Не тот самый Мюнхгаузен: мать годами заставляла здоровую дочь принимать лекарство от судорог

Трехлетнего ребенка чудом спасли от хронической интоксикации.

Theodore Parisienne for New York Daily News

На днях американку Таяну Браун обвинили в покушении на убийство собственной дочери. 23-летняя жительница Бронкса несколько лет травила девочку лекарствами. Следствие установило, что женщина 190 раз возила дочь в различные медицинские учреждения, чтобы получить рецепт на один и тот же противосудорожный препарат (к которому у ребенка не было абсолютно никаких показаний).

Диагноз, которого не было

Браун попала под подозрение 2 мая 2023 года. Тогда она привела свою трехлетнюю дочь в медицинский центр Монтефиоре и заявила, что ребенок давно принимает противосудорожные препараты. Она настаивала на том, что самочувствие дочери ухудшается и что дозировка должна быть увеличена.


«Она продолжала повторять, что ребенку нужны лекарства. Это убедило персонал ввести новые инъекции», — сообщил журналистам источник в полиции.


Позже, по результатам анализов, врачи обнаружили у девочки интоксикацию. Таяне сообщили о передозировке, а препарат отменили. После этого ребенка положили в больницу. Она находилась в одной палате с матерью.

Через некоторое время сотрудники Монтефиоре заметили, что уровень препарата в крови у ребенка не только не упал, но даже вырос. Они заподозрили, что мать самостоятельно, втайне от врачей, вводила лекарство дочери. После этого администрация больницы обратилась в окружную прокуратуру Бронкса и в департамент полиции Нью-Йорка. Началось расследование.

Оказалось, что женщина, прикрываясь несуществующей болезнью дочери, сумела наладить связь с разными медучреждениям и получала у них рецепт на упомянутое средство. «Лечение» здорового ребенка продолжалось не один год. Сколько именно, еще предстоит установить.

На данный момент девочка проходит лечение. О ее состоянии пока не сообщается. Ее мать находится на свободе, но под надзором полиции — с электронным браслетом, контролирующим ее передвижения. Смягчающим обстоятельством для женщины стало отсутствие у нее судимостей.

Интересное по теме

«Материнский инстинкт — мифическое понятие». Отрывок новой книги Веры Якуповой «Шипы родительской любви»

Делегированный синдром Мюнхгаузена

Эксперты предполагают, что Браун страдает делегированным синдромом Мюнхгаузена — расстройством, при котором люди придумывают или намеренно создают симптомы болезни. Только не для себя (как при классическом синдроме Мюнхгаузене), а для своих подопечных. Как правило, детей. Таким образом детям приходится страдать дважды: и от «ухода», который вызывает у них нужные «Мюнхгаузену» симптомы, и от лечения — болезненного, опасного и абсолютно ненужного.

Делегированный синдром Мюнхгаузена признан психическим заболеванием и формой жестокого обращения с детьми. На данный момент неизвестно, что его вызывает. Одной из причин может быть перенесенное в детстве насилие, другой — гипертрофированная ипохондрия и синдром Мюнхгаузена, распространившиеся на других людей.

Чтобы сымитировать болезнь, опекун (чаще всего, мать) может пойти на крайние меры. Например:

  • Добавлять кровь в мочу или стул ребенка.
  • Не кормить ребенка — так, чтобы он выглядел изможденным (в этом случае «Мюнхгаузен» утверждает, что тот просто не может набрать вес).
  • Нагревать термометр, чтобы было похоже, что у ребенка жар.
  • Подделывать результаты лабораторных исследований.
  • Давать ребенку препараты, вызывающие у него рвоту и диарею.

Например, в страшной книге «Яд материнской любви: Как мама придумывала мне болезни. Личная история о синдроме Мюнхгаузена» авторка — Ольга Ярмолович — описывает, как мать заставляла ее каждое утро пить глюкозу. У ребенка из-за этого портились молочные зубы, и родительница регулярно водила ее к стоматологам. Лечение было настоящей пыткой, ведь и пломбирование, и даже удаление в те годы проводились без анестезии.

Интересное по теме

«Лечить зубы с анестезией мне все равно не разрешали, как я ни умоляла»: отрывок из книги о детстве с матерью с синдромом Мюнхгаузена

«Пыталась вернуть отца детей»

И Ольга Ярмолович, и маленькая дочь Таяны Браун — всего лишь двое из множества детей, пострадавших от матерей-Мюнхгаузенов.

Так, в 2011 году 23-летняя Бланка Монтано из Тускона, штат Аризона, была приговорена к тринадцати годам тюремного заключения. Женщина намеренно заражала свою госпитализированную маленькую дочь чужеродными бактериями (в том числе и фекальными).

За несколько месяцев до этого двое маленьких детей Бланки — сын и дочь — попали в больницу с симптомами интоксикации. В их анализах обнаружили опасную кишечную палочку. Мальчика удалось быстро вылечить, однако семимесячной девочке становилось все хуже и хуже. У нее находили все новые и новые инфекции. В конце концов, ребенка перевели в отделение реанимации.


Монтано постоянно дежурила в больнице, казалась очень обеспокоенной состоянием дочки и требовала провести ей биопсию костного мозга (совершенно ненужную).


Такое поведение насторожило врачей — именно после просьбы о биопсии Бланку заподозрили в делегированном синдроме Мюнхгаузена. В больничной палате установили камеру. Выяснилось: когда Бланка оставалась наедине со своим грудным ребенком, она намеренно пачкала капельницу — хватала иглу грязными руками и вставляла катетер себе в рот. Что еще она могла сделать, остается только догадываться. По словам свидетеля, Монтано бродила по всей больнице со шприцами в сумочке.

Женщину тут же отстранили от дежурства в палате (после чего самочувствие младенца заметно улучшилось) и заявили на нее в полицию. На суде Бланка настаивала, что ни в чем не виновата. Однако обвинение утверждало, что женщина специально заражала своих детей и пыталась усугубить их состояние, потому что хотела вернуть к себе расположение их отца.

«Я могла бы сделать и хуже»

Химик по образованию, мать троих детей Хоуп Ибарра обожала быть в центре внимания. Примерно десять лет назад жительница Техаса рассказывала в соцсетях о своей борьбе с раком. Она якобы перенесла три рецидива и уже выбирала для себя цвет гроба (этому были посвящены несколько ее постов) — но, собрав волю в кулак, смогла победить болезнь. Подписчики восхищались ее мужеством. А в местных СМИ о ней писали как о героине.

Пока Ибарра боролась с онкологией, ее дочери тоже болели. Особенно младшая — у четырехлетней девочки, родившейся раньше срока, было множество проблем со здоровьем. В итоге она попала в больницу с подозрением на терминальную стадию муковисцидоза и анемии. Сама Хоуп объясняла это стрессом (ведь дети чувствовали, что скоро потеряют мать!), а также своей собственной «неблагополучной» генетикой.


Постепенно выяснилось: Ибарра никогда не болела.


Сымитировать химиотерапию (например, побрить голову и показать в соцсетях фото сфальсифицированных анализов) для нее было делом техники. Ее младшая дочь тоже была совершенно здорова, пока мать не начала искусственно вводить ей в вену украденные из лаборатории патогены. Она также откачивала у малышки кровь, чтобы спровоцировать анемию. Все это могло бы привести к трагедии, но к счастью, вовремя вмешались врачи.

Ибарру приговорили к десяти годам тюрьмы за причинение телесных повреждений ребенку. После вынесения приговора мать просто пожала плечами. «Я могла сделать и хуже, — заявила она. — Я могла бы сделать кучу вещей, которые бы быстро ее убили. Очевидно, что ей было больно, но по-настоящему я даже не пыталась».

Как распознать делегированного Мюнхгаузена?

Большинство людей с этой проблемой — матери с маленькими детьми. Некоторые — взрослые дети, заботящиеся о престарелом родителе. Опекуны часто работают в сфере здравоохранения, так что хорошо разбираются в медицинском обслуживании. Они могут описать симптомы ребенка в мельчайших подробностях, им нравится принимать активное участие в его лечении, и они нередко восхищают врачей своей «ответственностью».

Одним словом, люди с делегированным синдромом Мюнгхаузена могут производить вполне приятное впечатление. Так что чаще всего их вычисляют по состоянию ребенка.

Вот тревожные признаки:

  • Ребенок посещает множество самых разных врачей и много времени проводит в больнице.
  • Ребенок постоянно сдает анализы, переносит операции или другие процедуры.
  • У ребенка странные симптомы, которые не соответствуют ни одному заболеванию. Симптомы не соответствуют результатам анализов.
  • О симптомах сообщает опекун. Их никогда не наблюдают специалисты здравоохранения. В больнице симптомы исчезают, но снова начинаются, когда ребенок возвращается домой.
  • В крови, моче или стуле ребенка находят наркотические или химические вещества.

После «ухода» детям может потребоваться медицинская помощь для лечения осложнений, вызванных травмами, инфекциями, приемом лекарств, операций или анализов. Также им часто требуется помощь психиатров. Депрессия, тревога и ПТСР — распространенные последствия жестокого обращения с детьми, к которому делегированный синдром Мюнхгаузена, безусловно, относится.

Ранее НЭН писал о том, как отличить насилие в семье от воспитания. Мы разобрались в этом вопросе вместе с центром «НеТерпи: психологи за отношения без насилия», который открыл направление по работе с детско-родительскими отношениями.

Ликбез История молокоотсоса с древнейших времен и до наших дней
Мы знаем, что НЭН читают и родители, и бездетные, и мужчины, и женщины, и кормящие грудью, и те, кто предпочитают искусственное вскармливание. В общем, круг наш...
Ликбез Зависть отца: жизнь и смерть маленькой актрисы Джудит Барси
Эта история произошла более 35 лет назад, и она — о домашнем насилии, несоответствии амбиций и возможностей, о зависти к успеху собственного ребенка и бездейств...