Редакция
3 August 2021

«Приемное родительство — это не про „исцеляющую любовь“»: полезный тред для тех, кто думает об усыновлении

В Твиттере регулярно появляются посты от людей, которые уверены: рожать, когда столько детей находятся в детских домах, просто негуманно. При этом усыновление им видится довольно романтизированным процессом, где главное препятствие — бюрократия. А дальше только любовь, принятие и счастье.
Коллаж Аси Березиной
Коллаж Аси Березиной

Твиттерянка Люба @lyubava_travels написала тред, посвященный сложностям процесса усыновления и адаптации детей в приемной семье — он набрал более четыре с половиной тысяч лайков.

Здоровье: «Часто у детей целый набор диагнозов»

Люба пишет, что здоровые дети славянской внешности до трех лет покидают детские дома почти мгновенно — их всегда ждет очередь из усыновителей.

Поэтому большую часть живущих в казенных домах составляют дети других национальностей, братья и сестры, которых нельзя разлучать, дети среднего школьного возраста, уже не похожие на тоддлеров-ангелочков. Часто у этих детей целый набор диагнозов: «Если вам достался ВИЧ-положительный ребенок, то вам достался здоровый ребенок, — считает Люба. — Ведь на терапии сейчас можно вести почти обычный образ жизни, а диагнозов у детдомовских детей может быть не один десяток».

Часто диагнозы стоят у детей только потому, что их реабилитацией никто не занимался. При должном уходе в семье, со временем часть заболеваний уходит. «Но так бывает не всегда, особенно при тяжелых врожденных патологиях. И таких детей в детдомах по-настоящему много», — пишет авторка треда.

Интересное по теме

Что такое Школа приемных родителей и как она работает

Бюрократия: «Ребенок будет жить с вами, но юридически останется сиротой»

Чтобы стать приемным родителем или усыновить ребенка, нужно пройти обучение, собрать документы, подготовить детское жилое пространство в доме. Но бывает, что понравившийся ребенок, который уже давно живет в детском доме, официально не является сиротой. Потому что его родители живы и не лишены родительских прав. Такого ребенка нельзя забрать к себе насовсем.

Чтобы сохранить положенные сиротам льготы и возможность получения квартиры по достижении восемнадцатилетия, нужно не усыновлять ребенка, а оформить опеку — то есть, ребенок будет жить с вами, но юридически останется сиротой. «Но иногда за этим стоит немаленький риск быть с этим ребенком разлученным навсегда», — пишет Люба.

Адаптация: «Травмированные дети — это сложно».

Все бумаги оформлены, моменты улажены, и ребенок едет жить в новую семью. Разве это не счастливый финал? «Ребенок может и хотел семью, но он мог всю сознательную жизнь прожить в детдоме», — пишет Люба.

Она рассказывает, что часто дети не понимают элементарных домашних хозяйственных процессов: «В их мире был распорядок дня, были люди, которые мыли за ними полы, были люди, которые готовили еду в столовой, были люди, которые дарили подарки на Новый год, особенно если будешь улыбаться и „вести себя хорошо“», — пишет она.

Попадая в семью, ребенок тоже начинает вести себя хорошо. Но вместо подарков и безусловной любви вдруг получают требования: заправить постель, убрать за собой посуду, учить математику. «Зачем? В детдоме было хорошо, там сейчас ребята в карты играют», — объясняет Люба логику ребенка в такой ситуации.

Но даже когда ребенок принимает правила дома, в котором живет, это еще не финал, считает Люба: «И тут начинается самая жесть, начинает крыть не по-детски. Почему ты меня раньше не забрала? Почему этот ребенок получал любовь, а я нет?»

Интересное по теме

«Не бросайте его одного в аду»: отрывок из новой книги Людмилы Петрановской

Создав тред, Люба не преследовала цель запугать потенциальных усыновителей. Наоборот — дать больше информации, чтобы к этому вопросу люди подходили более подготовленными. «Приемное родительство — это не про „исцеляющую любовь“, — пишет авторка треда. — Это про терпение и обязательство, взятое на себя. Обязательство, что ты берешь ребенка в семью и никогда не отдашь его обратно».

А это может быть непросто. Потому что ребенок может проверять вас на прочность каждый день своей адаптации: он может врать, воровать, проверять ваши границы, обижать других детей. Он будет пытаться доказать, что он плохой. Это не его вина — просто травма разъедает его изнутри. Он может проситься обратно в детдом или к биологическим родителям. «Травмированные дети — это сложно, действительно сложно. И самое страшное, что можно для них сделать — это дать надежду, взять в семью, а потом вернуть обратно в детдом», — подводит итог Люба.

 
Как и многие приемные родители, Катя с мужем хотели усыновить здорового ребенка. Но в школе приемных родителей им объяснили, что за такого ребенка придется побороться. И тогда они решили взять ребенка из тех, за кем не стоит восторженная очередь. Так в их семье появилась дочь с синдромом Дауна. Читайте историю удочерения от первого лица.

Не пропустите самое интересное
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости
Спасибо, мы будем держать вас в курсе