«Это тебе Боженька трамплин послал». Таня Шеремет — про тыквенный латте и свободу быть собой

Поговорили с мамой троих детей, авторкой книг, театральных инсценировок и одного скандального поста в интернете.

9 ноября 2022
Анна Косниковская
Фото из личного архива Тани Шеремет
Фото из личного архива Тани Шеремет

В августе Таня Шеремет вместе с семьей переехала в Израиль из Петербурга. Ее пост в одной из групп для новых репатриантов с вопросом, где найти тыквенный латте, неожиданно взорвал интернет, породил десятки обсуждений и мемов. Высказаться на эту тему захотели многие — от Михаила Шаца* до Александра Цыпкина и Страдающего Средневековья.   

Скриншот поста Тани Шеремет

Реакция на невинный пост про тыквенный латте оказалась невероятно мощной: неожиданно задело всех — от России до Канады. Про что для тебя этот кейс?

Для меня вся эта ситуация — про то, что люди очень долгое время по разным причинам отказывали себе в каких-то бытовых, как им казалось, излишествах. И в результате, когда они увидели, что кто-то не собирается делать так же, их, конечно, бомбануло. Им было дико увидеть, что кто-то смеет думать о том, где найти какую-то неведомую фигню, которая — ну даже не просто чашка кофе — а просто какое-то съедобное извращение.

Фото из личного архива

А еще есть люди, которым сейчас плохо, которые проходят тяжелый период и не имеют возможности думать о том, чего бы они хотели на самом деле. А еще — люди, которые в первую очередь думают о том, что сейчас идет *****, а у нас, по их мнению, нет никакого морального права задумываться об излишествах.

Оказалось, что очень большое количество людей отказывали себе в таких вещах. И поэтому, конечно, у них вызывает раздражение, что кто-то продолжает думать о об этом, осознанно относится к себе и к своему телу, своим желаниям.

Интересное по теме

Желания и просьбы ребенка важны. Колонка о том, почему откликаться не значит баловать

В связи с этим напрашиваются какие-то исторические аналогии — как будто бы это все уже было, не находишь?

Нам рассказывали, как еще в середине XX века Голда Меир приехала в кибуц, и ее там тоже гнобили за то, что она хотела, к примеру, заменить эмалированные кружки стаканами. Да, питались они плохо, но она пыталась как-то улучшить обстановку. Я ни в коем случае не сравниваю себя с Голдой Меир, но эта аналогия кажется мне наиболее точной. Это все та же история про людей, которые пытаются сделать мир лучше, начав с маленького, с того, что зависит от них.

Многие вспоминали, что в 90-е тоже кто-то хотел колбасы, а кто-то искал семечки. Сейчас я слышу от многих: «Раз ты приехала в новую страну, то тебе надо забыть про старую жизнь — все теперь будет иначе». Мы уже все поняли прекрасно, что по-старому не будет никогда. Но как раз умение находить что-то, за что ты можешь цепляться, очень помогает жить сегодня.

Интересное по теме

«Персики на варенье»: как семьи выживали в 90-е

Отдельно восхищает то, как ты изящно вышла из этой ситуации. Она вполне могла бы стать очередным «кейсом отмены», а стала примером, как выжать лимонад из лимонов.

Что за качество помогает тебе сохранять самообладание в этой ситуации, которую многие, к слову, расценили как травлю?

Слушай, ну, во-первых, как сммщик со стажем я знаю, что удалять посты противопоказано: Гугл все помнит. То есть за свои слова надо отвечать. Если ты молчишь, то тогда на тебя еще активнее навешивают ярлыки. Муж сначала меня ругал: зачем ты ходишь по всем веткам, что-то там оправдываешься, чего-то там комментируешь! Я просто пыталась понять, кто сейчас передо мной, кто мне пишет. Кому-то я сочувствовала, до кого-то пыталась донести свою позицию.

Что меня действительно сильно задело, так это глумление надо мной на чужих страницах. Да, я написала этот пост с долей иронии и самоиронии. Но это не значит, что надо мной можно глумиться: «Ха-ха-ха! Смотрите, какая дурочка». В какие-то моменты меня это задевало, и я пыталась пояснить свою позицию. Возможно, где-то не соблюдая должного отстранения. Иногда, даже через несколько дней, люди приходили ко мне в личку и говорили: «Ты знаешь, я еще раз посмотрел на эту ситуацию, перечитал твой пост и твои к нему пояснения. Прошу прощения, что я тебя задел». Некоторые даже предлагали: «Давай я удалю свой пост?» Я отвечала, что это уже бессмысленно. В общем, я пыталась, сохраняя максимальную для меня в этой ситуации отстраненность, помнить, что люди сейчас говорят не про меня.


И когда они пишут мне, что, вот, конечно, у вас больше нет других проблем — они просто меня не знают, у них в голове куча каких-то проекций и установок, которые они на меня навесили.


Собственно говоря, в этом кейсе самое важное — именно моя реакция. Если бы я удалила пост или просто ушла бы молча рыдать в сторонку, это так и осталось бы небольшим событием внутри группы. Ну захейтили очередную девчонку, подумаешь. Это ведь происходит регулярно. Несколько месяцев назад был пост про лавандовый раф, а до этого какая-то девушка имела неосторожность спросить, где можно поесть устриц. Ее тогда тоже закидали тапками. Спойлер: сейчас она водит по Хайфе гастрономические экскурсии.

Мне хотелось донести до людей, что мир не делится на черное и белое. И что если вам что-то показалось, надо уточнить, а не поливать человека токсичными помоями. Я попыталась при этом не уходить в агрессию и в обвинения, а искренне понять, почему людей так триггернуло.

Интересное по теме

Матерей стыдят и обзывают в соцсетях, но ведь это же не по-настоящему? Нет!

Если бы у тебя была возможность вернуться назад, ты написал бы этот пост еще раз?

Написала бы, потому что вижу определенные профиты, которые из этого получила. Это звучит, наверное, немного эгоистично. Но я считаю, что сделала в своей жизни много хороших вещей, которые по какой-то тотальной несправедливости не получили необходимую долю внимания.

Я занималась театром и популяризаторством искусства, писала книжки, работала на радио, делала проект про социальные инициативы. И почему-то это не вызывало никогда такой бури эмоций у людей, не приносило мне столько известности. И поэтому я считаю, что очень здорово, что у меня сейчас здесь, на новом месте, где я всего два с половиной месяца, появился такой социальный капитал.

Фото из личного архива

Люди, которые на меня подписались, возможно, останутся со мной, и это поможет мне нести доброе, вечное. Как сказала Маша Орлова (бывшая пиар-директорка издательства «Самокат», — прим. НЭН), «это тебе Боженька трамплин послал». Не знаю, почему он мне решил его послать, но я, конечно, не собираюсь делать вид, что со мной ничего не произошло. Я им постараюсь воспользоваться. И, возможно, через какое-то время люди перестанут говорить про меня как про Таню, которая спросила про латте, а будут говорить, например, что это Таня — хороший драматург, публицист и писатель.

Вы в Израиле уже два с половиной месяца. Есть ли уже что рассказать о своих впечатлениях? Как себя чувствуют дети сейчас?

У нас, как мне кажется, не совсем типичный для нынешних времен способ эмиграции. Мы не убегали, упаковав чемоданы за один день — мы приняли это решение вечером 24 февраля, вместе с мужем, и дальше к нему планомерно готовились. Узнавали информацию, отправляли документы, рассказывали детям. Детям я сообщила за два месяца до отъезда, чтобы они имели возможность со всеми попрощаться. Сложнее всего, конечно, было старшей, потому что ей было что терять: у нее уже сложился круг общения и даже был жених. В общем, у нас было время подготовиться и прожить это вместе.


Когда мы сюда приехали, неделю или две у нас был такой конфетно-букетный период с новой страной. Тогда я внезапно для себя осознала, что мне дышится легко, что мне не страшно ходить по улице, что мне не страшно писать комментарии в интернете. Я поняла, в каком напряжении жила все время до этого.


А потом пришло осознание, что здесь все работает совершенно по-другому, что здесь совершенно другие ценности, что у меня здесь нет друзей, что придется попрощаться с моей профессией, с планами. Да, я понимаю, что придется все собрать заново и что я обязательно справлюсь и соберу. Но вот этот момент осознания, что я все безвозвратно утратила и своими же руками задушила ту жизнь, которая мне очень нравилась, — он был очень болезненный.

Интересное по теме

«У меня одна жизнь, у моих детей — одно детство. Я просто не понимаю, как можно оставаться, если есть возможность уехать»

Мы уезжали отчасти ради детей, потому что нам не хотелось, чтобы они росли в той системе, которая сейчас становится нормой в России. Детям нужно расти в атмосфере абсолютного неприятия насилия. Для нас это была операция по эвакуации детей. И когда мы их вывезли, они очень быстро почувствовали разницу. Во-первых, в отношении к ним окружающих. Израиль — это очень детоцентричная страна, тут все — за свободное воспитание. Никому в голову не придет сделать замечание кричащему на улице ребенку. Если у ребенка какие-то проблемы с поведением, все улыбнутся и сочувственно на тебя посмотрят, потому что все прекрасно понимают, что такое дети.

Дети адаптировались гораздо быстрее. Ну, во-первых, им не надо думать, откуда взять деньги. Мы очень стараемся им здесь сделать жизнь лучше той, к которой они привыкли в России. Мы изначально приехали сюда в лучшие условия: там мы жили в однушке впятером, а сюда приехали в четырехкомнатную квартиру. Здесь рядом море.

Фото из личного архива

И я все время старалась, памятуя слова Димы Зицера в подкасте Михаила Шаца*, замечать хорошее. Он предупреждал родителей, которые везут детей в вынужденную эмиграцию: «Подумайте, зачем вы уезжаете? Если вы уезжаете ради детей, тогда почему, когда ребенок просит вас купить мороженое, вы говорите ему: „Извини, денег нет“? Вы действительно уезжали ради ребенка?»

* — Михаил Шац внесен Минюстом РФ в «реестр физлиц, выполняющих функции иностранного агента».

Понравился материал?

Поддержите редакцию!
Ликбез Глазами ребенка: современные детские книги о войне
Книги нужны во все времена — они помогают понять, что происходит в мире, как он менялся и меняется, какие отношения складываются между людьми, какими бывают сем...