Лена Аверьянова
27 June 2021

Какое ваше тело

Воскресное письмо Лены Аверьяновой о форме после родов, похудении к лету, «лишних» волосах и о том, почему нам давным-давно пора отказаться от этих понятий.
Коллаж Лизы Стерльцовой
Коллаж Лизы Стерльцовой

На днях моя коллега, подруга и потрясающая журналистка и мать Настя Красильникова выпустила эпизод своего нового подкаста «дочь разбойника», посвященного женщинам (помните, я уже о нем рассказывала?). В нем речь шла о женском теле и культуре похудения, подпитываемой маркетингом и медиа.

С одной стороны, ну сколько можно уже это обсуждать, ведь мы вроде бы пришли к консенсусу «мое тело — мое дело» — как до родов, так и после них. Да, но нет. Мы с вами продолжаем жить в мире людей и явлений, а значит, так или иначе сталкиваемся и взаимодействуем с теми образами, решениями и действиями, которые нам транслируются извне.

И если нам, жителям уютного информационного пузыря, где, как говорит Алексей Пивоваров, все все понимают, вполне ясно, что пора пересмотреть отношение к женскому телу как к объекту (и по мере сил мы стараемся это делать), то для массовой культуры это все далеко не так.


Просто возьмите любое популярные издание, которое пишет для женщин — и вы убедитесь в том, что своих читательниц они все еще держат в клетке стереотипов, которые прекрасно продаются.


Худей к лету, убери из рациона сахар, вот тебе 118 способов эффективно натереть задницу волшебным скрабом против целлюлита, а вот фотографии Джиджи Хадид, которая, в отличие от тебя, курица ты такая, уже пришла в форму после родов! Этот гвалт невозможно игнорировать, даже если очень хочется.

Когда-то давно под текстом о том, как масс-медиа заставляют женщин поскорее «возвращаться в форму» после родов — не дай бог кто узнает, что ты родила человека — одна читательница написала комментарий с призывом просто не обращать внимание на то, что тебе льют в уши из каждого утюга.


Легко сказать — почти так же, как: «Спи, пока спит ребенок».


Но в реальности это практически невозможно, ведь во все времена человечество формировало свои взгляды и культуру их восприятия с опорой на множество факторов — от авторитетных заявлений людей с трибуны до слухов, расползавшихся с молниеносной скоростью.

Сейчас с этим успешно справляются СМИ и инфлюэнсеры — в их руках сосредоточена власть над тем, что мы будем думать о себе, своих телах и необходимости бесконечно их исправлять.

К 2020-м годам эта монструозная машина, работающая на продажах и комплексах, раздавила так много самооценок, что мы наконец начали замечать ее жертв. Именно поэтому и начались эти разговоры о теле — о праве женщины на то, чтобы не только жить в той оболочке, которая у нее есть на данный момент, но и быть видимой.

Не униженной заголовком «Не пришла в форму после родов,  — потеряла мужика!», а репрезентованной на страницах самых разных изданий — не только передовых и прогрессивных, а самых обычных, тех, что можно почитать в метро по дороге на работу или купить в ближайшей Роспечати.

Субъектность женщины и ее тела только начали проклевываться в нашу реальность — именно поэтому мы больше не игнорируем заявления типа того, что сделал комик Иван Абрамов о своей жене и своем требовании к ее размеру.


И хотя очень многие все еще измеряют собственные параметры по навязанным стандартам красоты, все-таки голос тех, кто хочет возопить: «Алло, хватит уже!» уже слышен, уже различим.


В тех же подкастах, в текстах вроде этого, в заявлениях и внешности опиньон-мейкеров, которые готовы быть живыми людьми, а не голограммами собственных образов.

Мне нравится, что мы так активно, так много обсуждаем тему тела — она заслуживает того, чтобы быть проработанной, перекроенной и выпестованной заново. Чтобы бодипозитив не приравнивали к «пропаганде нездоровья и лени», чтобы женщины не пугались собственных отражений в зеркалах и чтобы наши дочери не клали свои жизни на погоню за «идеальным телом».

Я очень хочу, чтобы уже сейчас мы все перестали считать заголовки о том, что Кэти Перри не пришла в форму после родов, а Блейк Лайвли, многодетная мать — на минуточку,  — выбрала платье, которое не делает комплименты ее фигуре, нормальными. Чтобы мы перестали измерять самих себя по шкале, изобретенной авторами вот таких вот заголовков.


Кто, блин, они вообще такие? Кто дал им право оценивать наши тела и безапелляционно вешать ярлыки на женщин?


В подкасте Насти про тело одна из ее гостий, психолог Юлия Лапина, размышляет о том, что же первично — давление массовой культуры или тревожность женщины относительно собственных размеров,  — и приходит к выводу, что это сообщающиеся сосуды. И иначе, конечно, быть не может.

Но я думаю, важно помнить о том, откуда ноги растут — а растут они из маркетинга, который придумал женщинам кучу проблем— от «лишних» волос до «лишних» килограммов после родов. Невротизация женщин насколько интенсивна, что мы даже перестали считать ее помехой, все просто живут с ощущением того, что мы в принципе всегда должны думать о том, что едим, как выглядим и не бросаются ли в глаза окружающим наши вовремя не прореженные брови?


Достаточно ли мы хороши для того, чтобы начать уже жить или все-таки еще надо немножко поограничивать себя и только потом разрешить себе свободно выдохнуть? Но только не сильно, а то живот вывалится из джинсов!


Я рада, что дискуссия — пусть пока еще дискуссия, а не консенсус — о теле женщины идет на разных площадках и каналах. И что даже адепты ЗОЖ и спорта — например, певица, мать и бизнесвумен Оля Маркес — готовы говорить о пагубности культуры похудения и мизогинии, льющейся на нас со страниц множества медиа. И это прогресс, прорыв и огромный шаг для всех нас.

Так что нет, никто не обязан приходить в форму после родов — даже Кэти Перри.

Берегите себя и детей!

GIPHY

Главред НЭН

Лена Аверьянова

/

/

Не пропустите самое интересное
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости
Спасибо, мы будем держать вас в курсе