Редакция
29 October 2021

«А вдруг я не люблю своего ребенка?»: что такое обсессивно-компульсивное расстройство после родов

Навязчивые мысли и постоянные страхи за малыша не покидают многих родителей. Кто-то боится нечаянно причинить вред ребенку, кто-то боится, что «стерильный» младенец чем-то испачкается. Мы попросили клиническую психологиню Анну Сенину из проекта Тревогам.нет рассказать о том, что такое обсессивно-компульсивное расстройство (ОКР) после родов и о методах его лечения.
Иллюстрация Настасьи Железняк
Иллюстрация Настасьи Железняк

Что вообще такое ОКР? Это какие-то навязчивые мысли?

Обсессивно-компульсивное расстройство — это особый вид невроза, не похожий на другие. При нем человек по 40–60 раз в день ощущает острые повторяющиеся приступы ужаса, сопровождаемые одними и теми же образами, мыслями или импульсами.

Главная особенность расстройства — бесконечное повторение этих страхов, при этом между приступами человек страха не ощущает, но ощущает тревожное ожидание повторения приступа («боже, вдруг я сейчас снова подумаю об этом!»).

Наиболее распространено и освещено в обществе расстройство со страхом грязи. Приступ страха грязи сопровождается острой потребностью мыть все вокруг. Также есть, например, страх асимметрии и попытка все раскладывать под прямым углом. Действия, которые помогают уменьшить страх, называются «ритуалами».

Есть различные шоу вроде «Помешанные на чистоте» (Obsessive Compulsive Cleaners), где люди с ОКР со страхом грязи, помогают людям, имеющим страсть к накопительству, убирать дом.

Есть и художественные фильмы, в которых герои имеют ОКР, — например «Авиатор» с Леонардо Ди Каприо, «Великолепная афера» и другие. Стоит отметить, что и сам Ди Каприо живет с диагнозом ОКР, и открыто говорит об этом, как и многие другие звезды — например, Шарлиз Терон, Дэниел Рэдклифф, Дэвид Бэкхем и т.д.

Есть вид ОКР, при котором человек ощущает только повторяющиеся приступы страха, но не делает внешне заметных ритуалов. Послеродовой ОКР — как раз один из них.

Интересное по теме

Что на самом деле скрывается за ширмой идеального материнства: колонка одной мамы

Что происходит с человеком, у которого ОКР после родов?

При послеродовом обсессивно-компульсивном расстройстве человек чаще всего ощущает страх от мыслей и образов типа:

— вдруг я не люблю ребенка;

— вдруг я хочу причинить ему вред;

— вдруг я выброшу ребенка в окно;

— вдруг я схвачу нож и ударю его;

— вдруг возьму подушку или веревку и начну душить ребенка;

— ощущения, что сейчас обзову ребенка грубым словом;

— мысленные повторения ругательств на ребенка или на беременных;

— ощущение, что вот-вот толкну ребенка или беременную;

— мысли о том, что все вокруг грязное и ребенок заболеет, поэтому нужно все мыть;

— ощущение, что ребенок идеально чистый, и что его надо ограждать от любых прикосновений или грязи;

— или просто ощущение, что вдруг я схожу с ума и что-нибудь сделаю неконтролируемое.


Несмотря на то, что человеку кажется, что его пугают мысли, на самом деле, мысли лишь сопровождают приступы ужаса, которые первичны, а вот мысли и образы могут меняться.


И то, что сегодня было совершенно ужасающим, через месяц может не беспокоить или замениться уже на другие не менее ужасающие мысли и страхи. А в какой-то момент люди отмечают, что они ощущают острый приступ страха, и прямо замечают, что пытаются «подобрать» к нему подходящую мысль-причину.

Поэтому борьба с самими мыслями, переубеждение или успокаивание чаще всего бесполезны или даже вредны. А если борьба удалась, то это было все же не ОКР, а обычные страхи.

Интересное по теме

Почему «мама всегда любит своего ребенка» — это миф? Объясняет Вера Якупова

После родов бывает и ОКР, основанное на страхе грязи, о котором мы говорили выше. Такой родитель начинает бояться, что ребенок может заболеть, и начинает мыть все вокруг, перестирывать белье, начинает мыться самостоятельно, постоянно моет самого ребенка и не пускает его на пол или на прогулку.

Какое-то время назад ОКР считалось тревожным расстройством или проявлением депрессии. Из-за этого происходило много ошибок в диагностике и лечении.


По факту, отдельно послеродовое ОКР не лечили, а у мужчин вообще не рассматривали.


Но около десяти лет назад исследования показали, что при ОКР, при тревожном расстройстве и при депрессии в мозге происходят совершенно разные процессы, друг с другом не пересекающиеся и мало коррелирующие.

Благодаря этим открытиям обсессивно-компульсивные расстройства выделили в отдельную группу расстройств, куда вошли также тики и синдром Туретта, потому что их процессы (и проявления) одинаковы, но разной степени интенсивности.

Поэтому можно сказать, что ОКР — это как бы психологический нервный тик, когда психика (так же, как мышца при тике) выдает такой своеобразный нервный тик с постоянным повторением одних и тех вспышек ужасающих чувств, «украшенных» жуткими мыслями или образами.

Интересное по теме

Случается со всеми: о послеродовой депрессии у мужчин

Почему возникает это расстройство — вообще и после родов в частности?

У ОКР целый комплекс причин. Влияет и предрасположенность, и истощение. Но с психологической точки зрения последней каплей, как правило, является длительное нахождение в ситуации особого типа психологического насилия, в том числе, задолго до беременности и родов.

Психологическое насилие — это давление на человека. Обычно это жесткий запрет на реальные чувства и естественные импульсы человека и требование «искренне чувствовать» требуемое, а также делать что-то или находиться с кем-то «искренне».

Начинается такое насилие в детстве. Детям запрещают злиться на родителей и не хотеть в школу. Заставляют искренне любить выбранную родителями профессию, любить младшего брата, тетю или бабушку «по-настоящему, не притворяясь».


Вместо этого хорошо было бы обучить людей принимать весь спектр своих чувств к значимым людям и явлениям в жизни. Разбираться в них и их причинах, определять свои способы любви. Понимать себя.


Но с помощью психологического насилия в человеке сеется сомнение в естественности, приемлемости и разрешенности чувств. Он теряет доверие к себе.

Такого рода психологическое насилие над молодыми родителями тоже весьма распространено в современном мире. Кроме миллиона забот и претензий к ним, их еще заставляют верить в якобы существующие инстинкты, и никого не смущает, что еще в школе на уроках биологии мы изучали, что инстинктов у людей нет

Интересное по теме

Я люблю своего ребенка, но иногда скучаю по свободе. Это нормально?

Матерям запрещают чувствовать тоску по потерянной работе, а отцам запрещают ненавидеть то место, где они работают, потому что отец должен теперь всех содержать и не имеет право на маневры. Матерей гнобят за вспышки гнева на малышей, отцов — за то, что у них появляются мысли сходить в баню с друзьями. Этим родителям не позволяют даже подумать на тему «а не слишком ли рано мы все это затеяли».

А еще тяжелее становится допустить мысль о том, а правильный ли выбор я сделала или сделал в отношении своего партнера. Ведь теперь у нас малыш, и нам придется жить вместе, а если допустить мысль, что мы ошиблись…. Что будет?!

Такое психологическое насилие приводит к тому, что люди изо всех сил подавляют свои чувства, пытаются не просто выжимать, но и проверять на реальность и «искренность» разрешенные. И как сороконожка, которая попыталась понять, с какой ноги она ходит, разучиваются ходить вообще.

Такое насилие срабатывает со всеми молодыми родителями или есть группы с большей предрасположенностью?

Оно срабатывает с родителями, которые очень ответственно и даже гиперответственно относятся к своему малышу, которые любят ребенка и готовы жертвовать собой. Ребенок не становится содержанием навязчивых мыслей, если он воспринимается родителями как обычная часть жизни.

Чтобы развилось послеродовое обсессивно-компульсивное расстройство, нужно обладать не только чувствительностью и пережить психологическое давление. Нужно еще быть человеком, который обладает сильной волей, стремится к совершенству во всем, в том числе, в родительстве, требователен к себе и не прощает себе отклонений от идеала.

Тогда все токсичные указы сверху ложатся на наиболее благоприятную для расстройства почву, вызывая к жизни крепкий невроз. Стоит отметить, что именно такие люди в современном мире нередко добиваются больших успехов в жизни. Поэтому страдающих ОКР так много среди знаменитых людей.

Какие методы терапии наиболее действенны для лечения ОКР после родов?

Есть наиболее действенные, а есть наиболее разрекламированные методы. Наиболее разрекламирован метод когнитивно-поведенческой терапии (КПТ). Он, по моему опыту, хорошо помогает при простых ритуальных формах ОКР. Основная цель метода — обучить человека сопротивляться и контролировать мысли и импульсы.

В целом, метод больше ни на что не претендует, поэтому, как правило, достигает своих целей. К сожалению, адепты этого метода часто говорят о том, что полностью ОКР неизлечимо, и нет возможности жить без него, а можно только научиться управлять этим расстройством. Но это не так. При отсутствии сопутствующих патологий можно вполне рассчитывать на полное решение проблемы.

Интересное по теме

5 способов получить психологическую помощь и не разориться

Краткосрочная стратегическая терапия (КСТ) рассматривает расстройство как зацикленную систему, которую можно полностью «обезвредить». Психологи КСТ используют протоколы, которые содержат множество парадоксальных методов работы, взламывающих логику навязчивостей изнутри.

Если в КПТ человека обучают на каждую самостоятельно возникшую жуткую мысль доказывать себе, что это лишь мысль, и сам человек так не думает, и ему нужно продышаться и успокоиться, то в КСТ психолог выясняет индивидуальный механизм, поддерживающий этот «психический тик» у человека, и назначает, например, упражнение «Будильник».


То есть он предлагает маме или папе по будильнику по пять раз в день специально проверять, не появилась ли у него сейчас такая чудовищная мысль.


Такие проверки ломают сложившийся механизм избегания приступов страха, и делают человека хозяином положения. Он сам инициирует проверку мысли, и… как правило, ничего не обнаруживает. Он становится охотником, а мысли — добычей. И патологический механизм ломается, количество спонтанных приступов страха снижается. Психологи этого направления стремятся к решению проблемы полностью и чаще всего специалистам это удается.

Также хорошо показала себя эриксоновская гипнотерапия — это недирективный разговорный гипноз, при котором человек погружается в состояние транса незаметно, а обращение терапевта включает в себя множество аллегорий, метафор и притч, которые помогают нарушить логику возникновения ОКР.

Этот метод основан на убеждении в том, что у человека есть бессознательные позитивные силы, которые можно высвободить, чтобы человек смог сам решить поставленную задачу.

Что касается других признанных методов психотерапии, таких как психоанализ, гештальт-терапия, экзистенциальный анализ, психодрама и другие — в этих направлениях выработано мало специфических средств для коррекции именно ОКР. Но они помогают проработать условия, в которых расстройства появились, и поэтому тоже могут облегчить положение человека.

Медикаментозное сопровождение может быть выбрано клиентом, но при послеродовом ОКР оно, во-первых, реже требуется, потому что эта форма все же легче, чем подростковые формы ОКР, а, во-вторых, мамы часто кормят грудью в это время и совмещение с медикаментами оказывается невозможным. Одни лишь медикаменты, к сожалению, тоже редко дают идеальный результат, но обострения снимают хорошо.

Интересное по теме

Проект о ментальном здоровье матерей «Бережно к себе» опубликовал базу бережных психиатров

Чем отличается ОКР у матерей и у отцов?

По содержанию ничем не отличается. Есть отличия в статистике. У мужчин ОКР чаще появляется при проблемах на работе, потому что у общества больше претензий к социальному успеху мужчин. Послеродовое ОКР у пап появляется реже, чем у мам, и, по моему опыту, чаще всего, появляется у пап мальчиков-первенцев, а также у очень молодых отцов.

Вероятно, потому что социально навязываемые ожидания в этом случае ярче. Нужно ведь ощущать, что ты исполнил смысл своей жизни, ощущать невероятную радость и стремление плотно заниматься сыном.

Отцы точно так же, как и матери, боятся толкнуть ребенка, причинить ему вред, они могут испытывать чудовищные импульсы, за которые им ужасно стыдно.


Отцы реже признаются в наличии послеродового ОКР, потому что боятся, что они сошли с ума, что их состояние невозможно вылечить, что жена бросит и отлучит от ребенка.


Ведь одно дело, когда мама боится причинить вред ребенку, а другое дело, когда это боится сделать сильный физически отец. Люди воспринимают такие вещи очень предвзято, поэтому важно продолжать просветительскую деятельность в этой области.

Общество должно знать, что имеющие навязчивые мысли люди безопасны для окружающих. Им не требуется лечение в стационаре (если нет других каких-то патологий), им даже не обязательны медикаменты.

Что будет с расстройством, если не предпринимать попыток терапии? Оно может пройти само?

Обычно без лечения расстройство усиливается и набирает обороты. Фабула мыслей (их внешнее содержание) меняется. Началось, например, с того, что «вдруг я толкну ребенка», а потом уже пошли мысли, что «вдруг я вообще псих и толкну любого человека на улице», «вдруг я кого-то избил и забыл» и так далее.

Человек при ОКР начинает совершать действия, которые кажутся ему помогающими практиками. Переубеждает себя, объясняет, что он любит малыша, что все безопасно, сопротивляется мыслям, но одновременно прячет ножи, старается не купать ребенка в одиночестве, не оставаться с ним наедине и так далее. Изменение образа жизни под расстройство всегда закрепляет само расстройство, и ОКР начинает отвоевывать все новые рубежи.

Может ли ОКР пройти само? В психологии может быть все, просто не так часто. Бывает, что ОКР проходит само на некоторое время, а потом возвращается с новой силой.


Бывает, что люди жалуются на навязчивые мысли о том, что вдруг они что-то сделают ребенку, но навязчивые мысли — это не обязательно расстройство.


У всех бывают навязчивые мысли. Они часто проходят сами собой. ОКР все же гораздо реже радует спонтанным излечением. Зато с помощью психолога, специализирующегося на работе именно с ОКР, и иногда с добавлением медикаментозной терапии, можно либо избавиться от расстройства полностью, либо максимально облегчить его течение.

Не пропустите самое интересное
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости
Спасибо, мы будем держать вас в курсе