддоме дважды — когда лежала в дородовом отделении и когда оказалась в родильном.

В первый раз они пришли вместе с бабулечкой-профессоркой целой толпой — я лежала и рожала в роддоме, который в Петербурге знают как Снегиревку — он выступает базой кафедры акушерства, гинекологии и репродуктологии ПСПбГМУ имени академика Павлова, так что студенты ходят туда как себе домой.

В палате нас было четверо, преподавательница спросила, кого из нас можно посмотреть-потрогать, согласилась я и еще одна смелая женщина.

Студенты были ужасно робкие, преподавательница показывала, как разместить руки на животе беременной женщины, чтобы найти головку плода, как слушать сердцебиение и все такое. Мальчик, которого она попросила меня осмотреть (никаких гинекологических манипуляций не было, только внешний осмотр), очень боялся, стеснялся, отводил глаза. Это было неловко и даже немного мило.

А во время родов все в той же Снегиревке я познакомилась с юношей, который, как я поняла, уже был ординатором, но все еще оставался неопытным акушером. Он подходил ко мне несколько раз, помню, что собирался снимать показания КТГ, но мне было так больно, что я на него рявкнула и к себе не подпустила.

Он, видимо, нажаловался на меня врачине, которая вела мои роды, так что ей пришлось вмешаться: «Вы чего нашего мальчика гоняете!». У него тоже тряслись руки, он очень волновался, но в итоге стал одним из тех, кто вместе с акушеркой и врачиней приняли мою дочь. Я помню, что мы все очень радовались этому моменту, но думаю, ему было веселее всех — наконец-то это закончилось.

Ира Зезюлина, колумнистка НЭН:

Так случилось, что в роддом я попала за неделю до родов. На первичный осмотр меня взяла заведующая отделением (и по совместительству дальняя родственница мужа). У меня была отдельная палата и особое отношение персонала, но, как оказалось, за это пришлось расплачиваться.

На первичный прием, в тот момент, когда я со своим животом взбиралась на гинекологическое кресло, в кабинет зашли штук десять студентов. Со мной никто не поздоровался, дальняя родственница даже не подумала меня как-то представить. Я неожиданно превратилась из Иры Зезюлиной в человека с обесценивающим званием «ПАЦИЕНТ».

Дальше я чувствовала себя куском мяса на витрине, но жесткий осмотр шейки матки заглушил эти чувства. Обо мне говорили в третьем лице, будто это не я тут лежу с вагиной нараспашку, а кто-то другой.

Я ничего не сказала. Потому что не понимала, как к этому относиться, потому что мне со своей отдельной палатой нечего жаловаться, потому что это вроде свой человек, но было очень не по себе.

Я понимаю, что студентам медицинских вузов надо учиться на реальных людях, это действительно важно, но делать это надо тактичнее. Если бы меня спросили, не против ли я стать подопытным кроликом, честно, я бы согласилась. Но когда твое тело используют, как манекен, не спросив банального разрешения, игнорируя вообще твое существование, это уже ненормально.

Интересное по теме

«Роженице нужна уверенность, что все идет хорошо, и то, что с ней происходит — нормально»: интервью акушерки

Тамара Высоцкая, старшая редакторка НЭН:

 Мне повезло (если можно так сказать) — у меня были партнерские роды, которые закончились экстренным кесаревым ранним-ранним утром, а потому никаких студентов в этот момент в роддоме не было. При этом в наш роддом они приходили каждый день — большими группами, человек по 10–12.

По медицинским вопросам я с ними почти не соприкасалась (только один раз одна из девушек присутствовала на утреннем обходе после родов, но там все было очень вежливо и деликатно), а вот по бытовым — постоянно.

Роддом, в котором я лежала, довольно старый и маленький, и, предполагаю, что большой ординаторской и прочих помещений для сотрудников там нет. Поэтому в ожидании очередного практического занятия студенты просто сидели в коридорах (очень узких коридорах!) роддома, по которым туда-сюда ходили женщины, которым недавно сделали кесарево. В ночнушках и халатах с пятнами запекшейся крови, полусогнувшись, опираясь на капельницу, с растрепанными волосами и отсутствующим взглядом.

В общем, фильм ужасов, в котором поневоле приходится участвовать — на глазах у десятка хихикающих и переговаривающихся зрителей. Вряд ли, конечно, студенты-медики действительно целыми днями насмехались над замученными роженицами, но каждый раз выходить из палаты и встречать толпу незнакомых праздношатающихся людей было неприятно.

Катя Статкус, редакторка лонгридов НЭН:

На моих вторых родах была студентка-акушерка (дело происходило в Германии). Честно говоря, когда моя основная акушерка вначале сказала, что у них сейчас в роддоме проходят практику студенты и у меня на родах будет еще одна девушка, я немного расстроилась (типа, здравствуйте, вот еще чего не хватало!). Но на какое-то качание прав в этот момент не было сил. А в итоге эта девушка с первой секунды была потрясающей и у меня было ощущение, что со мной вместе на родах был замечательный ассистент (помимо мужа, в которого можно было просто вцепиться).

Что касается протокольности — девушка-студентка всегда спрашивала, может ли она меня вагинально осмотреть, уже после того, как меня осматривала «главная» акушерка. Ну и в целом, правда, она была очень эмпатичной, все время пыталась как-то облегчить мою боль, и вообще вела себя очень чутко (и много меня хвалила, что тоже было очень здорово, конечно).

Поэтому у меня осталось очень хорошее впечатление от того, что на моих родах кто-то учился. Хотя я понимаю, что это впечатление вряд ли было бы таким, если бы в моей палате оказалась не одна студентка, а десять. И если бы они просто стояли и пялились и что-то писали в своих тетрадочках, а не помогали мне.


Даже на примере этих четырех историй видно, что опыт взаимодействия со студентами медвузов во время родов может быть совершенно различным — от крайне отрицательного до крайне положительного. К сожалению, точно предсказать, каким будет этот опыт именно у вас (и будет ли он вообще) — невозможно, но многие женщины заранее настроены на присутствие посторонних людей на родах крайне негативно.

Как можно себя обезопасить?

Поступая в больницу, каждый пациент обязан подписать добровольное информированное согласие — документ, который редко читают (особенно когда шпарят схватки, да).

В стандартной форме этого документа указано, что, подписав его, пациент соглашается на «осмотр другими медицинскими работниками и студентами медицинских вузов и колледжей исключительно в медицинских, научных или обучающих целях с учетом сохранения врачебной тайны».

При этом пациент вправе отказаться от всех или некоторых видов медицинской помощи. Подвох здесь заключается в том, что отказ от медицинских услуг должен быть оформлен письменно, что крайне проблематично сделать, когда ты вот-вот родишь. Но, зная это, конечно, можно подстраховаться заранее.

Что делать в итоге?

Вот несколько способов решения проблемы, которые помогут вам минимизировать опыт не самых приятных контактов с посторонними в вашей палате.

Заранее определите для себя комфортный формат взаимодействия с гипотетической группой студентов. Возможно, вы не видите ничего плохого в том, чтобы предоставить будущим медикам осмотреть себя в послеродовой палате, однако на родах вам бы этого не хотелось — лучше сразу продумать все возможные варианты и морально к ним подготовиться.

 Возьмите на роды группу поддержки. Рожающей женщине сложно сопротивляться неприятным для нее действиям врачей, а потому хорошо, если в родильной палате вы будете не в одиночестве. Поддержка мужа, подруги или доулы поможет вам чувствовать себя увереннее, а близкие люди постоят за вас, когда вы будете не в состоянии.

Интересное по теме

«Вы даете согласие и вы можете его отозвать»: акушерка написала о том, как женщины могут постоять за себя во время родов

 Обсудите этот вопрос заранее с врачиней или акушеркой. Если вы уже знаете, с кем вы будете рожать, проговорите все волнующие вас моменты — в том числе, присутствие на родах учебной группы. Вы можете высказать врачу свои пожелания и дополнительно напомнить о них перед родами.

 Напишите отказ от медицинских вмешательств. Самый официальный способ обезопасить себя от нежелательных гостей — заранее написать отказ от осмотров и других манипуляций, проводимых студентами медвузов. Актуальную форму можно найти в интернете или запросить у администрации роддома, в котором вы планируете рожать. Заполните отказ заранее, прихватите его на роды и не забудьте достать, когда будете оформлять документы в приемном отделении.

Интересное по теме

«Роды — это как умереть, только наоборот»: второй выпуск подкаста «Родили и не поняли» посвящен страху родов

Акушерское насилие — распространенная проблема, от столкновения с которой, увы, никто не застрахован. Нам очень хочется, чтобы каждая женщина имела возможность рожать в максимально комфортной, безопасной и предсказуемой для нее среде, а визит десятка студентов в ее палату обговаривался бы «на берегу», а не в момент пиковых переживаний.

К сожалению, пока женщинам все еще приходится предпринимать какие-то шаги для того, чтобы отстоять свое право на безопасность и предсказуемость своего пребывания в роддоме — и мы надеемся, что наши рекомендации вам помогут.

Не пропустите самое интересное
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости
Спасибо, мы будем держать вас в курсе