Редакция
3 October 2019

«Больше шансов вернуться целой и невредимой после восхождения на Эверест, чем остаться непокалеченной в декрете»: рассказ молодой матери о травмах, которые ей регулярно наносит ребенок

​Мы как-то писали текст о том, что дети — реально опасные существа, способные нанести родителям серьезные травмы. А сегодня мы публикуем очерк нашей читательницы, молодой матери Маргариты Зеленцовой, о том, как ее ребенок регулярно калечит ее. Думаем, многим ее боль покажется знакомой.

Все кому не лень говорят о том, что нужно оказывать повышенное внимание женщинам-мамам, особенно только что родившим, особенно оказывать моральную поддержку. Типа им тяжело и психологически, и физически. Ага, это так.

И я хочу сказать о физической стороне вопроса с подросшими детьми.

Моему ребенку шесть месяцев. И за последние полторы недели я два раза была на приеме у офтальмолога с травмой. Глаз. Обоих. По очереди. Потому что мелкий очень быстро машет руками, а удары его сильны как у Джеки Чана в лучшие годы. Ничего сильно страшного, но он оторвал кусок сетчатки, и я пока немного размыто вижу все вокруг.

Маленькие ногти невозможно подстричь так, чтобы они ничего не царапали. Для меня это сравнимо с искусством каллиграфии. За это я и поплатилась. Хотя второй раз ногти были ни при чем, он просто заехал кулаком в открытый глаз. Быстро, чётко, резко и безжалостно.


Еще у него режутся зубы. Уже два есть. Маленькие, острые зубки, которыми он очень не хило прикусывает все подряд. Например, мое плечо несколько раз подряд. Или сосок. Или руку. Или ногу. Да что попадется. С чем бы это сравнить... Знаете, у очков в месте, где дужка крепится с линзой, есть маленький зазор. Вот представьте, что туда попала кожа пальца и вы закрыли дужку. Такой маленький кусочек боли. Вот это примерно так.

На самом деле, пока я писала этот текст и решалась его отправить, зубов резко стало четыре. А потом одновременно начали резаться пятый и шестой. И количество укусов и синяков от них возросло в геометрической прогрессии. Он больно кусает. Очень. И сильно. А еще он не понимает, что это плохо, и когда его ругаешь, он ржет.

Я жду момента, когда разум ребенка начнет крепчать и мои тысячу раз повторенные слова «это плохо, маме больно» до него начнут доходить. Скорее всего, тогда он начнет делать мне назло что-то другое.

Еще у него очень сильные ноги и тоже очень быстрые (и пока еще мало управляемые). Поэтому в верхней части моих ног всегда есть несколько синяков. В нижней части ног, на голенях, всегда много синяков. Потому что с ребенком на руках мало что видно, а еще движения в этот момент не очень грациозны. А еще гормональная перестройка и, возможно, недостаток витамина С. Ну и квартира, похоже, должна быть просторнее.



Ах да, все дети любят дергать маму за волосы. Особенно, если это отдельно торчащие волоски. Ну тут все знают, насколько это приятно.

Так вот. Для детей до года очень дорогие страховки. А для родителей детей до года страховых программ вообще нет. Почему? У меня один ответ: потому что страховым выгоднее страховать даже людей, которые занимаются экстремальным спортом, но не мам. Больше шансов вернуться целой и невредимой после восхождения на Эверест, чем остаться непокалеченной в декрете.

Я смотрю на себя в зеркало и думаю: что же со мной стало? Спина колесом, под глазами иногда синяки, на руках и плечах укусы. Ноги равномерно в крапинку от синяков, а красивые длинные волосы перманентно собраны в гульку на всякий случай. И единственная мысль, которая не дает мне сойти с ума: дети растут быстро. И уже вот-вот я смогу снова нормально видеть и носить красивые платья с открытыми руками и ногами.

А пока я просто дышу. Медленно и глубоко. Ну и по вечерам ем булки и шоколад. У каждого свой способ борьбы со стрессом.



Читайте также
Не пропустите самое интересное
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости
Спасибо, мы будем держать вас в курсе